17 октября • обновлено в 11:28
МоваЯзык
Блоги Мир

/ Новости политики

Литературный конкурс. Пес

309 Читать материал на украинском

         Часы на башне напротив пробили двенадцать. Долговязый, одетый в черную форму Охранник потер ладонью глаза, зевнул во весь рот и потянулся, закинув руки за спину и хрустя суставами. Кресло под ним обиженно скрипнуло. Впереди были еще целые шесть часов дежурства. Рука, словно сама собой, потянулась за чашкой, стоявшей на столе перед монитором камер наблюдения. Увы, чашка была пустой! Охранник взялся за термос, он показался ему слишком легким – небольшое покачивание доказало, что и он был уже пустым. Мужчина вздохнул и потянулся было за лежавшей на столе рацией, но тут же передумал тревожить по такому незначительному поводу Главный пост. Затем, бросив взгляд на мониторы, он поднялся из кресла: кофе можно было добыть только из автомата, который стоял в фойе между первым и вторым этажами.

         Вооружившись фонариком, Охранник покинул дежурное помещение и двинулся вдоль скудно освещенного редко расставленными аварийными лампами коридора. У первого поворота странные звуки, доносившиеся издали, заставили мужчину остановиться внимательно прислушиваясь. Из сумрака уходящего вдаль коридора слышалось нечто напоминающее одновременно звуки льющейся воды, издаваемый птичьими крыльями шум, а вслед за этим и… громкие стоны смертельно больного  гиппопотама. Охранник непроизвольно потянулся рукой к висевшей на поясе дубинке… хотя – какой от нее прок при встрече с гиппопотамом? Мысль о том, что откуда мог взяться бегемот в стоящем в центре многомиллионного мегаполиса офисном небоскребе… да еще в начале первого ночи, ему, почему-то, в голову не пришла. «Жаль, что огнестрельного оружия нам не полагается» – только и подумал мужчина, крепко сжимая резиновую рукоять ненадежного средства обороны. Доселе властвовавшая им мысль о стаканчике крепкого кофе как-то незаметно растворилась, уступая место жалким, трусливым мыслишкам, которые и появиться-то на свет Божий не спешили, а так – опасливо выглядывали из закоулков, словно проверяли: а не грозит ли им опасность? Лишь одна из них: «Зачем же я рацию в дежурке оставил? Ай-я-яй!» только и отважилась промелькнуть, да и та поспешила убраться по добру, по здорову…

         Сколько он простоял, прижимаясь вспотевшей спиной к стене, прислушиваясь к странным звукам, долетавшим до него из сумеречной глубины коридора, сказать было трудно. Лишь когда свет фонаря, судорожно метавшийся то в одну, то в другую сторону, в зависимости от того, откуда доносился очередной, вызывающий шевеление волос на голове, звук, начал мигать, предупреждая об исходе заряда батарей, Охранник решился и, стараясь удержаться от того, чтобы не побежать со всех ног, отступил назад, в дежурку.

         Добравшись до светящейся изнутри стеклянной двери, он привалился к ней спиной и постарался отдышаться и собраться с духом. Наверное, только через добрых минут пять он успокоился, по крайней мере для того, чтобы отворить ключом дверь, вошел в дежурку и обомлел…

Посреди запертой комнаты – а он мог поспорить с кем угодно и на что угодно, что уходя запер дверь на замок, это была доведенная многими годами работы до автоматизма привычка, сидела…  большая собака.

Это был милый, симпатичный пес. Рыжий, лохматый, с большими белыми кругами вокруг глаз. Он сидел, виляя хвостом, задрав голову и… улыбаясь во всю ширину лобастой морды. При этом он всем своим видом, словно хотел показать – вот он я какой, простой добрый малый. Ну, как меня такого можно не полюбить. С первого взгляда. И действительно… Охранник, в начале обомлевший от неожиданности и даже, чего там греха таить – испугавшийся, наблюдая эту дружелюбную физиономию, поскольку язык даже не поворачивался сказать: морду, понемногу оттаял.

- Эй… приятель… ты откуда взялся, а? – наконец спросил он нежданного гостя.

         В ответ пес пуще прежнего завертел хвостом, стал нетерпеливо перебирать передними лапами, а его улыбка стала еще шире.

         - Хм, - произнес Охранник и задумчиво потер подбородок. – Снаружи ты пробраться не мог, не так ли? – пробормотал он, размышляя вслух. – Ведь все входы-выходы были заперты в девять вечера, когда я заступил на смену. Неужели тебя кто-то оставил, или забыл в здании?

         Ответный взгляд пса, излучавший столько преданности и собачьей любви, можно было трактовать как угодно.

- Точно! Какой-то паразит привел тебя и забыл в одном из помещений, - предпочел заключить Охранник.

Пес не возразил.

- Но как же ты попал в мою дежурку?

Вместо ответа он получил новую порцию излучаемого преданности и дружелюбия.

         - Ладно… - не видя опасности, человек решил отложить до лучших времен поиск ответов на трудные вопросы. – Наверное, проголодался, да? – спросил он, и, как всякий озабоченный неожиданным появлением гостей хозяин, стал изучать остатки своего захваченного из дому ужина. В его пластиковой бутерброднице не осталось ничего кроме ополовиненного бутерброда с колбасой. - Чем же мне тебя угостить? Хлеб есть будешь? – спросил Охранник и бросил псу кусок белого батона с подтаявшим маслом на нем.

         Пес сунулся носом к хлебу и тотчас же отвел морду в сторону, виновато вильнув хвостом.

         - Вот как? – несколько удивился человек. – Да ты, парень, похоже, аристократ! – Прибавил он и бросил кусок остро пахнущей чесноком колбасы.

         В этот раз пес не стал нюхать предложенную еду, а даже отскочил  в сторону.

         - Вот как! – Охранник озадачено уставился на непрошенного гостя. – Ну, тогда извини – ничего другого у меня нет. – И, с сожалением посмотрев на безвозвратно потерянные для него остатки ужина, вспомнил о том, что главного – кофе, он так и не раздобыл! При этом он покосился на пса, который, хоть и сменил немного свое расположение в дежурке, но продолжал все так же излучать всем своим видом любовь и готовность служить.

         «А что? Может и в самом деле, вместе с ним будет… не так страшно?» - подумал Охранник, глядя на пса. А тот, словно прочтя его мысли, встал, подошел к двери, и посмотрел в глаза человеку, словно говоря: ну что же ты, пошли!   

         - Вот черт… - невольно вздрогнув, выругался Охранник. – Да кто ж ты такой будешь, парень?

         Немного поколебавшись, он осторожно отворил дверь и вышел в коридор вслед за резво выскочившим псом. И уже через пару секунд, когда, заперев ключом замок, он обернулся, то не обнаружил своего необычного гостя в царившем в коридоре полумраке.

         - Эй, как там тебя? Ты где? – отчего-то в полголоса позвал пса Охранник.

         В ответ с небольшой задержкой послышался жизнерадостный лай совсем с другой, чем ожидал человек, стороны. Озадаченный, Охранник повернул на звук и вскоре обнаружил своего гостя, нетерпеливо топчущимся у запертых стеклянных дверей центрального входа в здание. 

         - Эй, ты чего?! – продолжая удивляться поведению собаки, долговязый мужчина в черной форме, должно быть, желая изобразить из себя строгого служаку, нахмурил брови и уперся руками в бока. – Эта дверь заперта до восьми утра.

         Но пес в ответ выдал новую серию настойчивого лая и нетерпеливо царапнул лапой по стеклу.

         - Ага! – догадался человек. – Тебе что – приспичило? Понимаю… но ничем не могу помочь: все двери, за исключением этой, заблокированы до шести утра. А эта – вообще до восьми! И я не имею права отворять их. Кроме экстренных случаев… - сказал он и осекся, прикидывая в уме – будет ли считаться экстренным случаем, если пришедшая поутру бригада уборщиков обнаружит в коридоре специфическую лужу, или… благоухающую кучку… От этих мыслей он даже улыбнулся, но, поразмыслив решил, что после такого ЧП у него неприятностей будет поменьше, чем в том случае, когда он нарушит все инструкции и, отключая охранную систему, вскроет наружные двери раньше установленного срока.

         - В любом случае – это дело начальства, а не мое, разобраться, какой недотепа привел и оставил тут на ночь собаку… - пробормотал Охранник, неотрывно глядя на присмиревшего пса. – Так что, приятель, проводишь меня до кофейного автомата, а?

В ответ на такое предложение пес посмотрел на человека исподлобья. И от такого взгляда у мужчины вдруг закружилась голова, казалось, что ее сжал невидимый обруч, и в висках гулкими ударами стали больно пульсировать чьи-то властные и злые слова: 

«Подчинись! Ты всегда подчинялся, и будешь подчиняться!! Это твоя роль, и ты никуда не денешься от этого!!!»

         Жадно ловя воздух широко открытым ртом, Охранник тяжело дышал, привалившись плечом к стене. Постепенно закрывшая его взор пелена отступала.

         - Это… это ты того… шалишь… -  с трудом пробормотал человек.

А пес, отвернулся, и всем своим видом выражая презрение, трусцой подался прочь.

         Через минуту Охранник полностью пришел в себя. В одиночку повторить поход к фойе между первым и вторым этажами желания не было – от одной мысли, что, возможно, ему снова предстоит пережить тот страх, у него зашевелились волосы. Да и самого кофе уже не больно хотелось. Потому мужчина вздохнул, неспешной походкой прошелся в туалет, где долго и тщательно умывался, после чего вернулся на свой пост. Так же неспешно он вытащил из кармана пристегнутые длинной цепочкой ключи, отпер дверь и-и… первым, что увидел внутри дежурки -  то был лежавший сразу порогом пес!  

         - Постой… как ты сюда попал?.. Опять…– пробормотал он, ошалелым взглядом уставившись в нахально развалившегося на полу зверя, - Я ведь запирал дверь…

         Вместо ответа, пес переложил морду с одной лапы на другую таким образом, чтобы глаза его были направлены в противоположную вошедшему человеку сторону.

         Немного поколебавшись, Охранник осторожно переступил через собаку, прошел к своему креслу и сел. Не найдя никакого сколько-нибудь разумного объяснения происходящему, он мысленно приказал себе больше не отвлекаться от своих обязанностей и уставился на стоявшие перед ним мониторы. Но присутствие в дежурке постороннего и ощущение, что тот буравит спину человека недобрым взглядом, не давало Охраннику покоя. Но, даже специально резко обернувшись пару раз он не сумел поймать этот взгляд – всякий раз он заставал пса все в той же позе, лежащим и глядящим в противоположную сторону.

«Тьфу ты… бред какой-то!» - выругался про себя мужчина и постарался больше не обращать внимания на скверное животное.

         Только когда на светящемся табло часов выскочили цифры «06-00», а вслед за тем пробили и часы на башне напротив, пес встрепенулся и сел. На пульте охранной системы замигали зеленые огоньки, указывающие на то, что боковые двери здания разблокированы. А уже через четверть минуты на одном из мониторов Охранник увидел группу уборщиков, пришедших на работу, после чего набрал на клавиатуре пароль и подал разрешающий сигнал на замки одной из задних дверей. Обернувшись к незваному гостю, он обнаружил, что теперь пес уже снова смотрит на него. И взгляд его насторожено-выжидающий, словно спрашивал: «и что ты теперь намерен делать?» Ничего не говоря, мужчина отвернулся.

         - Приветик!

         Это, отворив дверь дежурки, вошел заступивший на утреннюю смену Техник, маленький полноватый мужичок. Не сразу заметив сидевшего за порогом пса, он едва на наступил на его лапу, спотыкнулся и стал чертыхаться. В ответ собака глухо зарычала.

         - Елки-палки – что это за псина тут у тебя? – возмущенно вскрикнул вошедший человек.

         - Понятия не имею! – с мрачным видом пожал плечами Охранник.

         - То есть как это?

         - Да вот так! – ответил Охранник и в нескольких фразах постарался пересказать события прошедшей ночи.

         - Ни себе хрена! – озадаченно почесал лысую макушку Техник.  

         - Вот-вот, - согласно кивнул головой Охранник.

         - Это же какая буча поднимется, когда начальство начнет выяснять, откуда тут образовалась эта собачина!

         - И то верно, - вздохнул Охранник, понимая, что «первые плетки» упадут именно на его спину.

         - Так может того… вывести его отсюда к чертовой матери, пока не поздно? – предложил Техник.

         Охранник на минуту задумался, мысленно прикидывая варианты. А пес при этом встал во весь рост и сделал вперед шаг, отделявший его от двери. Оба мужчины тотчас отметили такое поведение собаки.

         - И он, по-моему, хочет того же, - переглянувшись с Охранником, сказал Техник.

         - Сейчас, - сказал Охранник и, склонившись над клавиатурой, стал проверять сделанные за ночь записи с видеокамер слежения.

         - Ничего не понимаю… - через минуту пробормотал он.

         - Что такое? – поинтересовался техник, вслед за коллегой поворачиваясь к мониторам.

         - Чертовщина какая-то… Ни одна камера не зафиксировала ни появление, ни перемещения этого пса!

         - Странно… - скривил лицо в гримасе непонимания Техник. – У нас ведь практически нет «мертвых» зон.

         И они снова переглянулись, словно мысленно спрашивая друг друга: «Это ж что только будет делать с нами начальство? Никому мало не покажется!»

         - Лучше будет вывести его отсюда по-быстрому… Пока его уборщики еще не видели. Лучше для всех, - наконец нарушил молчание Техник.

         - Верно, - вздохнув, согласился с ним Охранник.

         И при этом они оба посмотрели на пса. А тот при этих словах улыбнулся. Но непросто улыбнулся, а как-то с ехидцей, словно думал при этом: «то-то же, моя взяла!» Или это только показалось людям?

         - Эй, ты, как тебя? Дружок, или Бобик? На-на-на! – Техник потер пальцами, приманивая собаку, словно в руке у него было нечто такое, что могло заинтересовать животное. – Пошли-ка со мной.

         И маленький полноватый мужичок пятясь спиной вышел из дежурки. Пес сделал пару осторожных шагов вслед за Техником, но затем остановился, оглядываясь на Охранника. А затем вернулся и сел у порога.

         - Что такое? – в открытую дверь просунулась голова Техника. – Ну, надо же! Они капризничают!

         А пес все смотрел на Охранника, и в его взгляде, почти человеческом, без труда читалось: «Ну что же ты?»

         - Слушай, - отчего-то шепотом сказал Техник, - По-моему, он хочет, чтобы с ним пошел ты. Именно ты…

         - Вот как? – Охранник, заложив большие пальцы за поясной ремень, задумчиво перекатил свой вес с пяток на носки, а затем с носков на пятки. – А это мы сейчас проверим. – И, уже обращаясь непосредственно к собаке, позвал: - А ну-ка пошли…

         Пес не заставил звать себя дважды. С видимой охотой он выскочил в коридор и резво потрусил вперед, время от времени оглядываясь, чтобы удостовериться, что Охранник идет следом.

         - Разрази меня гром, - пыхтел семенивший сзади Техник, - если эта псина не знает где у нас тут входы-выходы!

         - Угу! – с мрачным видом согласился Охранник. – Сейчас он идет к одному из боковых входов, хотя в первый раз, ночью, он притащил меня к центральным дверям.

         - Так они же заблокированы до восьми утра!

- Вот именно! И это самое непонятное: откуда это он так хорошо ориентируется в здании, если попал сюда впервые?

         Менее чем через минуту они уже стояли у металлической двери, которая вела во внутренний двор. Пес нетерпеливо переступал лапами, повизгивал и нервно взмахивал хвостом.

         - Давай, отворяй! – снова перешел на шепот Техник. И в его тоне чувствовалось волнение.

         - Погоди-ка, - так же негромко сказал Охранник. – Где твоя карточка?

         - Чего? А-а… да вот она! – ответил маленький полноватый мужичок, показывая болтавшуюся у него на длинном синем шнуре карточку с его фотографией и встроенным чипом, которая одновременно служила ему пропуском и электронным ключом.

         - А ну-ка, отвори.

         Поколебавшись не долее двух секунд, Техник сунул карточку в щель приемника на стене, на нем загорелся зеленый огонек, загудело невидимое реле, и щелкнул язычок замка. Техник с силой толкнул освободившуюся дверь, и в образовавшуюся темную щель со двора потянуло сыростью раннего осеннего утра.

         - Ну?! – вопросительно подняв брови, Охранник пристально смотрел на собаку. Ничего не понимая, рядом с ним сопел Техник. Пес стоял, словно превратился в статую, в то время как дверь, подчиняясь действию возвратного механизма, медленно возвращалась в исходное положение.

         - Чего ж он не ушел? – дождавшись, когда запираясь, щелкнет замок, озадаченно спросил Техник.

         - Интересный вопрос… - пробормотал Охранник. Затем медленно и, не отрывая глаз от собаки, стал подносить свою карточку к считывающему устройству. И по мере того, как его рука с кусочком пластика приближалась к цели, было видно, как напрягалось тело пса, словно он готовился к молниеносному и решительному прыжку… Но вот, коснувшись края щели преемника, карточка вильнула в сторону и, выпушенная из пальцев, падая, завертелась на синем шнуре...

…И тотчас с животным произошла разительная перемена – шерсть на загривке стала торчком, прежнее выражение добродушия исчезло, а тонкие темные губы раздвинулись, обнажив ряд огромных желтоватых клыков. Послышалось тихое угрожающее рычание. Техник и Охранник непроизвольно и разом отступили назад.

Его голова снова, как тогда, ночью, закружилась, сжимаемая невидимым обручем, в висках больно стали пульсировать чей-то властный и злой голос: 

«Подчинись! Ты всегда подчинялся, и будешь подчиняться!! Это твоя роль, и ты никуда не денешься от этого!!!»

Охранник поднял обе руки и с силой сжал голову.

         - Ты это… - дрогнувшим голосом всхлипнул Техник, - зря так… лучше бы отпустил его восвояси.

         - Ты так считаешь? – спросил Охранник, тяжело дыша. Тупая боль и властный голос понемногу отступали, он опустил руки, нащупывая рукоять своей дубинки и косясь поочередно то на пса – у него на морде, казалось, появилась презрительно-насмешливая улыбка, то на висевшую у дверей цифровую камеру наблюдения – красный огонек, который должен был свидетельствовать о том, что она работает, не горел!

         - Вот черт! – сквозь зубы пробормотал Охранник. – Что же это за тварь такая?!

         - Я же и говорю, – продолжал издавать всхлипывающие звуки Техник, - Лучше уж выпусти ее отсюда вон!

         - Ты так считаешь? Неужели ты еще не понял, что именно этого оно и добивается?

         - Ну, так что с того?

         - А то… Ты подумал – а зачем оно там, в мире?

         - Да ну тебя! – отчего-то вздрогнув всем телом, сказал Техник. – Нет, не зря болтали парни, что здание это в нехорошем месте построили…

         - Вот именно… Только почему оно выбрало именно меня?

         Вместо ответа Техник вновь содрогнулся всем телом. По лицу его было видно, что он готов то ли броситься прочь со всех ног, то ли тотчас упасть в глубоком обмороке. Но, сдержавшись из последних сил, он прошептал, тщетно стараясь быть услышанным только своим коллегой:

- У тебя рация с собой?

         Охранник ответил не сразу. Видно было, что он крепко задумался. Должно быть, вспоминал свои нажитые за тридцать с небольшим лет жизни грехи. Большие и не очень. Каких у всякого человека, ходящего по грешной земле, а не парящего в небесах, всегда хватает. В избытке…  Вспомнил и как пончики в школьной столовой воровал, и как товарища в трудную минуту бросил… И что по женской части всегда был слаб… Только вот скольким женщинам из-за него пришлось аборт сделать вспомнить не успел… В его голове снова прозвучал чужой голос, только на этот раз интонация была совсем иной, какой-то печальной:

 «Человек, обуреваемый страстями, легче теряет контроль над собственной волей и становится марионеткой в руках другой, более сильной воли…»  

- Да, – мотнув головой, наконец, ответил Охранник. – А тебе зачем?

         - Вызвать… - Техник прошептал едва слышно, стараясь не шевелить губами, - подмогу…

         - У меня есть другая идея, - многозначительным тоном произнес Охранник. – Получше.

         Медленно отстегнув от пояса и поднеся ко рту рацию, он все так же внимательно продолжал следить за продолжавшим преображаться животным. Его шкура начала темнеть, постепенно становясь черной и, казалось, что по ней начали пробегать искорки. Да и сам пес, кажется, стал увеличиваться в размерах, или это он просто медленно, шаг за шагом приближался к ним? Так же медленно продолжали отступать от него и люди.

         - Ало, первый пост? – нажав кнопку вызова, произнес Охранник, стараясь сохранить остатки мужества. – Чрезвычайная ситуация на первом этаже восточного крыла. Срочно требуется вызвать бригаду службы контроля животных в городе. Да-да, не послышалось. Или какой-то другой службы. По крайней мере, такой, которая имеет средства и препараты для их… усыпления!

         …Лишь только последнее слово успело улететь в эфир, как в сторону двух мужчин взметнулась огромная черная тень, на мгновенье их обдало удушливо-зловонной волной, и над ними сомкнулась ночь…

Подписывайся на наш Telegram. Получай только самое важное!

Блоги / мнения

ads pixel