УкрРус

Первая встреча Путина и Трампа: появился прогноз, чего ожидать Украине

13.5т

На полях саммита G20 в немецком  Гамбурге, который пройдет 7 и 8 июля, состоится встреча президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа.

Лилия Шевцова - один из самых авторитетных российских экспертов-международников, специалист по России и США, в интервью DW поделилась своими ожиданиями от встречи. 

- На фоне событий последних лет первой встречи российского и американского лидеров, Владимира Путина и Дональда Трампа, давно не ожидали с таким нетерпением. Какой она будет?

- Во-первых, нужно взглянуть на эту встречу как на парадокс. Удивительно, что в ситуации неопределенности в мире значение этой встречи легко предвидеть. Сам формат "на полях" предполагает, что у встречи не может быть серьезных последствий. Тем не менее, саммит символичен в силу того, что обе стороны готовы искать рабочий формат для нормализации отношений. Дополнительный парадокс заключается в том, что у Трампа и у Путина, которые попытаются имитировать успех, будут с этим проблемы.

Для Путина саммит вряд ли будет сделкой и сдачей каких-то американских позиций, поэтому не может быть использован для спасения лица. А у Трампа тем более - если саммит не удастся и рукопожатия не получится, то о нормализации не стоит и мечтать. Тогда зачем встречались? А любой позитив будет играть против Трампа, которого обвиняют в продажности Кремлю.

Во-вторых, любые такие встречи следует поместить в общий контекст двусторонних отношений. Поражают две вещи. Прежде всего - асимметрия интересов. Россия заинтересована в возвращении биполярности, к любым разговорам с Вашингтоном. Для России разговор даже с враждебной Америкой является подтверждением великодержавности. И, конечно, проблема ликвидации санкций.

А вот у Америки нет серьезного экономического сотрудничества с Россией. У Америки есть лишь один интерес - ослабить роль России как спойлера на международной сцене. Кроме того, есть такой фантастический фактор, как "трамповская аномалия". Впервые американский президент ограничен в международной политике в возможностях маневра в силу формирования антироссийского консенсуса внутри американского истеблишмента.

Отсюда третий момент: что может быть оптимальным в этих условиях? Элементарное рукопожатие и договоренность о формировании механизма встреч между их представителями по ключевым вопросам - Украине, Сирии, киберпространству и ядерному нераспространению. Удастся ли им создать механизм управления взаимным недоверием - это будет основной позитивный вывод, если он состоится. В целом - хорошо, что они встретятся на короткое время. Потому что по своей психологии это два лидера, которые вряд ли могут придти к комфортному общению. Оба настроены агрессивно в политике, оба пытаются загнать оппонента в угол.

- Во время избирательной кампании Трамп хвалил Путина и обещал нормализовать отношения с Россией. После его победы казалось, что они быстро встретятся и договорятся, но до первой встречи в Гамбурге прошло полгода. Почему так получилось?

- До сих пор никому непонятно, и последние показания бывшего директора ФБР Джеймса Коми в конгрессе США и другие показания не дают оснований делать вывод о том, какова причина непонятных симпатий, "любви" Трампа к Путину. В любом случае, он оказался в "ловушке 22". В силу того, что любое продвижение в направлении партнерства с Путиным будет доказывать подозрения относительно его интересов, это движение обречено. Быстрая договоренность провалилась не только потому, что начала консолидироваться американская элита на антироссийской основе.

Трамп - человек, которому чуждо любое стратегическое планирование. Он человек импульсов, эмоциональности и иррациональности. Он привносит во внешнюю политику не просто привычки бизнеса, а девелоперского бизнеса, наиболее живодерского не только в США. Он видел в Путине потенциального партнера, жесткого авторитарного политика, которым он хотел быть сам. А с другой стороны, сама психология Трампа ("Америка превыше всего") оказывается, вовсе не означает изоляции либо ухода Америки из сферы внешней политики. Она оказывается стремлением Трампа продвинуть американские интересы любой ценой, что недооценили в Кремле.

- Россия разочарована?

- В начале года была определенная эйфория по поводу Трампа. Но уже с конца февраля внутри кремлевского международного сообщества начала превалировать серьезная настороженность, подозрительность и пессимистические настроения в отношении Трампа. Путин стоял с протянутой рукой в ожидании каких-то инициатив со стороны Трампа.

Но, по сути, думаю, он уже трезво оценивал то, что представляет собой Трамп - человек абсолютно непредсказуемый, готовый топтать международное поле, который будет продвигать американские интересы не так, как Обама, который был лучшим американским президентом для России, а будет вести себя жестко. Трамп, несмотря на свои симпатии к Путину, это и демонстрирует, стремясь превратить Америку в великую энергетическую державу, которая будет продавать сжиженный газ Европе и выталкивать российский "Газпром" с европейского рынка.

- Введенные недавно новые санкции США против России стали для Москвы неожиданностью? Как они повлияют на переговоры в Гамбурге?

- Конечно, нет. Последние два месяца Москва готовилась к разным неприятностям. Уже поведение Трампа в Сирии говорило, что он не будет продолжать мягкую, "в перчатках", обамовскую линию. Санкционный пакет для Москвы оказался не холодным душем, а вызвал вздох облегчения. Потому что Минюст США, таким образом, заставил отложить принятие конгрессом более серьезного санкционного пакета. Фактически Трамп немножко подыграл Москве, одобрив указ Минюста.

- Что может Путин предложить Трампу в Гамбурге? Есть конкретные инициативы?

- Что бы ни предложил Путин за это короткое время, без предварительного обсуждения с американцами Вашингтон не сможет его поддержать. Если Путин выступит с инициативой без такого согласования, это вызовет не только шок, но и негативную реакцию Вашингтона и будет торпедировано. Все что он мог, Путин уже предложил - это четыре зоны деэскалации в Сирии. Это, в принципе, подарок, как рассчитывает Москва, западной коалиции во главе с американцами.

Но Америка не восприняла это как подарок, она не готова поддерживать этот механизм. Думаю, что оптимальным было бы принятие российской стороной определенной модификации плана госсекретаря Рекса Тиллерсона - создать нормальный механизм обсуждения взаимных проблем. На это американцы бы пошли.

- Трамп принял президента Украины Петра Порошенко до Путина. Это было важно? Какие-то сдвиги в решении украинского вопроса в Гамбурге возможны?

- Да, это было важно не только для Украины, но и для Германии и Франции, которые будут пытаться возродить минский процесс. Еще более важна не встреча Трампа с Порошенко, а утечки из Пентагона, где говорят, что мы готовы продавать либо предоставлять Украине оборонительные вооружения. Это было сделано перед встречей Трампа с Путиным!

- Стоит ли ожидать прорыва по Украине в Гамбурге?

- Это невозможно. Любое решение должно быть согласовано также с западными гарантами минских соглашений, Парижем и Берлином. Судя по всему, таких переговоров не было. Но даже если громогласные идеи будут заявлены, все это потребует согласования на очень серьезном уровне в обеих столицах. Это длительный процесс.

Было бы хорошо, если бы они договорись о двух вещах. Первое - мы возвращаемся к протоколам по Сирии, то есть к взаимному оповещению полетов авиации в сирийском небе. Второе - создание нормального механизма общения между командами.

- То есть условной "Ялты-2", соглашения о разделе сфер влияния между Россией и США, о чем давно говорят в экспертных кругах, вряд ли стоит ожидать?

- Конечно, нет. Несмотря на то, что определенные лоббистские силы, которые включают представителей некоторых американских корпораций, продолжают проталкивать эту идею - не "Ялта-2", это выглядело бы как красная тряпка, а идею "финляндизации" Украины, то есть превращения ее, как говорит бывший госсекретарь США Киссинджер, в мост между Россией и Западом.

Речь идет о гарантиях того, что Украина никогда не двинется в сторону НАТО. Сейчас никаких оснований для принятия этой концепции нет, хотя бы в силу того, что американский истеблишмент перешел на антироссийскую основу. Но есть и другой фактор. Запад находится в состоянии потери ориентира. Нужно дождаться по крайней мере выборов в Германии, запланированных на осень, нахождения более действенного механизма увязывания действий между Парижем и Берлином, чтобы увидеть, что у Запада есть какая-то единая позиция и по Украине, и по России.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель" на Facebook, следите за обновлениями!

Наши блоги