По ком звонит ценовой колокол?

По ком звонит ценовой колокол?

Всем нам очень хотелось бы верить, что прогнозируемая правительством на этот год инфляция на уровне 9,6—9,8 % «сбудется» и не выйдет за указанные рамки. Но невольно вспоминаются скромные прошлогодние «лимиты», которые правительство героически отстаивало до последних месяцев года, и фактическое увеличение цен на 16,6%.

Видео дня

Судя по ценовым изменениям января-2008, годовые правительственные показатели инфляции могут быть достигнуты досрочно — если не в марте, то, во всяком случае, в апреле-мае. Ибо реальных возможностей остановить стремительный рост цен по большинству продуктов, формирующих основной ценовой прирост, практически нет. Это в основном овощи, фрукты, в несколько меньшей мере — продукты животноводства. Они преимущественно производятся в хозяйствах населения, а не сельхозпредприятиями, и возможностей активного противодействия, даже чисто административными мерами, росту цен по ним не просматривается.

Немного об индексе потребительских цен

Напомним, что основным показателем, который характеризует инфляцию, является индекс потребительских цен (ИПЦ). Он призван отражать ежемесячные и годовые изменения цен и тарифов на товары и услуги, приобретаемые населением для непроизводственного потребления. ИПЦ ежемесячно определяется по ценовым изменениям «потребительской корзинки», которая включает 296 наиболее значимых в денежных потребительских расходах населения товаров (250) и услуг (46).

В Украине, как и во всех других странах, этот индекс рассчитывается путем выборочной регистрации цен и тарифов в 141 городе страны. Ориентировочно можно считать, что 46-миллионное население Украины в течение месяца делает 1,0—1,2 млрд. приобретений товаров и услуг. ИПЦ строится на выбор­ке примерно по 300 тыс. покупок.

Наверное, у многих читателей не может не создаться впечатление, что выборка у нас очень маленькая, и в ней уже наперед заложены вероятные существенные неточности. Но примерно на таких же и даже меньших выборочных пропорциях рассчитываются ИПЦ и в других странах. А западные эксперты, в том числе из МВФ, проводящие «аудит» нашего индекса потребительских цен, считают возможным даже некоторое сокращение выборки без ухудшения качества объективности ИПЦ. Тут можно напомнить, что результаты почти всех социологических опросов в Украине базируются на ответах порядка 2 тыс., а не миллионов респондентов и считаются вполне объективными.

Вообще сбор, регистрация и обобщение данных для построения ИПЦ являются довольно дорогим удовольствием — в плане как материальных и финансовых, так и трудовых затрат. В Украине в этой программе заняты 450 сотрудников местных, региональных статистических органов и Госкомстата. В целом наш ИПЦ вполне отвечает требованиям международных рекомендаций. Одним из его несомненных достоинств являются крайне сжатые сроки его разработки. Он публикуется уже на пятый-шестой день следующего месяца (а в США, например, лишь на 15—

18-й день).

Разработка ИПЦ связана с решением многих, зачастую крайне сложных методологических и практических аспектов. Нельзя упускать из виду, что опыт расчетов индекса в Украине намного меньше, чем в других странах. Считалось, что в СССР инфляции (впрочем, как и секса) просто нет и быть не может.

Необходимость определенного совершенствования расчетов ИПЦ осознается. Но, кроме Госкомстата, в этих работах необходимо более активное участие Минэкономики, Минтруда, НБУ, профсоюзов, предпринимателей и, конечно, науки, а по ряду направлений — и международных экспертов.

Ценовые итоги последних месяцев

В предыдущем номере «ЗН» была опубликована яркая статья Вадима Башты о том, что «день грядущий нам готовит», — в смысле повышения цен на многие продукты питания промышленного производства в ближайшие месяцы. Если обобщить анонсируемое в этой статье увеличение цен по приведенным 15 группам пищевых продуктов и их весам в ИПЦ и привести их к общему знаменателю, то получим, что на них приходится 17,9% весов общего ИПЦ и 32,6% — продуктов питания. По ним следует ожидать повышения цен в среднем на 13,7%. Применительно ко всем продовольственным товарам это потянет на 4,5%, а по всему ИПЦ — на 2,45%. Это так, чтобы сориентироваться и помочь Минэкономики в составлении прогноза ИПЦ.

Но вряд ли стоит рассчитывать, что рост цен ограничится лишь этими продовольственными группами. Среди них нет, например, хлеба, мяса, рыбы, молочных продуктов, овощей и фруктов.

Вызывающий тревогу прошлогодний рост цен в Украине начался в сентябре. На последние четыре месяца прошлого года пришлось 60% годового прироста ИПЦ.

В прошлом году при общем увеличении индекса на 16,6% три четвертых этого прироста — на «совести» цен на продукты питания. За год они возросли на 24,7%. Из продуктов больше всего подорожали яйца — на 54,4%, растительное масло и маргарин — 70,4, капуста — 79,3, пшеничная мука — 39,6, молоко — 44,7, сыр — 41,9, цитрусовые — 50,4, яблоки — 52,6, ягоды — 115,8, бахчевые — 133,7, огурцы — 38,8, помидоры — 98,4, перец сладкий — 172,9%. Из 119 включенных в индекс продовольственных продуктов подешевел лишь картофель — на 4,6%.

Кроме продуктов питания, резко выросли цены и тарифы на некоторые услуги. Без каких-либо видимых объективных причин на 35,3% подорожали финансовые услуги населению. И даже ритуальные услуги — на 34,0%.

Январский индекс

Январская инфляция этого года в размере 2,9% оказалась самой высокой за этот месяц в последние годы. Новым для январской презентации ИПЦ стало определение по инициативе НБУ так называемого базового индекса потребительских цен (БИПЦ). Он охватывает товары и услуги, ответственность за ценовые изменения по которым прямо или косвенно может быть возложена на НБУ. В январе БИПЦ дал прирост всего в 1,6%, или почти в два раза ниже, чем по всему ИПЦ. Нетрудно определить, что «небазовый» ИПЦ в январе повысился на 4,6%, или почти в три раза больше, чем БИПЦ. Так что влияние НБУ на ценовые изменения можно оценить положительно.

Если присмотреться повнимательнее, цены на какие виды продовольствия в январе выросли в наибольшей степени, и ограничиться лишь теми из них, по которым этот рост выражается двузначными цифрами, то в этот набор попадают семь продуктов (все они относятся к «небазовым»): капуста белокачанная — прирост за месяц 50,7%, огурцы — 15,7, помидоры — 17,0, лук — 23,7, свекла — 27,2, морковь — 19,0, картофель — 11,7%, а в сумме — 19,2%.

Конечно, шокирует подорожание капусты: за месяц — в полтора раза. Многие, наверное, еще помнят укоризненное замечание в начале ноября прошлого года тогдашнего первого вице-премьера Н.Азарова, что страна должным образом не оценила тогдашнее снижение цен на капусту в октябре против сентябрьских цен на 20,1%. Интересно было бы узнать мнение Николая Яновича по поводу январского роста «капустных» цен.

Конечно, до нового урожая не следует рассчитывать на снижение цен на овощи и фрукты. Но в прошлом году общее увеличение цен по ним в январе составило 4,6% и было более чем в четыре раза ниже, чем в январе 2008-го. Причем в январе прошлого года цены на картофель снизились на 1,5, на лук — на 0,5%.

Возможности обуздания роста цен на овощи и фрукты у нас крайне ограничены. Дело в том, что 95% картофеля и 88% овощей выращиваются в хозяйствах населения. Каких-то действенных административных механизмов по сдерживанию роста цен на них нет, хоть каждый день издавай указы об их ограничении. На стадии производства этих продуктов в сельском хозяйстве, в отличие, скажем, от растительного масла, даже «не пахнет» монопольным или картельным сговором. Часть выращенных в хозяйствах населения картофеля и овощей реализуется на рынках самими производителями, другая часть приобретается и затем перепродается оптовиками. Видимо, существенное увеличение цен на них в значительной мере инициируется в сфере обращения и реализации оптовиками. Рост цен на них подстегивается и тем, что, в отличие от наемных работников, зарплату которым все же повышают, самозанятые могут увеличивать свои доходы лишь за счет повышения цен на продаваемую ими продукцию.

Если обратиться к продуктам питания, производимым на предприятиях пищевой промышленности, то там, безусловно, существуют некоторые административные возможности для сдерживания необоснованного роста цен. Так, в прошлом году одним из рекордсменов стало подсолнечное масло. За год цены на него выросли «всего» на 70,4%. И объяснялось это ростом мировых цен. А вот согласно безусловно авторитетным данным, приводимым в январском выпуске International Financial Statistics МВФ, цена подсолнечного масла в европейских портах составляла в 2005 году 301,7 долл. за тонну, в 2006-м — 188,0, в 2007-м за период с января по октябрь она не менялась и составляла 177,4 долл. за тонну!

В Украине же и в январе цены на растительное масло продолжали расти: они увеличились на 5,1%. Похоже, что подобная тенденция сохранится и в феврале. Посетив в понедельник один из киевских супермаркетов «Фуршет», автор решил купить литр самого дешевого растительного масла по цене 9,77 грн. Но при оплате в кассе на экране высветилась цена чуть повыше — 11,84 грн. Кассирша приветливо объяснила, что не всегда успевают обновлять ценники в торговом зале. Так что не только по растительному маслу, но и по ряду других товаров и услуг есть над чем потрудиться нашему Антимонопольному комитету.

Кто в проигрыше?

Очевидно, что ценовые изменения неодинаково влияют на разные социальные группы населения. Наиболее ощутимо они ударяют по домохозяйствам с низкими доходами и намного меньше отражаются на более зажиточных и богатых семьях. Это обусловлено опережающим ростом цен на продукты питания по сравнению с другими группами потребительских расходов.

Если, как это принято при анализе жизненного уровня, разделить все домохозяйства на десять равных по численности, так называемых децильных, групп, то получим следующую картину. По обследованиям расходов домохозяйств Украины за 2006 год, в среднем по всем группам населения на покупку продуктов питания тратилось 54,9 % денежных средств. В первой децильной группе с наименьшими доходами на них приходилось 62,8 % расходов, а в десятой, с наибольшими доходами, намного меньше — 45,1%.

Понятно, что при увеличении прошлогодних цен на продовольствие почти на четверть (на 23,7%) этот рост цен в первую очередь ударил по наиболее бедным группам населения. И если принять во внимание, что в расходах на продовольствие опережающими темпами росли цены на продукты сельского хозяйства и относительно простые и более доступные продукты пищевой промышленности, то суммарное повышение цен для менее зажиточных слоев оказалось более ощутимым и болезненным, нежели для богатых.

По нашим расчетам, по всей потребительской корзинке товаров и услуг ИПЦ в 2007 году для первой и второй децильных групп (с самыми низкими доходами) вырос на 18—19%, а для девятой и десятой, т.е. с наиболее высокими доходами, — примерно на 13—15% (при росте в среднем по всем группам на 16,6%). Конечно, социально справедливее было бы наоборот.

К сожалению, у нас пока нет глубокого анализа и прогнозирования влияния ценовых изменений на отдельные демографические и социально-экономические группы населения. А без этого сложно проводить взвешенную социальную политику в стране.

Автор: Андрей Ревенко - доктор экономических наук