Охота на абитуриенток

Охота на абитуриенток

Огромный институт, на множество корпусов, в котором одновременно училось сразу семнадцать тысяч студентов, шумел вступительными экзаменами. Взволнованные абитуриенты толпились в холлах на этажах у аудиторий, прятали в карманы шпаргалки и выходили из экзаменационных аудиторий кто с двойкой, а кто с оценкой отлично. В этой суматохе и общей нервозности, где никто практически не знал друг друга, никто даже не заметил, как от общей группы абитуриентов отделилась семнадцатилетняя девушка по имени Лена и куда-то пошла. Никто не придал этому значения, кроме родителей девочки, которые, прождав ее весь вечер и всю ночь, подали заявление в милицию о пропаже своей дочери.

Милиционер, принявший заявление, отнесся к пропаже Лены довольно спокойно. Он посоветовал родителям не волноваться, сказав, что пройдет пару дней, и девушка сама объявится. Все же он открыл дело о пропаже абитуриентки, и пообещал ее родителям держать в курсе событий. Прошло пару дней, а девушка так и не объявилась. Вскоре со вступительных экзаменов не вернулись еще две девушки: Наташа и Света. Первой было, так же как и Лене, семнадцать, а другой - восемнадцать лет. После этих необъяснимых исчезновений была организована отдельная следственная группа, объединившая все три исчезновения в одно дело.

Видео дня

По горячим следам опросили многочисленных свидетелей, абитуриентов, их родителей, которые ждали своих детей под корпусами института; преподавателей и вахтеров. Но, к сожалению, следствию это ничего не дало. Никто из тех, с кем они разговаривали, не запомнил ничего необычного, никто не помнил, когда именно девушки ушли. Также никто из вахтеров не помнил, выходили ли они вообще из корпуса. У следователей была только одна зацепка - все три девушки сдавали экзаменыи в одном корпусе под номером одиннадцать. Это было огромное 9-этажное здание, с бесчисленным количеством переходов, пятью сквозными лестницами, одних столовых и буфетов в нем было двенадцать штук.

Следствие знало, что во время вступительных экзаменов в помещение института могли попасть только абитуриенты и преподаватели. Потому было выдвинуто предположение, что к похищению девушек мог быть причастен только тот, кто имел возможность проходить в корпус. Эту версию подтверждало еще и то, что одна из девушек пропала до сдачи третьего экзамена. Первые два она сдала "на отлично", и потому было трудно предположить, что она испугалась или передумала сдавать следующий. А раз так, то у следствия появилась версия: когда девушка дожидалась своей очереди зайти в аудиторию, кто-то подошел к ней и под каким-то предлогом отвел в сторону, после этого, возможно, вывел из корпуса. Не исключалось также, что все три девушки по-прежнему продолжают находиться в здании.

Пока выдвигались все эти предположения, случилась новая беда - пропала шестнадцатилетняя абитуриентка по имени Лана и снова в одиннадцатом корпусе. Сразу после ее исчезновения было принято решение больше не проводить экзамены в этом корпусе, кроме этого блокировать здание - на случай, если преступник устроил свое логово именно там, не дать ему уйти. То, что преступник находился в одиннадцатом корпусе, помогла узнать следующая уловка: после первых трех исчезновений вахтер, сидевший внизу, пропускал и выпускал всех только по спискам. Подпись пропавшей Ланы стояла в графе «вошла», но ее не было в графе «вышла». Следовательно, она не покидала пределов здания. Конечно, можно было предположить, что она вышла на улицу через какой-нибудь черный ход, но эта версия оставалась резервной.

Когда следователи приступили к обыску здания, то стало понятно, что силами самой группы, в которую входило пять человек, задачу не выполнить. Тогда на помощь следствию пришли курсанты военного училища и слушатели милицейской академии. Было принято решение начать обыск с подвала, а потом подниматься сверху вниз, с этажа на этаж. Руководство института помогало следствию - у участвовавших в обыске были не только подробные планы здания, но и ключи от всех замков. Разделенный на комнаты подвал обыскивали почти шесть часов, ведь приходилось не только ворошить скопившийся там мусор, но и проверять, нет ли в нем новой кладки или недавно заставшего цемента.

Именно там, в подвале, было найдено тело одной из пропавших девушек. Оно лежало в крошечной коморке, к огромному навесному замку которой не подходил ни один ключ. Когда ломом замок был сорван, на следователей и курсантов дунуло трупным запахом. Предчувствуя самое плохое, следователи стали раскидывать связки старых бумаг, и нашли под ними обнаженное тело мертвой девушки. Ее одежду найти не удалось. Первый найденный труп позволил подтвердить предположение о том, что преступник работает в корпусе. Но когда следователи получили список всех, кто работал в нем, то оказалось, что в нем находится около семи сотен фамилий. Следствие занялось проверкой каждого, но на убийцу выйти не удавалось.

После осмотра тела убитой эксперты пришли к выводу, что девушка была задушена не в подвале, а где-то в другом месте. Потом ее принесли в подвал, раздели и изнасиловали. По следам найденной спермы, было установлено, что насильником мог быть мужчина от тридцати до пятидесяти лет. Больше никаких зацепок касательно личности насильника не было.

Обыск первого и второго этажа результатов не дал. Но на третьем этаже следствие ждал новый неприятный сюрприз: в одной из ремонтируемых аудиторий нашли тело девушки по имени Наташа. Она была задушена, изнасилована, одежда также отсутствовала. Тела Светы и Ланы исчезли бесследно. А значит, преступник или спрятал их там, где следствие не могло найти их, или вынес их из здания.

Тем временем закончились вступительные экзамены, и институт зажил своей обычной жизнь. Правда, теперь каждый из его корпусов охранялся, словно какой-нибудь стратегический объект. В любой из корпусов можно было пройти только по пропуску, на каждом этаже дежурили сотрудники милиции, а руководство института обращалось к преподавателям и студентам через внутреннюю институтскую радиоточку с просьбой сообщать обо всем подозрительном, обещая за любую ценную информацию материальное вознаграждения. Прошел август, начался сентябрь, институт приступил к занятиям, а маньяк так и не был найден. Следствие посчитало, что, испугавшись, он больше не совершит ничего подобного, но вдруг исчезла студентка второго курса Ирина. Но уже через два дня Ирина нашлась. Оказалось, что она просто «загуляла» в общежитии со своими подругами.

Буквально на следующий день пропала студентка третьего курса Оксана. Когда она не появилась на третий день, следствие приступило к ее поискам. Вновь опросив множество свидетелей, было установлено, что Оксана, оставив в аудитории сумку со своими конспектами, направилась в буфет. Обратно она не вернулась. И снова это произошло в одиннадцатом корпусе.

Руководство института припомнило, что десять лет назад корпус перестраивался, и что до перестройки он выглядел несколько иначе. Когда сличили старые и новые планы здания, то обнаружилось, что на седьмом этаже есть небольшая коморка, не обозначенная на новых планах. Когда ее вскрыли, нашли не только останки трех девушек, включая тело девушки, пропавшей последней, но и одежду всех пяти жертв. Удалось выйти и на похитителя, которым оказался тридцатипятилетний Михаил Зинковецкий, работавший лаборантом на одной из институтских кафедр.

Когда его арестовывали, Михаил Зинковецкий не сопротивлялся, а на первом же допросе сказал, что он давно ждал ареста, и что даже хотел чтобы его арестовали. По его словам, он знал, что творит зло, когда убивал и насиловал девушек, но он не мог остановиться, понимая, что единственным способом остановиться будет его собственный арест. Когда же ему задали вопрос, почему он не сдался, Михаил ответил, что он боялся, что его будут ругать. Подобный ответ из уст тридцатипятилетнего мужчины заставил следователей усомниться в его нормальности. Но судебно-психическая экспертиза дала заключение об абсолютной вменяемости преступника, и он должен ответить за свои поступки. На допросах Михаил признался и в других преступления, совершивших им до работы в институте.

По его словам, первая из убитых им девушек просто понравилась ему. Следствие имело возможность сличить фотографии всех погибших девушек, и пришло к выводу, что насильнику нравились девушки одного типа: блондинки небольшого роста, склонные к полноте. По словам Михаила Зинковецкого, увидев Лену, он просто влюбился в нее. Он очень хотел с ней познакомиться, но не знал как. Наконец он придумал следующий план: надев белый халат, он подошел к девушке и представился ей преподавателем и сказал, что ему будет нужна ее помощь. Зная, с каким трепетом абитуриенты относятся к преподавательскому составу, Михаил смог убедить Лену подняться с ним на седьмой этаж, и завел ее в каптерку. Там он попытался ее поцеловать, но девушка испугалась и стала убегать. Догнав Лену, Михаил задушил ее, затем снял с нее одежду и изнасиловал. Дождавшись вечера, он оттащил тело в подвал, а сам покинул здание через окно туалета первого этажа.

Также подробно он рассказал и о четырех последовавших после этого убийствах, три из которых были совершены точно по такой же схеме. А вот последнее убийство девушки по имени Оксана выглядело иначе. Михаил столкнулся с Оксаной в буфете, и опять по его словам, влюбился в нее. Михаил, дождался, когда Оксана выйдет из буфета и последовал за ней. Лекции уже начались, и в коридоре никого не было. Догнав Оксану, Михаил Зинковецкий затащил в мужской туалет. Там он задушил девушку, и спрятав тело в одной из кабинок, поднялся к себе. Вернувшись с куском брезента, он завернул в него тело девушки и отнес его в потайную комнатку на седьмом этаже. По словам Михаила, его - несущего завернутое в брезент тело, - видело по меньшей мере пятнадцать человек, но никто из них не обратил на него никакого внимания.

Такова была страшная картина этих преступлений. Но оказалось, что Михаил Зинковецкий совершил не только эти преступления. За ним тянулся целый кровавый след. Переезжая из города в город, Михаил убивал девушек, чей портрет мы описали чуть выше: невысокого роста блондинок, склонных к полноте. Первой его жертвой стала ивано-франковская проститутка, которую Михаил убил, пригласив к себе в квартиру. Девушке было восемнадцать-девятнадцать лет, и выглядела она как все последующие жертвы Михаила. Михаил хотел заняться с ней сексом, но из-за того, что очень сильно нервничал, он оказался попросту несостоятельным. Он надеялся найти понимания у проститутки, но вместо того чтобы отработать полученные деньги, девушка стала оскорблять его, а потом попыталась выйти из квартиры. Догнав ее на лестничной клетке, Михаил затащил проститутку обратно к себе в квартиру и прямо в коридоре, возле незакрытой двери, задушил ее. При этом он испытал невероятное по своей силе сексуальное возбуждение, которое и позволило ему вступить в половую связь с проституткой, но, правда, уже мертвой.

С тех пор Михаил стал нуждаться в убийствах и насилии, как в наркотике. Он признавался, что его никогда не покидала мысль о том, что он творит страшное зло, убивая женщин, и что он всеми силами пытался противостоять своей мании. Иногда его хватало на год, иногда всего на три месяца, но потом он срывался, и все начиналось сначала.

В Ивано-Франковске Михаил совершил четыре убийства. Потом он продал квартиру и переехал в небольшой городок на юге Украины. Там он убил двух девушек, и сразу же переехал в Киев. В Киеве Михаил Зинковецкий совершил целый ряд убийств. Прожив в столице почти три года, Михаил убил и изнасиловал двенадцать девушек. А уже после этого он переехал в город, где находился институт, и устроился работать лаборантом.

ПРимечательно, что Михаил Зинковецкий переезжал из города не потому, что заметал следы, а потому что искренне надеялся начать на новом месте новую жизнь. И первое время он держался. Но стоило ему увидеть понравившуюся ему девушку, как его сразу же срывало с тормозов. Он был самым настоящим сексуальным маньяком, и работая в институте, видя вокруг себя множество симпатичных девушек, Михаил Зинковецкий не мог сдержать бушевавших в нем страстей. В общей сложности за свою жизнь Михаил убил двадцать семь девушек в возрасте от пятнадцати до двадцати четырех лет. Чистосердечно признавшись во всех своих преступлениях, Михаил Зинковецкий даже отказался от адвоката, сказав, что такие, как он, не заслуживают, чтобы его защищали. Но на суде он полностью отказался от всех своих показаний, заявив, что оговорил себя из-за того, что на него было оказано физическое давление. Однако суд смог доказать причастность Михаила к девяти убийствам из тех, о которых он рассказал, и этого оказалось вполне достаточно для того, чтобы он получил максимальное наказание - пожизненное лишение свободы. Родственники убитых им девушек, естественно, остались не удовлетворены таким приговором. По их славам, к таким, как Михаил Зинковецкий, должна применяться смертная казнь.

Охота на абитуриенток

Охота на абитуриенток

Охота на абитуриенток