Крым: история движется по спирали

16 марта исполнилось три года со дня крымского референдума. После того как российские войска, выйдя из казарм, заблокировали украинские части, после того, как Верховный совет Крыма был захвачен российскими диверсантами, а власть на полуострове стал представлять лидер маргинальной политической силы с рейтингом 4%, после того, как начались похищения крымских татар и проукраинских активистов – в Крыму был проведен "всенародный плебисцит", - пишет Лариса Волошина для 7days.us.

И украинский Крым "официально" стал частью Российской Федерации. Во всяком случае, на это очень надеялся Владимир Путин, прикрывая вооруженную оккупацию фиговым листком демократической процедуры.

Россия настаивает, что "Крым наш" – это законно. Скрепы, воля народа Крыма, родная гавань и прочие высокопарные глупости. Украина в свою очередь непреклонна: "Крым – суверенная украинская территория. Аннексия – это преступление".

По данным украинской разведки, которые озвучил лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, в организованном фарсе всенародного голосования приняло участие не более 34% крымчан. Сергей Аксенов – глава оккупационной власти Крыма – озвучивает другие цифры. В российской версии подавляющее число крымских жителей – 96,77% проголосовали в 2014 году за присоединение к России.

На самом деле цифры тут не имеют никакого значения. Процедура одностороннего голосования отдельных регионов за выход из состава страны не предусмотрена украинской Конституцией. Сама постановка вопроса об отсоединении полуострова от Украины и присоединении его к России – незаконна. Более того. Включение в состав Российской Федерации новых территорий без предварительного урегулирования всех процедурных моментов с суверенным государством, частью которого они являются – тоже незаконно.

Это, кстати, ответ на вопрос: почему продолжается бессмысленное кровопролитие на Донбассе? Перед нами "урегулирование" по-путински. Планомерный шантаж и дестабилизация ситуации в соседней стране ради легализации незаконной аннексии ее территорий.

Для того чтобы крымский вопрос был снят с международной повестки дня, необходимо, чтобы Украина либо перестала существовать, либо добровольно вывела Крымскую автономию из состава государства. Потому и война, потому и срывается первый пункт минских соглашений о прекращении огня.

Число симпатиков России в Крыму ежегодно сокращалось. Проведенные в 2013 году социологические опросы ясно показывают, что только 20% жителей полуострова считали, что Крым должен быть частью Российской Федерации. Более 30% заявляли, что Украина – это их страна. Но главное – число тех, кто хотел бы присоединения Крыма к России, впервые за годы независимости стало меньше, чем противников этой идеи.

Большинство крымчан накануне референдума высказывались за то, что Крым должен оставаться в составе Украины, а все манипуляции на эту тему надо прекратить. Тенденции в пользу Украины. И все же. Можем ли мы однозначно утверждать, что будь подсчет голосов на крымском референдуме честным, результат волеизъявления жителей полуострова был бы другим? Можно ли говорить, что большинство крымчан выбрали бы в 2014 году Украину, будь у них такая возможность?

То, что нужно понимать о Крыме, так это то, что полуостров с середины 90-х годов был под пристальным вниманием российских спецслужб. Первая попытка аннексии Крыма была предпринята в 1994 году. Президент Крыма Юрий Мешков, избранный при активном участии российских политиков Константина Затулина, Сергея Бабурина и командующего Черноморским флотом РФ Эдуарда Балтина, вел курс на присоединение полуострова к России.

Мешков планировал введение на полуострове рублевой зоны, инициировал заключение военно-политического соглашения Крыма с Россией, ратовал за предоставление жителям Крыма российского гражданства. Одним из первых шагов крымского президента стало приглашение на должность вице-премьера Крыма, российского гражданина Евгения Сабурова. Тогда попытку сепаратизма удалось предотвратить.

Единственным, что Юрий Мешков довел до конца, стал указ №1 о переводе стрелок крымских часов на московское время. 17 марта 1995 года – за 19 лет до крымского референдума – должность президента Крыма была упразднена. Официальной причиной этого стала необходимость "приведения Конституции и законов Автономной Республики Крым в соответствие с Конституцией и законами Украины с целью обеспечения верховенства Конституции и законов Украины на всей ее территории и защиты государственного суверенитета Украины".

История движется по спирали. Даже когда она, казалось бы, бежит по кругу, возвращаясь в исходную точку. Практически совпавшие даты возвращения Крыма под украинский контроль в 1995 году и дата крымского референдума, проведенного оккупантами – это, конечно же, совпадение. Между 1995-м и 2014 годом – опыт жизни крымчан в свободной Украине.

Не стоит забывать и о Крымской автономии, которая обеспечивала политическую самостоятельность полуострову. Это ценный опыт. Он создал крымчан, как региональную субъектность. Но обособленность Крыма от украинского государства, дезориентированность его жителей, превосходство шовинистических политических партий во власти полуострова – это результат работы российских спецслужб. Крымчане были свободны в Украине. Даже в своем самоизоляционизме.

Как мы уже говорили, Крым ни на минуту после провального президентства Юрия Мешкова не оставался без российского внимания. Пропаганда убеждала крымчан в том, что Украина – это геополитическое недоразумение, что такой страны нет. Пренебрежение к собственному государству навязывалось через местные СМИ, работающие на российские деньги, с помощью политиков, чьи партийные проекты всегда спонсировались Москвой. Публичная крымская риторика была почти полностью пророссийской. Исключение составляли крымские татары.

Часть крымчан – все те же 20%–25% – голосовали за "Русский блок", а остальные отдавали предпочтение "Партии Регионов", которая тянула страну в Таможенный Союз. На полуострове действовали "Русский блок", "Русское единство", "Союз", "Партия сторонников Путина" и огромное число других пророссийских сил.

Крымские политики, которых местное население годами приводило к власти, публично издевались над Киевом и Украиной, совершенно не заботясь об экономическом развитии полуострова. Крым всегда был дотационным, неразвитым регионом, полностью зависимым от материковой Украины. В это сложно поверить, но жители полуострова, идя на выборы по грязным разбитым улицам, проклинали Украину, а не местных царьков.

Именно таким было крымское большинство, волей которого Путин сегодня оправдывает аннексию. После того, как с победой Майдана мечта о возрождении союза с Россией ушла в небытие, никто не может сказать с уверенностью, проголосовало бы это большинство за Украину. За новую демократическую Украину, взявшую курс прочь от авторитарной путинской России.

Российская Федерация, оккупировав Крым, превратила жителей полуострова в несвободных людей. Больше нет волеизъявления, потому что воля подавляется. Оставшееся в Крыму активное политическое меньшинство – крымские татары и люди с украинской гражданской позицией – жестоко преследуются и вытесняются с полуострова. Перед референдумом российская пропаганда убеждала крымских жителей, что полуостров станет витриной "русского мира".

Основывая свои знания о России на телесериалах и российских новостях, большинство крымчан верили. Они и правда надеялись, что со штыками оккупантов в Крым придут российские деньги. Не многие хотели бороться за Россию.

Но также большая часть жителей Крыма не считала нужным защищать свою страну – Украину. Парадоксально, но те, кто думал, что выбирают между государством и личными интересами, своим бездействием поспособствовали крушению и того, и другого.

Крымчане в подавляющем своем большинстве просто не понимали, зачем гражданину государство. Не сильное государство, богатое государство, щедрое государство, а государство вообще – система государственных институтов власти, как основы безопасности и свободы гражданина. Мы не знаем сегодня, каков был бы результат волеизъявления в Крыму, будь он честным.

Но мы точно знаем, что, если бы в Крыму жители полуострова за 23 года независимости научились заботиться о процветании собственного края, о развитии региона, строили страну, а не попрекали ее – никакого крымского референдума не было бы. Потому что изоляция, международное преступление, потеря статуса, серая зона – все это не нашло бы поддержки в умах людей, заботящихся о своем будущем.

Крымская автономия в составе Украины давала крымчанам огромные преимущества по сравнению с другими гражданами централизованной страны. Но, очевидно, до того как начать защищать свободу, до нее нужно сначала дорасти.

Читайте все новости по теме "Политический блог" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости