Чубаров: уступив России, Украина откроет "ящик Пандоры"

21.3тЧитать новость на украинском

Как грибы после дождя появляются планы "спасения" Украины за счет Крыма. Полуостров хотят то снять с повестки дня, то отдать в аренду. На этом фоне "Обозреватель" решил побеседовать с главой Меджлиса крымскотатарского народа, народным депутатом от Блока Петра Порошенко Рефатом Чубаровым.

Чем грозит Украине "компромисс" с Россией, во что превратился полуостров за 3 года аннексии, есть ли шансы вернуть Крым– читайте в первой части интервью.

- Недавно в Минюсте заявили, что Россия планировала аннексию Крыма еще в 2013 году, и Янукович об этом знал. На ваш взгляд, имела место какая-то сделка?

- Не могу сказать, что был какой-то сговор между Януковичем и Путиным по поводу Крыма. Но исхожу из того, что в доступной для понимания Януковича форме Россия на это фактически намекала. Были определенные подтверждения тому, был достаточно четкий алгоритм антиукраинских действий Москвы. Я имею в виду, например, Харьковские соглашения о продлении срока пребывания военно-морского флота в Севастополе. Это все говорило о том, что Россия оттуда не уйдет. Поэтому такие сигналы Януковичу должны были быть понятны.

- То есть, на ваш взгляд, Россия давно вынашивала план аннексии Крыма?

- Думаю, Россия имела более 2-3 сценариев развития событий в Украине. При условии, что в Украине будет происходить нечто такое, что, по мнению Кремля, несет угрозу России.

- 3 года аннексии - во что превратился Крым?

- Есть разные высказывания о Крыме. Одно из них звучит так: полуостров страха. Думаю, это одна из самых точных характеристик. Люди, независимо от национальности и взглядов, живут в страхе. Они не уверены в том, как их действия и слова будут восприняты оккупационными властями, не уверены в том, что однажды утром и к ним не придут. Но господство страха в обществе не означает, что все люди поголовно подчинились оккупантам. Это далеко не так.

- Каким вы видите путь возвращения Крыма?

- Нет такой формы, которая бы нами воспринималась в линейном смысле. Скажем, речь не идет о военных действиях или об уговаривании России. Думаю, здесь должен иметь место целый набор факторов. Но правда в том, что главным фактором, который поможет Украине восстановить территориальную целостность, является усиление давления на Россию со стороны мирового сообщества. В первую очередь усиление экономического давления.

- Международная ситуация развивается для Украины не лучшим образом. Есть проблемные выборы во Франции и Нидерландах, не совсем понятна позиция Трампа и тому подобное. Есть риск того, что Запад потеряет интерес к Украине?

- Действительно, международные события сейчас ставят перед нами очень много вопросов, привносят беспокойство. Мы должны найти такие формы поведения, которые не позволили бы нашим партнерам оставить нас один на один с Россией. Во-первых, мы должны предоставить нашим партнерам уверенность в нашем системном развитии, показать себя успешными. Во-вторых, мы должны показать себя решительными.

Надо четко сказать: "Достижение мира на Донбассе, возвращение контроля над границей на востоке, проведение демократических выборов в отдельных районах Луганской и Донецкой областей - все это хорошо. Но наша задача - восстановление территориальной целостности Украины. То есть возвращение и Крыма".

- Но в Украине уже сейчас раздаются голоса за снятие с повестки дня возвращения Крыма (план Пинчука, план Артеменко). Как быть с этим?

- Не знаю, те статьи - их собственная инициатива или нет. Но мне кажется, что это была какая-то разведка: готово ли украинское общество воспринять такой сценарий. За этой разведкой не обязательно стоит ФСБ, это могут быть и наши партнеры. Но украинское общество в виде журналистов, экспертов, общественности, в частности крымскотатарской, дало достойный публицистический отпор. Очень четкие оценки прозвучали и из Администрации президента Украины.

Будем считать, что тест пройден, но это не означает, что такие попытки не будут повторяться. Думаю, они могут усиливаться со стороны американской администрации, которая будет искать различные варианты, подобные подходы. Не исключено, что они найдут поддержку и среди некоторых лидеров западноевропейских стран, и обязательно будут те, кто положительно оценит их и в Украине.

Один из путей блокирования этого сценария - принятие нового закона об оккупированной территории. Сейчас есть депутаты, которые работают над следующей формулой: неконтролируемые территории Донбасса и оккупированный Крым будут находиться в одном статусе, и все вопросы, которые касаются их возвращения, станут взаимосвязанными.

- На ваш взгляд, найдутся голоса в поддержку подобного законопроекта?

- В ситуации, которую имеем сегодня, думаю, найдутся. Может, через полгода голосов уже не будет, к сожалению, этого не могу знать.

- Гипотетически, если Украина примет подобный компромисс, какие будут последствия?

- Во-первых, не будет достигнута цель. Не было еще такого, чтобы уступка была воспринята Россией как предпосылка для установления нормальных отношений. Во-вторых, такая уступка может стать находкой для определенных политиков в соседних странах, которые могут прибегнуть к подобным территориальным посягательствам. Почему нет? Мы же четыре года назад тоже не думали, что Россия поступит таким образом. То есть мы просто откроем "ящик Пандоры".

В-третьих, это унижение украинского общества. Украинцы будут жить с ощущением того, что они сделали уступку, которая унизила нацию. Какие процессы начнутся в украинском обществе, можно только догадываться. Но эти процессы не пойдут на пользу государству, если оно вообще сохранится после такой "уступки". Это будут крайние политические процессы. Всегда будут люди, которые будут требовать демарша.

- А вы рассматриваете путь военного или военно-дипломатического возвращения Крыма и Донбасса?

- Если честно, нет, военного - нет. Здесь должен быть конгломерат различных факторов. Прежде всего, как я уже говорил, фактор дальнейшего экономического, дипломатического и политического давления на Россию. Это должно быть нечто схожее с давлением на Сербию во время распада Югославии. Там была безумная инфляция, была практически заблокирована экономическая деятельность, и Милошевичу пришлось сесть за стол переговоров.

Некоторые западные политики предлагают странный подход в отношении России, говорят о возобновлении диалога через снятие санкций. Это ложный путь. Сильная Россия, точнее неослабленная Россия, за столом переговоров получит только новые возможности для расширения агрессии. Любой диалог, при условии сохранения потенции России, будет восприниматься Москвой как поражение Запада.

- Это касается и австрийского плана по поэтапному снятию санкций?

- Да. Понимаете, если снятие санкций приведет к восстановлению целостности Украины, мы только за. Но так не будет.

Мы даем возможность западным политикам все время находить какие-то неприемлемые формулы. Однажды одна из этих формул может "выстрелить", и тогда мы окажемся на обочине с нерешенными проблемами.

- Если смотреть на ситуацию реалистично, вообще есть шансы вернуть Крым в ближайшие, скажем, 5 лет? Или это все же гораздо более длительный процесс?

- Без доведения России до состояния экономического отчаяния почти нет. Военный вариант я исключаю. Россия должна столкнуться с угрозой распада. Он может начаться благодаря тотальному экономическому упадку. Сегодняшних санкций достаточно, чтобы удержать Россию от дальнейшей агрессии. Но их крайне недостаточно, чтобы заставить ее вернуться к рамкам международного права, покинуть оккупированные территории Украины. Если завтра перед Россией замаячит угроза распада, уже она будет вынуждена просить мир о помощи, и тогда мир будет устанавливать свои правила.

Читайте также на "Обозревателе" заявление МИДа Украины о подготовке Россией аннексии Донбасса по крымскому сценарию.  

Читайте все новости по теме "Аннексия Крыма" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости