Алина Гросу: «Как мне может быть тринадцать лет?»

Алина Гросу: «Как мне может быть тринадцать лет?»

Алина Гросу отмечает десятилетие творческой деятельности. Не уточняя, сколько Алине лет, «Обозреватель» побеседовал с юной певицей о важном, творческом и личном.

«Обозреватель»: Алина, расскажи, как всё начиналось?

Алина Гросу: Я ни к чему никогда не готовилась и никогда не думала в те годы, когда я начала петь, что я буду заниматься вокалом. Это было почти невозможно. Были звезды – Ротару, Могилевская, Билык, Повалий… Я даже догадываться не могла, что что-то могло получиться. Когда сказали, что у меня есть какие-то задатки, мне действительно стало приятно. Когда мой преподаватель по вокалу сказала, что из Алины может получиться Ротару, мама была настолько счастлива!

«Обозреватель»: Что ты пела на своем первом концерте?

Алина Гросу: Мне было три с половиной года. Это была песня «Я кохана донечка». Это было настолько потешно! Все меня мучали, дергали…

«Обозреватель»: Чья это была инициатива? Мамина, конечно?

Алина Гросу: Нет, точно не мамина. Это была инициатива моей учительницы.

«Обозреватель»: Подожди, какая может быть учительница по вокалу у ребенка три с половиной года?

Алина Гросу: Мама очень хотела, чтобы я развивалась и шла вперед, поэтому мне наняли преподавателей по всем предметам. В три года я знала почти всю таблицу умножения.

«Обозреватель»: То есть, тебя изначально готовили, как вундеркинда?

Алина Гросу: В принципе, да. Меня готовили для МГУ, быть бизнесвумен… Я хочу заниматься и бизнесом, но это будет позже. Я думаю, бизнесом надо заниматься хотя бы лет с восемнадцати.

«Обозреватель»: Ты уже не учишься в школе?

Алина Гросу: Я учусь в Академии на втором курсе. Я закончила девятый класс школы и ушла. А все распиарили, что я ушла со школы навсегда, не училась… Я закончила девятый класс с отличием, тогда я занималась экстерном. Ко мне преподаватели приходили на дом, так как в школе один график, а у меня – абсолютно другой. Поэтому я перешла на экстерн и начала учиться.

«Обозреватель»: Что за Академия?

Алина Гросу: Эстрадно-цирковая академия, бывшее эстрадно-цирковое училище. Сейчас я заканчиваю второй курс.

«Обозреватель»: Сколько там учиться?

Алина Гросу: Учиться там четыре года.

«Обозреватель»: Тоже будешь экстерном сдавать?

Алина Гросу: Нет, я каждый день учусь. Только что оттуда приехала, и сейчас обратно поеду.

«Обозреватель»: А как же концерты?

Алина Гросу: Концерты обычно вечером проходят, а у нас пары до шести.

«Обозреватель»: Но ведь концерты не только в Киеве?

Алина Гросу: Концерты обычно проходят в субботу-воскресенье, а я на самолете летаю, поэтому это не страшно. Час туда, час обратно, и опять на учебу. Потому что я поняла, что это мне нужно. Мне не нужна «корочка». Мне нужно стать действительно стоящим человеком.

Гриша, читатель «Обозревателя»: Бедная девочка, не познавшая детства…

Алина Гросу: Никто никогда у меня не спрашивал, действительно ли мне сложно. Мне настолько в этом присутствовать, я не представляю себя в другом каком-то образе. Я такая, я родилась такой. Я не помню момента в жизни, когда я не пела. С горшка – на сцену. Мы еще всегда смеялись с этого. Потому что я все время пела, пела и пела. Не родители меня заставляли, а, скорее, я – родителей, потому что в нашей жизни многие чего-то хотят, могут сделать что-то, но потом не выдерживают. Потом, когда становишься популярным хотя бы немного, зависти уже полно.

Но приятно, что люди интересуются, что безразличных ко мне нет.

Читатель «Обозревателя»: Кто финансирует ваше творчество?

Алина Гросу: Уже никто не финансирует, потому что оно окупается.

«Обозреватель»: Ты получаешь гонорары за концерты?

Алина Гросу: Конечно же, получаю гонорары. Но мне же не все деньги дают, потому что у меня есть целая фирма, которая мной занимается. Я – своеобразный бизнес-проект, в который вкладываешь деньги, и они возвращаются обратно.

«Обозреватель»: Но у тебя есть за что мороженое купить?

Алина Гросу: Всегда есть. Если бы концертов не было, мне бы не за что было купить. Многие говорят, что родителя меня в этом плане балуют. Никогда в жизни! Мой папа один раз в жизни дал мне 50 гривен, и то я их отдала. Так вышло, что я кошелек забыла дома, я уезжала из Черновцов в Киев и говорю: «Ой, я деньги забыла!» Папа говорит: «На, держи 50 гривен». Я говорю: «Пап, не надо».

Оленька Златник, читательница «Обозревателя»: Ты уже купила "Лексус", о котором мечтала?

Алина Гросу: Я лично купила за деньги, которые я заработала. Давно хотела себе купить на Новый год какой-то подарок. Мне понравилась эта марка авто, так как она пользуется популярностью. И для безопасности хорошо. Но вообще-то мне больше нравится мой старенький Ландкрузер.

«Обозреватель»: Так ты водишь?

Алина Гросу: Вожу. Прав еще нету, права получу в 18 лет. Попробовала раз сесть за руль в городе – испугалась. Нет, - думаю, - блондинки за рулем не надо (смеется). Поэтому я езжу по лесу – срубаю деревья (смеется).

Оля, читательница «Обозревателя»: Говорят, ты живешь без родителей. Не страшно?

Алина Гросу: Родители всегда со мной. Просто один раз приезжает мама ко мне, второй раз – папа. Они живут в Черновцах, у них там бизнес. Если бы не бизнес, они бы приехали навсегда ко мне.

Артем, читатель «Обозревателя»: Как тебе выступление Лободы на Евровидении?

Алина Гросу: Лобода, конечно же, мне очень понравилась, у нее действительно было шоу. Но, хотя я и уважаю Лободу, наверное, разврата было слишком много. Это был абсолютно наивный, простой номер, но я болела за Лободу. Я уже была почти уверена, что она выиграет.

Мальчик неплохой такой, хорошенький, поэтому он действительно заслужил свою победу. Это правда. А Лобода должна была получить второе-третье место.

«Обозреватель»: А как тебе результат Патрисии Каас?

Алина Гросу: Жалко ее. Мировая певица, и так ее попустили. Она этого не заслуживала.

«Обозреватель»: Ты готова участвовать в Евровидении?

Алина Гросу: Я думаю, что мне надо хотя бы до 18 лет подождать.

«Обозреватель»: Как ты думаешь, что самое главное для победы на Евровидении?

Алина Гросу: Поддержка страны, потому что если выиграет моя страна, мне будет очень приятно. Тут важна еще и песня, и вокал, и шоу. Не надо быть на кого-то похожей, не надо брать образ Русланы, которая выиграла. Надо быть похожей на себя, и тогда все будет хорошо.

Читательница «Обозревателя»: Ты умеешь готовить? Может, угостишь чем-нибудь?

Алина Гросу: Могу готовить! Мама мне когда-то сказала: «Пока не научишься готовить борщ, мы тебя никуда не отпустим и замуж не отдадим». Поэтому я сейчас усовершенствуюсь в борще (смеется). Пирог умею готовить. Причем, я никогда не училась готовить пирог. Просто вспомнила, как моя бабушка это делает. Он немного снизу пригорел, но зато было очень вкусно (смеется).

Володя, читатель «Обозревателя»: Неужели вам действительно 13?

Алина Гросу: Возраст… Я всегда отвечаю таким тоном (говорит басом): Как мне может быть тринадцать лет? (смеется) Голос пропитый, прокуренный. На самом деле, я просто немного заболела. У меня сейчас со связками проблема – я их сорвала. Приехала в Черновцы, покатались на качелях, накричались! Горло болит страшно.

«Обозреватель»: Тебе кто-то ставил голос?

Алина Гросу: Приходила на уроки вокала, потом к аккомпаниатору, он меня распевал. Когда я чуть-чуть срывала голос, мне его корректировали. Каждый день у меня вокал. Играть на фортепиано, петь гаммы – это все пригодится в будущем.

«Обозреватель»: Вопрос к женщине, которая не хочет говорить о своем возрасте: «как вы относитесь к пластическим операциям»?

Алина Гросу: Довольно плохо. Я считаю, человек должен сохраняться таким, какой он есть.

Читатель «Обозревателя»: Что такое любовь?

Алина Гросу: Для каждого человека по-разному. Для меня лично любовь – это огромное взаимное чувство. Почему-то мне всегда казалось, что любовь не остается навсегда, потому что, чем больше узнаешь человека, тем больше привыкаешь к нему. Любовь – когда видишь человека вдалеке и просто с ним общаешься, ничего не зная о нем. А когда начинаешь узнавать, он для тебя становится просто близким человеком, без которого просто не можешь.

Юрий, читатель «Обозревателя»: когда будет Ваше 20-летие творческой деятельности, в каком имидже Вы будете представлены?

Алина Гросу: Когда мне будет 25 лет, я буду представлена в имидже… Я даже не знаю, в каком имидже. Будущее наступает настолько быстро, что я не успеваю определиться. Как будет дальше – так и будет. Надеюсь, все это приведет к успеху. Будут любить меня или не будут любить? Я, конечно, буду стараться достичь не просто известности, а действительно любви народа. Но это уж как будет.

Читайте также:

Алина Гросу прячет кукол на балконе и выбирает парня

Стенограмму пресс-конференции Алины Гросу читайте здесь

Смотрите видеосюжеты с участием Алины Гросу:

А. Гросу: Подарила себе Лексус на Новый год

А. Гросу: Максимум, что папа дал - 50 гривен

А. Гросу: Садо-мазо придумал мой преподавательАлина Гросу ищет мальчика 17-22 лет с добренькими глазками

Алина Гросу: «Как мне может быть тринадцать лет?»

Алина Гросу: «Как мне может быть тринадцать лет?»

Алина Гросу: «Как мне может быть тринадцать лет?»

Алина Гросу: «Как мне может быть тринадцать лет?»