Молчанье кукушат

Молчанье кукушат

Две ситуации настораживают всегда – говорливость молчунов и молчание болтунов. На фотографии два человека не ставшие партнерами, два болтуна: Максим Курочкин и Мстислав Скоробогатов. Эти двое – молчат. Первый совсем – потому что в могиле. Другой – потому что туда очень не хочет. Срок за убийство во дворе Святошинского суда не дадут – будет самоубийство в СИЗО или сердечный приступ на допросе. Так как поступили с Максимом Борисовичем Курочкиным – исполняется один раз. Второй – исключительно по-житейски – как с водителем грузовика, в который въехала машина Вячеслава Черновола.

Видео дня

Восстановим события

Максим Курочкин был убит выстрелом из снайперской винтовки 27 марта 2007 года в 16.40, во дворе Святошинского суда в городе Киеве. Выстрел был произведен с чердака девятиэтажного дома, напротив.

Выстрел не ярок своим результатом. Со 120-150 метров не сложно попасть в грудь из армейской винтовки «Сакко-Валмет» – она до 600 метров позволяет в ростовую фигуру пулю положить – он ярок организацией. Во-первых, подготовлен двор – сделаны завалы строительного мусора, чтобы конвойная машина, объективно, не могла подъехать к двери вплотную. Во-вторых, в здании находился наблюдатель – стрелок вышел на позицию за время, пока Курочкина выводили из клетки и вели коридором. Кто думает, что он там все время судебного заседания мишень ждал – пусть сам посидит хотя бы час на загаженном голубями чердаке. В-третьих, явно не спонтанная легенда о группе отвлечения, которая в масках бежала по двору дома, с чердака которого стреляли. Профессиональная, очень правдоподобная легенда – так действительно работают. Я на следующий день, 28 марта, опросил соседей, которые были во дворе, во время убийства. НИКТО НЕ ВИДЕЛ БЕГУНОВ В МАСКАХ. Но официально – они есть. Ну, и на конец – проколы, тоже, замечу, весьма характерные.

Первый – не блокировали тех, кто находился в здании в момент выстрела – дали уйти наблюдателю. Надо было блокировать, и, если необходимо, дать ему уйти потом. Второй – позволили журналистам оказаться во дворе дома, где была снайперская позиция, прежде милиции. Третий – рассказы о дистанции в 300 метров. Не замерили и доложили заместителю министра внутренних дел Николаю Купянскому, а он – рассказал журналистам. Некрасиво, товарищи милиционеры, нельзя так начальство подводить. Нельзя демонстрировать, что, мол, искать никого не будем – хотя бы из приличия. Четвертый грубейший, непростительный прокол – рассказ о сожженной машине в Пуще-Водице. В ней, по версии милиции, обгоревшие трупы мужчины и женщины, женщина – снайпер. Товарищи! Это как Вы определили, если винтовка на чердаке осталась? По обгоревшим белым колготкам? Или точно знаете? Тогда, получается, должны знать: имена-фамилии обеих убитых, кто им заказывал, кто их убил и сжег…

Сожженную машину «Рено» нашли – 29 марта, а сообщили о ней – 2 апреля. 

За 11 дней до выстрела в Киеве

16 марта – на Обуховском шоссе, в пригороде Киева – были убиты подчиненные Курочкина. Среди них – Андрей Харчишин. По версии его друга, политтехнолога Игоря Шувалова, убитые ехали к нему:

— Да, эти люди ехали ко мне домой, хотели мяса пожарить, шашлыков. Я был в Москве с женой. Понимаете, это мои друзья. Чем они занимались 10 лет назад, я не знаю, я их тогда не знал. Мы знакомы 4-5 лет, но мы никогда не обсуждали их бизнес. Больше говорили о машинах, футболе, с женами вместе ходили по магазинам. Но мы жили в разных мирах. В конце концов у меня сыну 6 лет, а у Андрея (Харчишин. — авт.) дочери столько же...

Ехали покушать шашлыков на дачу к другу, а попали в засаду…. При этом друг, к которому они ехали, находился 16-ого марта 2007 года – в Москве. Давайте поверим. Раз говорит, значит – знает. Но при чем здесь 1997 год? Странная отсылка, или оговорка...

Если оговорка, то речь идет о периоде, когда Андрей Харчишин был мелким рэкетиром «Лужниковской» ОПГ. В нее также входили Максим Курочкин и, Мстислав Скоробогатов.

Андрей Харчишин был вторым доверенным лицом Курочкина, фактически – его управделами.  Первого, Владимира Воробьева, ликвидировали еще 6 декабря 2006 года. Странность этих убийств в том, что конфликт вокруг ОАО «Днепропетровский центральный рынок» («Озерка») – был уже разрешен в пользу группы «Приват», и повода для убийства Воробьева, Харчишина и Курочкина у конкурентов не было. Более того – ничто так не очернило группу «Приват», как эти три убийства. Не было это нужно и МВД Украины. Курочкин был гарантированно нейтрализован возбужденным против него уголовным делом. Он рассчитывал выйти на свободу, но остался в киевском СИЗО. Незадолго перед гибелью Харчишина, он говорил журналистам:

- Так что рассчитываю на закрытие дела 21-го марта. Я сам юрист, заканчивал МГУ, все-таки понимаю кое-что…

После этой даты он понял, что его сдали, и он – получит срок. Это была показательная расправа, в которой убийству, во всяком случае, в суде, места не было. Причина, мягко скажем, странного поведения милиции будет проясняться по мере рассказа истории жизни другого участника гостиничного бизнеса, «лужниковца» – Мстислава Скоробогатова.  

Павел Васильев, специально для «Обозревателя»

(продолжение следует)

Молчанье кукушат