Порно-журналистика Сони К. Послесловие

477Читать новость на украинском

Безусловно, не нравится. Безусловно, вызывает отторжение. Речь о небольшом альковном "расследовании", где главным героем выступил главред одного из интернет-ресурсов Соня Кошкина, которое мы публиковали ранее. А никто ведь и не сомневался, что мы – т.е. отечественное журналистское сообщество – все-таки ханжи. Как опубликовать любовную смс-переписку энного депутата – пожалуйста. И объяснение тут же готово – он же публичная личность. Личность,положим, публичная, но какая разница с кем и когда он спит? С другой стороны, если точно то же сказать о журналисте, который альков, постель сделал своим единственным источником получения инсайдерской информации – нет, категорически нельзя.

А разве журналист уже не публичная личность? Разве наш журналист, надув щеки или подкрасив губы, не пытается глубокомысленно вещать "правду" и поучать жизни? Разве у нас не модно из журналистов прыгать сразу в политические, депутатские карьеры, чтобы еще больше раздуть свои напыщенные физиономии? Хочешь поучать – поучай, но, будь добр, следи тогда за своим целомудрием. Во всех смыслах. А если хочешь рыбку съесть и кое на что сесть, тогда не обессудь. Тем более, что я лично никак не осуждаю способ получения информации, практикуемый Кошкиной – любой способ в наше бурное время приемлем. Неприятно кое-что иное – а именно ее (Кошкиной) регулярное и заунывное "ряжение" в белые тоги девственницы.

Давайте все-таки говорить об отечественной журналистике правдиво. Открыто. И откровенно. Мы – в массе своей – продаем самое примитивное чтиво. Все без исключения. Иногда маскируем это чтиво под аналитику. Чаще – под кулуарные сливы. Но оно всегда выглядит безвкусно, примитивно, заказано и инфантильно. И чем дальше, тем хуже. Увы, мы ухудшаем сами качество нашей профессии. На первый план выходят две "добродетели". Первая – кошкинская – близость ради хоть какого-то эксклюзива. Вторая – денежная. Все продается.

Впрочем, я поторопился. Все равно предметного разговора по душам о проблемах отечественной журналистики и о доминирующих принципах в ней не получится. Не с кем разговаривать. Вчерашние авторитеты уже сдулись. Их не слушают. А новые - понимают только все те же два аргумента: деньги и эскортные услуги. Так что разговор наш не может и не будет касаться ее кризисных сторон и, тем более, содержательной составляющей. Даже сравнивая с российскими аналогами, не говоря уже о западных стандартах, украинская журналистка в плане профессионализма, мягко говоря, существенно проигрывает. Провинциалы с понтами, не иначе.

Заикнись об этом вслух и ты уже изгой. Ну и что? Изгой так изгой, а провинциалы с понтами - все равно провинциалы с понтами. Везде. На ТВ тоже. Там еще хуже – группка специфических российских гастарбайтеров одним своим присутствием на телеканалах как бы прямо определяет место наших тележурналистов – улыбающиеся лошки. Однако даже при столь умопомрачительных пороках и специфичности наших СМИ, украинская журналистика уже сложилась в рамках существующих правил и существующей же морали. Другое дело, что эти рамки, и особенно эта мораль не всегда выдерживают даже самых легких критических оценок. Но заданные правила и заданная мораль все равно существуют. И одной из специфических особенностей украинской журналистики является то, что передатчики информации (т.е. журналисты), могут себя объявлять моральными авторитетами, которые якобы формируют целомудренный (читай – независимый, честный) информационный продукт.

Феномен журналистки Ксении Василенко, больше известной под псевдонимом Сони Кошкиной, очень прост – она довела до кульминации самые примитивные способы получения базовой журналисткой пищи (информации). Журналистка, возглавляя, давайте же прямо скажем, провластный информационный ресурс, вошла в откровенный казуистический раж и стала систематически делать "громкие и сенсационные" заявления о том, что ее "прессуют", ей угрожают, за ней следят. И вообще, девушку, имеющую в альковных друзьях несколько десятков народных депутатов, мультимиллионеров и даже миллиардеров, которые сейчас прочно находятся у власти, - так вот эту девушку-журналистку хотят посадить в тюрьму.

Даже с учетом специфики украинской государственности, когда за 21 год независимости страны в тюрьму не был посажен ни один украинский журналист за написание или размещение какого-то материала, заявления Кошкиной выглядят абсурдно. Абсурдно, но не алогично. Специфика работы Сони именно такая, какой она и является, принося своей хозяйки массу вполне конкретных материальных дивидендов. И это вовсе не осуждение Кошкиной. Это всего лишь констатация появления на отраслевом рынке нового, такого себе пригламуренного образа "светско-политической" журналистки. Можно даже провести некую аналогию с Ксенией Собчак (хотя в интеллектуальном плане сравнение здесь будет явно не на стороне украинской порно-журналистки), когда внешний эпатаж не просто привлекает внимание, но еще и конвертируется в определенные блага.

Ну, работает человек таким способом. И что? Именно вот это "что" и вызывает вопросы. Проблема в ее – Кошкиной - оценочных притязаниях. Кошкина, получая информацию сугубо специфико-постельным путем (о приемлемости этого пути даже спорить не буду – пожалуйста, пользуйся мужчинами), искренне полагает, что она является в украинской журналистике неким моральным авторитетом. Столь важным и безусловным авторитетом, что он может осуждать, наставлять, требовать и все это исключительно на общегосударственном уровне. Да к тому же от имени мифического образования под названия "вся украинская независимая журналистика".

О независимости журналистики – позже. А пока о том, что саму Соню различные группы влияния уже давно используют как "сливной бачок". "Слушай, мне тут нужно одну грязную статейку опубликовать? Так иди к Кошкиной – пятерку зелени кинешь и разместишь, что хочешь". Кошкина, получая (всегда, за какую-то свою личную эскорт-услугу) "эксклюзив", раз за разом уверена, что это – независимая и исключительно благодаря ее работоспособности добытая инсайдерская информация. Мысль же о том, что с ней работают только потому, что "бачок хорошо течет и все пропускает в эфир вовремя", самой Кошкиной, по крайней мере, на публичном уровне, не приходит в голову вовсе.

Тем не менее, на столь простом уровне мировосприятия – секс в обмен на информацию - интереснейшая кошкинская коллизия не заканчивается. "Сливной бачок" даже озолотившись и став "золотым унитазом", сам уже начинает вещать о собственной особенности и важности для данного исторического времени. Последние заявления Кошкиной о "политических преследованиях" на фоне ее гламурного образа жизни – это уже бунт унитазов против своих естественных функций: сливать и прогонять.

Между прочим, в истории современной журналистики были специфические особы, для которых добывать информацию любым путем, в том числе через постель, через "услугу за услугу", через прямые материальные отношения, было обыденным и естественным явлением. Можно вспомнить хотя бы легендарную российскую порно-политжурналистку Дарью Асламову, для которой "моральных и физиологических" барьеров никогда не существовало. Столь незамысловато Асламова смогла добиться "интервью" у приснопамятного Саддама Хусейна – единственная среди всех женщин-журналисток. Вот именно это – получение важного слива через секс и называется порно-полит журналистикой. Сколько адептов подобной журналистики в мире? Много. Плохо ли это? Нет. Особенно, если девочка красива, мила и умела. Надо ли подобное осуждать? Может и надо, но что толку-то? Ведь получение эксклюзива через постель для умелой девочки – самый быстрый путь к вершинам. Тем более, что это такое же естественное явление, как проституция, мастурбация или просмотр того же софт-порно. Ничего предосудительного. Особенно, когда это делается так профессионально, как это умеет делать Соня Кошкина. Однако дефиниции "моральность" и "проституция", при всей естественности последней, находятся все же на противоположных полюсах.

У экс-главреда американского "Форбса" Кристофера Бакли есть замечательный роман "Здесь курят", в котором главный персонаж – лоббист крупной табачной компании Ник Нейлор успешно доказывает, что курение не только безвредно, но даже полезно. Соня Кошкина – это тот же Ник Нейлор, которая свою природную "монофункциональную инструментальность" пытается через абсурдистское перекручивание подать в качестве моральных благодеяний. Но даже функция золотого унитаза всегда предметна, и даже его объективная ценность не делает из унитаза чего-то большего, чем он является на самом деле.

И когда против Сони Кошкиной – удобного изящного инструмента – кто-то на этом же рынке начинает использовать идентичные (кошкины) методы, она начинает дико обижаться. А ведь все эти сексуальные скандалы с именем Сони также естественны, как естественны подобные скандалы с Пэрис Хилтон или уже упомянутой Дарьей Асламовой. Человек, работающий в сфере порно, не должен удивляться тому, что будут всплывать "горячие компроматы". Хотя бы потому, что это не "компроматы" и не "заказ", а естественные издержки соответствующего образа жизни. Лучше зарабатывать на этом. Писать книги, рассказывать альковные детали на ток-шоу, сниматься в специфических журналах под брендом политическая порно-журналистка. И главное – зарабатывать на столь ярком имидже еще парочку красных БМВ. Не правда ли, Соня? Впрочем, ох как хочется быть моральным авторитетом, целомудренным вещателем о временах и нравах…

Фото сайта Дуся

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости