УкрРус

Есть способ заставить Путина вернуть Украине границу - Пионтковский

44тЧитати українською

На президентских выборах во Франции победил Эммануэль Макрон, известный своими проукраинскими заявлениями. Будет ли он придерживаться тех же позиций, сменив Франсуа Олланда в "нормандской" четверке?

Представитель Украины в Совете безопасности ООН Владимир Ельченко заявил, что Россия окружила соседние с ней постсоветские страны "поясом нестабильности" с тем, чтобы держать их в орбите Москвы, и призвал ООН и ЕС не уклоняться от активного участия в урегулировании таких конфликтов. Услышат ли на Западе голос украинского дипломата?

9 мая в Кремле президент России Владимир Путин, размышляя на исторические темы, заявил, что поражение во Второй мировой войне обернулось бы для российской нации гораздо более страшными последствиями, чем для народов Европы.

"Обозреватель" попросил поделиться своим мнением по эти вопросам российского политолога и политического деятеля Андрея Пионтковского.

- Еще в ходе предвыборной кампании Макрон сделал ряд достаточно ярких проукраинских заявлений. Мы все надеемся на то, что он будет на нашей стороне на встречах "нормандской" четверки. Имеем ли мы основания рассчитывать на это?

- Безусловно. Тем более что он никогда не простит Путину того "подарка", который он ему преподнес в последний день избирательной кампании. Независимо от этого, поддержка Украины – это его принципиальная политическая позиция.

- Как он может вести себя по отношению к Владимиру Путину? Может ли он оказывать на него какого-либо рода давление?

- Давление на Путина – это не дело одного Макрона. Давление на Путина может быть оказано только совместными действиями Европейского союза и Соединенных Штатов. По "нормандскому" процессу я бы задавал другой вопрос: будет ли теперь оказываться давление на Украину?

Давление на Путина – это не дело одного Макрона

До сих пор он (нормандский формат, - ред.) использовался Путиным в качестве давления на Киев с целью заставить его изменить свое законодательство, провести так называемую федерализацию – то есть фактически размыть государство, втолкнуть эту "Лугандонию" со всеми ее преступниками в политическое поле Украины. Мы много раз об этом говорили.

Надо сказать, что Меркель и Олланд в одно время немного подыгрывали ему в этом. Видимо, им хотелось выглядеть миротворцами, получить Нобелевскую премию мира. Но эта игра закончилась. Это стало ясно даже самому Путину, о чем он откровенно сказал на последней пресс-конференции с Меркель.

Так что "нормандский" процесс мертвый, и дай Бог, больше не будет оказываться давление на Украину.

А что касается давления на Путина – это не дело "нормандского" процесса, но Франция – очень важный член Европейского союза и, конечно, решительная позиция Макрона усилит позицию той же Меркель. Мы знаем позицию таких, условно говоря, пропутинских стран, как Италия, Венгрия, Греция, Кипр и так далее. Макрон, конечно, усилит антипутинскую линию в общей позиции Запада.

- Вы помните, как совсем недавно Меркель говорила о том, что контроль над границей на востоке Украины должен быть восстановлен. Может ли Макрон способствовать достижению этой цели?

- Макрон совместно с Меркель такой цели достичь не сможет. Но смогут Макрон совместно с Меркель и с администрацией Соединенных Штатов путем введения жестких экономических санкций и, прежде всего, обнародования всей информации о счетах Путина и всего российского руководства.

Путин лично никогда не отдаст контроль над границей

Путин лично никогда не отдаст контроль над границей, никогда не уберет свои войска с Донбасса. Это произойдет в результате дворцового переворота, когда настроения в Москве среди верхушки будут таковы, что им лучше будет без Путина. Такие настроения растут, и этот процесс будет идти прямо пропорционально усилению экономических и политических санкций Запада.

- Как вы относитесь к заявлению представителя Украины в Совбезе ООН? Может ли оно быть реализовано?

- Мне очень понравилось это заявление. Оно очень сильное, аргументированное. Но мы понимаем, что оно, скорее, риторическое. Мы же помним, что ситуация кровопролития в Югославии была остановлена военным вмешательством НАТО. Никакие другие методы на Милошевича не действовали. В случае России, ядерного государства, такое военное вмешательство исключено. Но в принципе, конечно, он прав, и я думаю, что Запад разделяет эту позицию.

Возвращаясь к тому, о чем мы только что говорили – эти результаты будут достигнуты экономическими и политическими методами. Здесь очень много остается возможностей для такой работы – и в силу нарастающей внутренней слабости путинского режима, уверяю вас, этого будет вполне достаточно.

- Как вы расцениваете высказывания Путина о том, что поражение в войне обернулось бы для россиян гораздо более страшными последствиями, чем для народов Европы?

- Это тот редкий случай, когда с Путиным можно согласиться. Ведь война в том числе показала и слабость сталинского режима. Миллионы людей и в Украине, и в России был готовы видеть в Гитлере освободителя. Это было трагедией украинского, русского и других народов, оказавшихся между монстрами. Мы ведь знаем, что УПА начала военные действия против Германии уже в апреле 1942 года, когда украинцам стало ясно, что несет Гитлер и что несет немецкая оккупация. То же самое – в России. Русские солдаты миллионами сдавались в плен. Великая Отечественная война началась в середине 1942 года, когда и украинцы, и русские поняли, что несет Германия славянским народам.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги