Вороненков: за аннексию Крыма голосовали под угрозой смерти

38.8тЧитать новость на украинском

Об обстоятельствах переезда в Украину; атмосфере, царившей в Госдуме во время голосования по аннексии Крыма; сетях, раскинутых кремлевской ОПГ, - об этом и многом другом читайте в первой части интервью "Обозревателя" с переехавшем в Украину экс-депутатом Госдумы Денисом Вороненковым.

- Насколько я знаю, вы перебрались в Украину примерно в конце декабря и все это время не выходили на контакт с прессой. Опасались за свою жизнь или были другие мотивы?

- Я переехал в Украину еще раньше. А мои действия связаны лишь с мерами безопасности. Война в Украине длится вот уже три года, практически каждый день гибнут люди. Вы сами видели массу разоблачений, когда готовились покушения на людей, занимающих достаточно высокие посты. Мы ведь прекрасно понимаем, кем являются наши оппоненты на сегодняшний день.

Источник: Телеграф

- Ситуация действительно невеселая. Летом был убит Павел Шеремет, недавно предотвращено покушение на Антона Геращенко. И в обоих случаях одна из основных версий - "российский след". Не боитесь, что теперь вы станете следующей мишенью для ФСБ?

- Целью может стать любой человек, в том числе и вы. Конечно, я же не идиот. Я все прекрасно понимаю. Для этого мы стараемся сейчас все это облечь в публичное пространство, чтобы люди знали и понимали.

- Уже знаете, чем будете заниматься в Украине?

- Жить, работать, стараться быть полезным, реализоваться.

- Строите политические планы?

- Нет, вы знаете, моя принципиальная позиция такова, что политику в Украине должны делать украинцы, люди, которые хорошо в ней ориентируются. Я не очень хорошо разбираюсь в различных политических течениях (Украины. — Ред.) и вообще стараюсь делать то, что хорошо умею. Я юрист, доктор политических наук, профессор. Много лет заведовал кафедрой теории государства и права и думаю, что буду двигаться в этом направлении.

- Уже бывали прецеденты, когда к нам приезжали российские активисты, оппозиционеры, а потом возвращались обратно, потому как не нашли в Украине свое место. Вы уже освоились?

- Я очень хорошо знаю Украину. Это для меня родная страна, поэтому мне не надо здесь осваиваться. Возможно, я знаю ее лучше вас. Я свое детство проводил в Херсоне, Мариуполе, Евпатории. Часто приезжал, бывал в Киеве неоднократно. Так что Украину я знаю не понаслышке.

- То есть если завтра против вас закроют дело в России, то вы не захотите вернуться обратно и продолжить противостоять путинскому режиму?

- Вы знаете, меня это уже вообще не интересует. Начнем с того, что никакое дело против меня не было открыто. Это чистая ложь и фейк. Рассказать, как в России это происходит? Сначала возбуждают дело в отношении неких неустановленных лиц, а потом в это дело, в зависимости от политической конъектуры вводят Пашу, Петю, Диму, Сашу, Дениса – на кого пальцем покажут. Потому в отношении меня сейчас нет никакого дела, и меня не интересует, что они сделают: откроют, закроют и так далее. Я для себя принял решение, что при этом режиме в России я жить не буду никогда.

- В России ваш переезд в Украину восприняли довольно остро. Не думали о том, что выбери вы одну из западноевропейских стран, то было бы гораздо проще?

- Кому проще? Вы понимаете, я очень люблю Францию. Хорошо знаю французский и английский языки, но я всегда говорю, что для любого мужчины в жизни важна самореализация: иметь профессию, быть полезным, востребованным. Вы поймите, мне 45 лет, мне сложно переделать свой уровень общения, взаимоотношений. Моим детям проще - они дети мира, ездят за границу и все такое, а мы статичные люди, поэтому зачем? Украина, Беларусь, Россия – это одна страна, которая, к сожалению, была разделена усилиями политиков-негодяев, начиная с ельцинских времен и вообще до сегодняшнего дня.

Мне наоборот очень нравится то, что сегодня Украина ведет борьбу за то, чтобы быть действительно независимой страной. Потому что любая свобода завоевывается кровью, а в 1991 году Украина не стала свободной, произошло лишь юридическое разделение. Я сейчас очень хотел бы присоединиться к этой борьбе...

- После ваших слов в голове возникает диссонанс. Вы называете, Украину, Россию и Беларусь - одной страной, а затем...

- Нет, это не одна страна, вы меня немного неправильно поняли. Это единые народы с едиными корнями, у нас один менталитет. Я не чувствую разницы между людьми в России и Украине. Хотя у меня многие друзья, которых я считал достаточно нормальными адекватными людьми, задают вопросы: "Слушай, а как ты живешь там в Киеве?", я говорю: "В смысле?", "Ну там же везде жидо-бандеровцы, укро-фашисты ходят". Поэтому уровень влияния пропаганды в России нельзя недооценивать.

Я всегда говорил, что когда Россия была слабой в 1991 году, лежала на боку, ведь никто же не украл у нее Калининградскую область. Украина оказалась в такой же ситуации благодаря Януковичу, да и предыдущим руководителям. Но Россия поступила именно таким образом…

- Но в 2014 году ваш голос тоже был за аннексию Крыма. Как вы это прокомментируете?

- Это голосование несло в себе опасность для жизни и личной свободы. Причем многим говорили, что кто не проголосует, тот от Госдумы на 50 метров не сможет уйти. Мой коллега Илья Пономарев (экс-депутат Госдумы. - Ред.) уже тогда находился в конфронтации с властью, пребывал в жесткой оппозиции. Он был достаточно публичным человеком не только в России, но и Украине. С ним нельзя было поступить так, чтобы просто он исчез и все. А скажите, кто бы вспомнил Дениса Вороненкова? Я прекрасно понимал те риски, которые есть для меня и, в первую очередь, не для меня лично, а для моей семьи, для моих детей.

Первый сбор Госдумы и Совфеда после аннексии Крыма. Источник: Сноб

- А какая вообще обстановка царила тогда в Госдуме? Присутствовал этот истерический накал: "Давайте заберем у хохлов наш Крым быстрее"?

- Да никто не понимал, что происходит и для чего это нужно. В России царит система тотального страха, все решения принимаются внутри кремлевской ОПГ. Если ты не внутри, то реализовать себя невозможно нигде и никак, поэтому все люди и боятся. К тому же не забывайте, что у всех есть жены, дети, которым тоже нужно жить.

То же самое и с нашими журналистами. Сейчас вся система СМИ финансируется больше, чем ЖКХ, все они существуют за бюджетные деньги. Все журналисты понакупали огромное количество квартир, у них огромные зарплаты – от 50 тыс. долларов, огромное количество ипотек. Да они будут что угодно кричать про Донецк, Крым и так далее. Всех несогласных представителей СМИ власть уничтожает предельно жестко, им некуда потом пойти.

Вот вы мне говорите, почему я такую позицию занял, а что, я должен был пойти умереть? Кому нужна эта смерть? Кто будет кормить моих детей, семью? Неужели я хоть раз вышел, сказал плохое слово про Украину? Да никогда я этого не делал, я не пошел ни на одно ток-шоу, потому что эта власть хочет всех замарать. Бывают ситуации из разряда "выбор без выбора", когда ты понимаешь, что не можешь прыгнуть выше головы.

Вторую часть интервью с экс-депутатом Госдумы Денисом Вороненковым читайте на "Обозревателе" в ближайшие дни.

Читайте все новости по теме "Аннексия Крыма" на Обозревателе.

Наши блоги