Энергетический апокалипсис для Украины. Часть II.Энергоатом

Энергетический апокалипсис для Украины. Часть II.Энергоатом

Свершилось! В четверг, 13 марта, в начале одиннадцатого утра российские информагентства начали передавать сообщения с пометкой «Молния» с весьма оптимистическим лейтмотивом: противостояние между «Газпромом» и «Нефтегазом» окончательно завершено подписанием официальных договорённостей.

О конкретных положениях соглашения - не сейчас и не здесь, их анализ требует отдельного исследования. А вот настроение общественности отметить весьма к месту: российские СМИ освещают оформление консенсуса с явным облегчением и с твёрдой уверенностью в окончательности и завершённости переговоров и снятии всех проблемных вопросов. Попросту говоря, всем своим видом демонстрируют, что в «газовой войне» поставлена точка.

Видео дня

Какие оптимисты эти россияне!

Бесспорно, украинцам не меньше хочется спокойно вздохнуть и забыть о нервном напряжении последних месяцев. Да вот только оснований у нас немного. Масла в уже затухающий огонь подлил в тот же четверг Александр Гудыма, советник премьер-министра по вопросам энергетической политики на пресс-конференции под заведомо критически-вопрошающим названием «Сможет ли правительство гарантировать энергетическую безопасность страны?». Располагая уже на тот момент сведениями о достижении соглашения в Москве, Гудыма поспешил заявить, что отнюдь «не все точки над «i» поставлены в этих договорённостях с «Газпромом», имея в виду принципиальное несогласие украинского правительства платить за январско-февральский газ по 315 $.

А вообще не стоит недооценивать фактор поры года (читайте: температуры «за бортом») в наших газотранспортных взаимоотношениях. По устоявшейся уже традиции, весна-лето – время для атак со стороны украинских властей на «Газпром» и всяческих посредников, когда у правительства и «Нефтегаза» играют гормоны и резко повышается градус смелости, дерзости и решительности. Потому что на дворе тепло и нет опасности оставить страну прозябать в морозы. И в этом нынешний Кабмин отнюдь не оригинален. Но вот с приходом ноября… С началом холодов в контрнаступление переходят «нордические и строгие» Миллер и Ко. А любые весенние заморозки автоматически воспринимаются в Украине как попытка ненавистных газовых посредников заработать еще больше на отопительном сезоне.

Пардон, это было лирическое отступление, вызванное «умилением» от новостей, что жизнь начинает налаживаться.

Вернёмся всё же к анонсированной теме внутриэнергетических проблем – ситуации вокруг Национальной акционерной энергетической компании «Энергоатом». Странно, однако проблема не приобрела в последние дни широкого освещения в СМИ. Хотя угроза появилась ещё в первой половине января, стране, ещё не отошедшей от новогодних и рождественских празднований и в таком состоянии ринувшейся забирать долгожданные вклады Сбербанка СССР, в тот момент было явно не до «Энергоатома». Вновь о надвигающейся проблеме заговорили 5 марта, но тема так и не стала массово обсуждаться. Правительство по уши загрузло в разруливании газовых поставок и долгов, Президент пристально наблюдал за Тимошенко, «Нефтегазом» и шариковыми шоу в здании Верховной Рады, и информагентства направляли внимание общественности соответственно.

Суть сложности с НАЭК вкратце состоит в следующем. Работа атомной электростанции в современном мире, в том числе и в Украине, невозможна без договора о страховании гражданской ответственности за ядерный ущерб, который может быть причинен в случае ядерного инцидента. Для АЭС такая страховка имеет довольно сложную структуру и в нашей стране именуется Ядерным страховым пулом (ЯСП).

Создан он в сентябре 2003 года и объединяет 48 страховых компаний, которые взяли на себя обязательство возмещать возможный ущерб от ядерных аварий НАЭК «Энергоатом», являющейся оператором 15 ядерных энергоблоков на четырех АЭС: Запорожской, Ривненской, Хмельницкой, Южно-Украинской.

Так вот, действие страхового договора, который подписывается с «Энергоатомом» ежегодно, закончилось ещё … 11 января. Компания заключила дополнительное краткосрочное соглашение, продлив договор до 5 марта текущего года. Хотя, по заявлению генерального директора ЯСП Владимира Захарова, «это грубое нарушение законодательства и международных обязательств».

Далее, 3 марта, НАЭК направила в Межведомственную комиссию (МВК) запрос на проведение тендера на страхование ядерных рисков для одного участника – Ядерного страхового пула. Поскольку провести тендер по обычной процедуре – для трех участников – не представляется возможным. Конкурентов у ЯСП в Украине нет. Сейчас компания ожидает решения МВК. По мнению господина Захарова, именно комиссия застопорила процесс, не предоставляя выводов: «Ещё 18 декабря компания отправила им пакет документов на 15 страницах, но никакого ответа не получила».

С точки зрения нормативного регулирования, договор страхования не удается продлить из-за коллизии между страховым законодательством и поправками в закон «О госзакупках товаров, работ и услуг за госсредства», вступившими в силу в 2006 году. Характерно то, что в прошлом году такое разрешение Тендерной палаты получить удалось, а в текущем – никак. ЯСП подготовил изменения в закон «О госзакупках», чтобы исключить страхование ядерного ущерба из перечня услуг, подлежащих покупке на тендерах. Но вот незадача: Верховная Рада никак работать не хочет, а поэтому новые нормы не могут начать работать.

Но показывать пальцем в сторону наших горячолюбимых депутатов как-то уже поднадоело: их при желании можно обвинить в любом происшествии (и, без иронии, совершенно справедливо). Однако не одно лишь «здание под куполом» создаёт проблемы в Украине (или вовремя не решает их). Как стало известно из осведомлённых источников, в МВК также не побрезговали воспользоваться сложной ситуацией … и потребовали от страховщиков откат, на что последние не согласились. В свою очередь пресс-служба Тендерной палаты, которая и сама-то не отличается безукоризненной репутацией, тоже «переводит стрелки» на комиссию: «Тендерная палата не может ничего блокировать, мы общественная организация. Скорее всего, дело не в нас, а в межведомственной комиссии».

Косвенно версию с «нечистой на руку» МВК подтвердил и сам её член, а по совместительству заместитель главы Антимонопольного комитета Сергей Стефановский, который так и не смог назвать причину отказа в согласовании условий тендера.

Учитывая всю сложность положения, НАЭК ещё в начале недели должна была приготовить телеграмму с уведомлением о сложившейся ситуации, при которой компания может отключить 15 энергоблоков, а это – более 50% (!) вырабатываемой в Украине электроэнергии. Подчеркнём, что проблема не надумана, и при условии пессимистического развития событий последствия могут оказаться без преувеличения катастрофическими.

Далее всё зависит от такой институции, как Госкомитет ядерного регулирования. Чисто теоретически «Энергоатом» может работать и без страховки, но Государственный комитет может поставить условие устранить эту проблему, иначе будет приостановлена лицензия на эксплуатацию ядерных энергоблоков. По заявлениям директора департамента оценки безопасности ядерных установок госкомитета Александра Демчука, «приостановление лицензии может быть. Главное – должна быть обеспечена безопасность ядерных установок. Если остановятся 15 энергоблоков «Энергоатома», то энергосистема Украины развалится».

С другой стороны, так как договор страхования на 2008 год не был подписан до 6 марта, уже нарушена Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб, ратифицированная Украиной. Что и говорить, улучшению международного имиджа страны этот факт навряд ли поспособствует…

Нынешняя ситуация с «Энергоатомом», без преувеличения, представляет серьёзнейшую угрозу национальной безопасности и требует оперативного вмешательства высших должностных лиц правительства и контроля со стороны главы государства. Вот только им до проблемы этой пока дела нет. Заняты нынче, дескать, другими, по их мнению, более «назревшими» темами.

Как бы не было поздно, когда, не приведи Господи, перезреет эта…