Аморальная история

Аморальная история

Существует старинная шутка (а то и народная мудрость) о том, что трахаться на Красной площади нельзя потому, что окружающие замучают советами. До недавнего времени ни у кого в общем-то не было сомнений в справедливости этого высказывания. Но Украина – не Россия, и 2 ноября 2009 года оказалось, что занятие сексом в публичных местах чревато не только нарушением интимности, но и, например, лишением свободы. Причем по статье «хулиганство». И это все в стране, улицы которой еще недавно украшали призывы «Кохаймося!». Где именно нужно и можно осуществлять это самое действие – на бордах, установленных как социальная реклама, кстати, не указывалось.

Видео дня

Так уж устроено украинское общество, что даже самые, казалось бы, очаровательные и правильные лозунги осмысливаются и претворяются в жизнь не сразу, а по прошествии некоторого времени и не всегда в той форме, в которой были задуманы. А к этому времени вокруг уже происходит нехилая перезагрузка, причем во всех сферах жизни сразу.

Перезагрузка, способная превращать в трагедию даже совершенно комические ситуации вроде неудачного «перформанса протеста» блогера и типа художника – уж не знаю, где его картины, – Александра Володарского. Напомню, 2 ноября этот радикально, хотя и вторично мыслящий человек в знак протеста средь бела дня разделся догола и в присутствии большого числа журналистов и мизерного числа поклонников своего творчества попробовал совершить половой акт возле Верховной Рады, которая приняла закон, существенно ограничивающий право украинских граждан на наслаждение порнографией.

Акция под громоздким названием «Ебись за Национальную комиссию по морали» не была подготовлена на должном уровне: в холодное время года не запасшийся виагрой мастер не смог создать полноценное произведение искусства и вынужден был ограничиться его имитацией – тем не менее этого хватило для того, чтобы господин Володарский оказался сначала в отделении милиции, а потом и в Лукьяновском СИЗО. Ему выдвинуто обвинение по статье «хулиганство», и он может получить пять лет реального заключения. Анекдотическая история из жизни сумасшедших при искусстве перезагрузилась и буквально на глазах изумленной публики стала превращаться в трагедию.

Лично мне трудно понять, почему интеллектуалы вроде очаровательного Толика Ульянова и его единомышленников, включая Александра Володарского, так увлечены борьбой именно с законом о порнографии и комиссией по морали – остальному населению как бы других проблем хватает. Это все, впрочем, дело вкуса. А вот сажать человека в тюрьму по такому смехотворному поводу, как имитация полового акта возле парламента, – совсем не дело. И говорить о доблести и правоте украинских милиционеров, которым наконец-то удалось посадить в тюрьму бандита: «Так и надо, пускай посидит, молодцы менты», – отвратительно.

И задавать ханжеские вопросы вроде «А вот пойдешь ты со своим ребенком гулять, а тут – ебутся? Что ты делать будешь?» – тоже тупо. Не ходят нормальные люди с детьми в к Верховной Раде гулять – и детская площадка в другом конце парка, и депутатов-бютовцев искушать как-то не хочется.  

Но проблема «дела Володарского» даже не в том, каким образом в Украине можно или нужно выражать свои протестные настроения. В России, например, со времен американских бомбардировок Югославии есть традиция мочиться на ворота посольств временно недружественных стран – США, Великобритании и даже маленькой Эстонии – и ничего, не забирают никого. Потому что у российских ментов тоже есть геополитические симпатии и антипатии. А украинский милиционер – он что, от порножурнала бежит как черт от ладана, а для сексуального возбуждения использует ролики с похождениями министра Луценко? Но бог с ними, с милиционерами – им, в конце концов, положено общественный порядок охранять. Хотя я в жизни не пойму, чем акция в присутствии вполне вменяемых журналистов и фотографов этот порядок нарушает и кто должен голой задницы испугаться? Премьерский перформанс с масками куда страшнее выглядит.

Материалы предоставлены в рамках контентного сотрудничества сайта «Обозреватель» и журнала «Публичные люди».