"Зерновая капитуляция Путина": почему РФ вернулась в сделку

'Зерновая капитуляция Путина': почему РФ вернулась в сделку

Когда на пресс-конференции после саммита руководителей Азербайджана, Армении и России Владимир Путин заявил о приостановке участия России в зерновом соглашении, провал договоренностей и блокировка украинских портов могли показаться неизбежными. Тем более что Путин постоянно искал повод для выхода из сделки. Российский президент делал это буквально с первого дня, заявляя, что на самом деле украинское зерно поставляется Западу, а не в бедные страны.

Видео дня

Особенно очевидным желание Путина отказаться от участия в зерновом соглашении стало после взрыва на Керченском мосту. Тогда российский президент заявил, что для доставки взрывчатки мог использоваться зерновоз, задействованный в Черноморской продовольственной инициативе и, что если следствие докажет причастность такого корабля к подрыву моста, РФ выйдет из соглашения. Но то ли нужный зерновоз не нашелся, то ли планы изменились, но к идее выхода из соглашения Путин вернулся только после атаки на корабли Черноморского флота в бухте оккупированного Севастополя в конце октября.

Тогда вновь возникла тема зерновоза, с которого якобы запускались беспилотники, поразившие российские корабли. Но, объявляя о выходе из соглашения, Путин ни о каких зерновозах уже не упоминал: в новой версии событий беспилотники прошли курсом "зернового коридора". После этих слов вновь стало очевидно, что это всего лишь повод отказаться от соглашения, а не реальная причина.

Вне зерновой сделки Россия продержалась всего лишь четыре дня, вернувшись к исполнению договоренностей после контактов министра обороны Турции Хулуси Акара и министра обороны РФ Сергея Шойгу. Возобновление действия соглашения в России объяснили некими "гарантиями безопасности" от Украины. В Киеве немедленно опровергли информацию, исходившую от самого Путина.

Почему российский президент сделал шаг назад? Путин, очевидно, может быть заинтересован в приостановке вывоза украинского зерна. Во-первых, потому что украинский бюджет лишится доходов, а во-вторых, поскольку таким образом будут созданы предпосылки для голода на "глобальном Юге" (страны Африки, Латинской Америки, а также развивающиеся страны Азии. — Ред.). Голод — это всегда масштабный миграционный кризис в Европе, а масштабный миграционный кризис — падение правительств или, по крайней мере, усиление влияния тех политических сил, которые давно симпатизируют Кремлю.

Но при этом российский президент не хотел бы отвечать за этот кризис. Он хотел бы сделать все возможное, чтобы сохранить нормальные отношения с лидерами стран "глобального Юга", которые все еще поддерживают Россию или как минимум придерживаются нейтралитета в войне между РФ и Украиной. Собственно, именно поэтому Путин и согласился изначально на зерновую сделку.

Если Россия выходит из соглашения, потому что Украина атаковала ее корабли, то в срыве договоренностей как бы виновна Украина: Москва сделала все, что могла, а Киев не обеспечил безопасность маршрута и использовал его в военных целях. Но если после российского заявления Турция, ООН и Украина решили продолжать выполнять соглашение, то ответственность вновь на России, а не на Украине.

Такого шага от партнеров по зерновой сделке в Кремле явно не смогли предугадать. А зря. Ведь на самом деле в Стамбуле подписали не одно, а два отдельных соглашения. И если Россия выходит из соглашения, которое подписали ее представители, то для Украины это не повод выходить из того соглашения, к которому присоединился Киев.

К тому же развал зернового соглашения — удар по политической репутации его фактического архитектора, президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, да еще в преддверии выборов главы государства. Эрдоган, который явно не может похвастаться экономическими достижениями последнего периода своего президентства, хочет "продать" себя избирателям в качестве глобального лидера и миротворца. Зерновая сделка — единственное соглашение, которого удалось достичь за время войны: в этом заслуга Эрдогана безусловна.

Стоит ли Путину рисковать особыми отношениями с Эрдоганом в ситуации, когда Турция не ввела санкции против России, да еще и превратилась в своеобразный хаб для российских олигархов и чиновников — замену западному стандарту? Ухудшать отношения со странами "глобального Юга", ссориться с Эрдоганом, брать на себя ответственность за срыв зерновых соглашений явно не в интересах Путина. Вероятно, поэтому российскому президенту пришлось отступить. Очередной шантаж оказался очередным блефом.

disclaimer_icon
Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...