Страшное послеОБАМие

Страшное послеОБАМие

Государственный переворот

6-7 июля 2009 года состав российской власти принципиально изменился. Прежнего правящего тандема больше нет.

Вам нужны доказательства? Пожалуйста.

Для начала позволю себе процитировать себя же, от 29 февраля 2008 года («Эхо Москвы», программа «Власть»:

«Ему вообще свойственно подражать начальникам. В школе он подражал своей классной руководительнице. Сейчас, когда первый Путин, он подражает Путину. Когда он станет президентом — начнет подражать кому-то, кого он будет считать своим начальником. Например, если президентом США станет Барак Обама, то, может быть, Дмитрий Анатольевич будет немножечко совершенствовать свое лицо ваксой с утра».

Это я конечно же про Дмитрия Медведева, который тогда только собирался избраться президентом РФ.

С тех пор Медведев стал президентом. И начал, судя по всему, искать себе нового руководителя, которому можно было бы начать подражать. Правда, 92% наблюдателей и комментаторов наблюдали и комментировали, что таким руководителем остается для своего преемника Владимир Путин. Но мы не верили. И по нашему неверию нам воздалось.

Теперь-то мы знаем, кто этот руководитель.

Еще две недели назад, пребывая с визитом в Египте, Медведев устроил себе фотосессию на фоне Сфинкса и пирамид — в мечтательном одиночестве и одежде casual.

А почему? А потому, что месяц назад точно такую же фотосессию ровно в том же месте устроил Барак Обама — и тоже одиноко и в casual.

А что Медведев явился на первую кремлевскую встречу с Обамой точно так же, как президент США — темно-синий костюм, красный галстук, белеющая рубашка, — так это многие заметили.

Стало быть, президент РФ последовательно и упорно подражает Обаме. Что это стратегически означает? Что Медведев отныне считает Обаму своим начальником.

Он нашел себе нового первого и признал его.

Следовательно, в российской власти сложился новый тандем. В котором «старший царь» — Обама. А младший — Медведев. Отныне они вдвоем будут править Россией.

Правда, вакса президенту РФ не понадобится. И хирургическое вмешательство типа «Майкл Джексон наоборот» — тоже. Есть более современные и безопасные технологии. Президентский совет по модернизации вполне может этим заняться.

Надо еще решить: а стоит ли открывать в российских городах-миллионниках общественные приемные «старшего царя»? Или поток жалобщиков-просителей будет такой, что никакая бюрократия, даже добровольная, не справится? Не навалятся ли на эти приемные вконец оселигеревшие «Наши» с транспарантами «Папа, мы хотим есть!»?

Бог его знает.

Непослушный Обама

С точки зрения интересов Америки, Барак Обама в ходе своего первого визита в Москву все сделал правильно. В общем и целом, как мы и советовали.

А самое правильное — он не послушался традиционных экспертов, которые объясняли ему про российскую злобу и тоску по утраченному величию. Президент США в отличие от своих заскорузлых республиканских предшественников точно понимает, что не надо запугивать себя кремлевской Россией. Она ведь совсем не страшная. А если пытается иногда скорчить рожу из вампирского триллера — так только для того, чтобы обратить на себя внимание Америки, своей недосягаемой вечной любви.

Новое сокращение наступательных вооружений, афганский транзит, ужесточение русской позиции по Ирану — все это уже решилось или вот-вот решится. Во-первых, потому, что Обама сделал главное: объяснил правителям РФ, как он их ценит и уважает. Совсем не так, как предыдущий Буш. Во-вторых, потому, что политико-оборонные вопросы для кремлевских людей не столь и важны. Они-то свято верят, что важными в мире остаются только деньги, а также нефть и газ, из которых эти деньги производятся в промышленных масштабах. А всякие там вооружения — дело прошлого, не нашей эры. В общем, президент США поймал кремлевских правителей за их самые слабые места. Удалось. А что взамен? Как что — любовь. Разве этого недостаточно?

И еще очень правильно, что наш новый «старший царь» не стал отнимать много времени у Владимира Путина. Т.е. не послушал тех, кто рекомендовал ему сконцентрироваться на общении с «национальным лидером».

Ну и что увидел бы Обама, задержавшись у Путина? Наверное, плавный переход русского завтрака в постимперский обед. Дуэт из щуки и карася, филе алтайского медведя, лапы царевны-лягушки и рагу из Иван-царевича. Закрытый VIP-концерт Филиппа Киркорова — без головного мозга, зато в золотом гробу. Под занавес соколиную охоту на хомячков, изобильно плодящихся в окрестностях резиденции «Ново-Огарево». Ну и зачем это все глобальному лидеру, терзаемому трансатлантической разницей во времени?

Пора запомнить: то, что нужно Америке от России, решает Медведев. Потому что он у нас отвечает за легализацию элиты на Западе. И Америка для этого очень нужна. А Путин у нас — по нефтегазовым деньгам. Важный вопрос. Но не настолько интересный для Барака Обамы. Наша элита — и властная, и оппозиционная — думает иначе. Но это их, а не обамические проблемы.

У каждого Обамы есть провинция

На мой взгляд, если кто когда соберется учиться на, простите, политолога или (того хуже) политтехнолога, пусть прежде следующих штудий прочитает (перечитает) всего Антона Палыча Чехова. Именно Чехов, желая того или нет, описал главные мотивы поведения русского человека в политике:

— провинциальность, сопровождаемую чувством вселенской заброшенности: живем на последнем краю «цивилизованного мира», и отсюда хоть три года скачи, ни до какого государства не добраться;

— мечту о преодолении этой провинциальности.

«В Москву! В Москву! В Москву!».

«Сидишь в Москве, в громадной зале ресторана, никого не знаешь, и тебя никто не знает, и в то же время не чувствуешь себя чужим. А здесь ты всех знаешь и тебя все знают, но чужой, чужой... Чужой и одинокий».

Можно заменить Москву в одном месте на Париж, а в другом на «цивилизованный мир», и сразу получаем почти что весь объем терзаний российского политического существа, большого и маленького.

11 лет назад генерал Александр Лебедь выиграл знаковые выборы губернатора Красноярского края не только благодаря своей специальной харизме. Но и потому, что привез в Красноярск всенародного артиста Алена Делона, дав избирателям полностью забыть на несколько часов об их вечной, неустранимой провинциальности.

Для нашей столичной элиты таким Аленом Делоном стал на уходящей неделе Барак Обама.

И галстук с рубашкой Медведева. И путинский карикатурный полковник в красной косоворотке, раздувавший самовар сапогом под оркестр народных инструментов. Все это — типично провинциальное стремление запомниться хоть одной исключительной черточкой пролетной звезде.

И восторги всех, кто слушал лекцию Обамы в Гостином дворе, временно переименованном в Русскую школу экономики. «Вы слышали, с какой интонацией он сказал: Волга впадает в каспийское море?». «А вы обратили внимание, как он педалировал союз «и», когда четко дал понять, что лошади кушают овес и сено?».

Порадовали только представители российской оппозиции, встречавшиеся с мегабоссом в отеле «Ритц Карлтон». Ведь никто из них даже не попросил у Обамы автограф. Растем!

И только The New York Times — газета «Правда» англосаксонского мира — почему-то решила, что в России Обаму не полюбили и даже не заметили. Наверное, никогда The New York Times не суждено начать понимать эту нашу Россию.

Послеобамие

Старший царь уехал. Мы остались. Мы по-прежнему не знаем и не понимаем, что делать. Никто не знает и не понимает — ни власть, ни оппозиция. Ждем у «Ритца» погоды и надеемся на внезапный авось.

И будем ждать, пока Mr. President на всех своих восьмидесяти машинах не появится вновь. Ведь жизнь в уездной стране не возобновляется до тех пор, пока в неё не въезжает Барак Обама.

«Ежедневный журнал»

Страшное послеОБАМие