Месть журналистам за Лозинского

Месть журналистам за Лозинского

На телеканалах появилась проблема – журналисты не могут пользоваться камерами скрытой съемки. Причина – она признана спецсредством. Проще говоря – общество лишили права знать о совершаемых против него преступлениях. Может быть, кто-то хочет уберечь политиков и чиновников от вторжения в их частную жизнь? А как быть с тем фактом, что «развлечения» депутата Лозинского и Зварыча – это тоже их частная жизнь?.. Так что?.. Нам, журналистам, молчать об этом? Если бы спецслужба не получила команду это расследовать, мы бы об этих историях и не узнали. Публичный политик, как и госслужащий, в принципе не имеет право на частную жизнь, если она идет вразрез с уголовным кодексом или принятой в обществе моралью.

Метод защиты политиков от избирателей

Что же давайте в очередной раз посмотрим, чем оперируют господа чекисты. А оперируют они постановлением № 86 от 28 января 2004 года. Это самое оберегаемое постановление в нашем государстве уже обросло целым архивом внутрислужебных инструкций. А что в нем описывается как спецсредство? А это, например, камера, «имеющая миниатюрный объектив». Им все понятно, а мне вот нет. Непонятно мне, что описывается словом «миниатюрный» в век нанотехнологий? Прочитайте очень короткую выдержку из постановления, красным написаны вопросы к авторам этого Кабминовсокго бреда:

Видео дня

5. Розділ 5. Частина 3. СПЕЦІАЛЬНІ ТЕХНІЧНІ ЗАСОБИ

5.A.3.*,*** ТЕХНІЧНІ ЗАСОБИ ТА ПРИСТРОЇ ДЛЯ ЗНЯТТЯ ІНФОРМАЦІЇ З КАНАЛІВ ЗВ'ЯЗКУ ТА ІНШІ ТЕХНІЧНІ ЗАСОБИ НЕГЛАСНОГО ОДЕРЖАННЯ ІНФОРМАЦІЇ

* Товар, імпорт (тимчасове ввезення) якого здійснюється за дозволом (висновком) Держекспортконтролю.

*** Товар, для одержання дозволу (висновку) Держекспортконтролю на експорт (тимчасове вивезення), імпорт (тимчасове ввезення) якого експортерами чи імпортерами разом із заявою до Держекспортконтролю подається погодження СБУ та Служби зовнішньої розвідки

----------------------------------------------------------------

5.A.3.a. Оптико-електронна техніка:

------------------------------+--------------

1) мініатюрні фотокамери, замасковані під різні предмети; (под какие? мобильные телефоны сюда тоже подпадают? есть еще т.н. «радионяни» для малышей)

------------------------------+--------------

2) об'єктиви, обладнані винесеною вхідною зіницею типу "Pinhole"; (что это значит? это маркетинговое название типа: «джип», «кола», «радиотелефон»? они установлены на большинстве мобильных телефонов)

3) мініатюрні теле-, відеокамери: (что относится к «миниатюрным»? где размеры изделия?? почему «минитюрная» т.е. современная видеокамера в Украине запрещена?)

a) обладнані об'єктивом з винесеною вхідною зіницею типу "Pinhole" (…!);

b) замасковані під різні предмети (…!);

c) з чутливістю 0,01 лк і вище; («0,01» это еще середина 90-х годов, камеры с ч/б изображением)

Вот мучает меня вопрос, почему нет четко определенных линейных размеров этого самого «миниатюрного объектива»? Согласитесь, бытовая видеокамера – она тоже миниатюрная, особенно если сравнивать с репортажной, весом от 10-ти килограммов. А тут написали «миниатюрная» - как хочешь, так и понимай. Но это еще не все. Знаете, кто определяет, что есть спецсредство, а что нет – сотрудники СБУ. Интересно и то, что в постановлении «86» и приказах, которыми от него СБУ плодится без остановки уже 5 (пять) лет, нет ни слова о том, что понятие «спецсредство» экспертизой по данному изделию определяется раз и навсегда. Ниже приведен фрагмент приказа № 558 – официально размещенного на сайте нашей спецслужбы. Есть мнение перевести его на английский язык, и опубликовать в ЕС. У читателей, мы спросим: в каком веке, в какой стране это писалось. Варианты ответов: СССР (1945-1980 годы), Ирак (1980-1991 годы), Украина (1991-2009). Угадавшему – приз! На второй странице этого документа мы прочитаем:

кликните для увеличения

В приказе к списку запрещенных устройств вопросы те же. Но появилось еще непонятное в видео-фототехнике устройство «гідростабілізації зображення»… Это интересное техническое новшество… Видимо, имели в виду – гиростабилизацию, а компьютер в словаре этого термина не имел и поправил. Тогда получается, что и.о. председателя СБУ Наливайченко документ подписывал не прочитавши.

Приказы и их содержание в нашей стране – это вообще отдельная тема. Но если мы говорим «558», в нем не все так смешно. Из грустных фактов – если вы купили видеокамеру, и в магазине вам даже выдали документ о том, что согласно экспертизе от такого-то числа, месяца, года, она не является спецсредством, то это ничего не значит. В приказе этот тонкий момент вообще не оговаривается. Потому поссорится владелец магазина с кем-то из «конторских» или вы (телеканал на котором работаете) чем-то не угодите - экспертиза будет другой. Причем именно для этого, купленного именно вами (вашим телеканалом), изделия. Для остальных – она останется прежней. И я не знаю, что это: злоупотребление служебным положением, провокация взятки, вымогательство, шантаж, еще что-то? Но точно знаю, что стоимость экспертизы каждой партии отражается на стоимости изделия в магазине. При этом всякая экспертиза, которую покупатель оплачивает через стоимость товара – фиктивная. И знаю также, что теперь запиши я, как журналист, кого-то чиновника или политика, пусть даже он детской порнографией занимается, именно со мной будут разбираться за использование спецсредства, а не с ним, совершившим преступление.

Чиновничья альтернатива

Теперь нам предложено узнавать о правонарушении «в верхах» только в случае, если власть имущие не договорились. Это будет рассказано: дозировано на пресс-конференциях где господа-товарищи будут по большому секрету сообщать о достижениях и успехах. И не факт, что это будет правда.

Пример явной лжи сотрудников СБУ датируется 21 января 2009 года. Когда украинская спецслужба сообщила об изъятых 3-х комплектах для прослушивания мобильных телефонов стоимостью 500 тысяч евро каждый. Запрос по этому оборудованию позволил выяснить, что стоили эти три изъятых комплекта в 10 (десять) раз дешевле. Убежден, что проведи экспертизу не «контора», устройство вообще оказлось бы не относящимся к специальным техническим средствам.

Я вот думаю, может, и правда хорошо, что они шпионов не ловят? Учитывая методы – приказы о проведении такого-то количества вербовок в квартал, такого-то количества обнаруженных и раскрытых (это важно) правонарушений – мы можем получить репрессии 30-40-х годов прошлого века в чистом, незамутненном виде. Разница будет в том, что прежде ни за что десять лет тюрьмы давали, а будут давать три-пять. Крайне неприятно осознавать, что спецслужба работает против собственного государства и народа. Но все выглядит еще печальнее, когда понимаешь, что ее сотрудники не видит в этом ничего плохого.

Спецслужба защищает проблему

У наших чиновников есть одна особенность, ставшая государственной проблемой – они не способны понять, что с богатого государства получить можно больше, чем с бедного. Они не могут этого понять в принципе. Это вопрос организации работы всей государственной машины именно нашей страны. Только у нас защита от разглашения фактов преступлений, совершаемых политиками и чиновниками, возведена в ранг государственных приоритетов. Не развитие экономики, – с 1991 года по уровню жизни с 11 места в мире сползли на 140-е – не улучшение медобслуживания или законодательства. На первое место поставлен вопрос информационной защиты власти от общества. Это сделано осознанно, даже в ущерб интересам экономики.

Павел Васильев, специально для «Обозревателя»

Месть журналистам за Лозинского