Как низко она пала

Как низко она пала

Цены мирового рынка на нефть по итогам торгов 18 декабря на ведущих нефтяных биржах значительно понизились.

Видео дня

Нефть вновь опустилась ниже так называемой психологической отметки в 40 долл. Накануне цены на нефтяные фьючерсы в Нью-Йорке упали на 8%. Официальная цена фьючерса Light, Sweet Crude Oil (январь) потеряла за день еще 3 долл. 54 цента и установилась на отметке 40,06 долл./барр. – это самый низкий показатель с 12 июля 2004 г. В Лондоне на InterContinental Exchange Futures - IPE Brent Crude - 43,36 (-2,17) долл./барр.; в Нью-Йорке на New York Mercantile Exchange - Light, Sweet Crude Oil - 36,22 (-3,84) долл./барр.

Тем временем падение цен по сделкам в ходе торгов достигло отметки 39,88 долл./барр. Ниже отметки 40 долл./барр. котировки Light Sweet скатились накануне впервые за четыре с половиной года. Шейхи занервничали. Но больше всего беспокойства проявляют российские госкапиталисты и венесуэльские клоуны.

Опять — двадцать пять

Еще в первой половине этого года мысль о том, что нефтяной поток — главный источник российского благоденствия — может вдруг оскудеть, казалась абсолютно утопической. К концу июня — началу июля баррель достиг отметки $147 (Urals — около $140). Летом Мировое энергетическое агентство выпустило прогноз, в котором указало среднюю цену за баррель — $100 на период 2007–2030 годов. К 2030 году прогнозная цена составляла $200 (в текущих долларах, то есть с учетом инфляции). А Всемирный банк в начале осени обнародовал доклад, из которого следовало, что нефть не упадет ниже $75–100. Уважаемые международные организации исходили в своих прогнозах из того, что спрос на нефть будет расти вместе с мировой экономикой, а процесс добычи нефти (влияющий на ее себестоимость) будет только дорожать. Мировой финансовый кризис спутал все карты: цена черного золота покатилась вниз с той же безумной скоростью, с которой до этого рвалась вверх. $25 за баррель это уже не утопия. А российское правительство, по некоторым данным, втайне рассматривает сценарий существования экономики при $10 за баррель.

Спекулятивный рост

Безудержный рост нефтяных цен в последние 2–3 года был обеспечен вливанием спекулятивного капитала в инструменты фондового рынка — прежде всего речь идет о нефтяных фьючерсах. На оптимистических прогнозах по мировому экономическому росту росли и цены контрактов на нефтяные поставки на три, пять, десять лет вперед. Когда фондовый пузырь лопнул, спекулятивная составляющая ушла из нефтяной цены. Так при цене за баррель $140 спекулятивная часть составляла не менее 50% от цены. Разумная цена барреля с точки зрения равновесия между спросом и предложением и за вычетом «спекулятивной части» в прошлом году должна была составлять около $40.

С тех пор экономическая ситуация в мире заметно ухудшилась: спад промышленного производства в Японии составил 2%, в Германии — 7%, продажи автомобилей упали в США на 17%, а в Европе и того больше, что с лагом в полгода вылилось в снижение спроса на бензин. Да и теплая погода, например, в Европе снижает потребность в энергоносителях. Но это еще не все: из-за вхождения мировой экономики в рецессию прогнозируемая потребность в нефти также снизилась — прежде всего для США и других развитых государств, что повлекло за собой дальнейший сброс цен. Исходя из этого, в течение первого полугодия 2009 года цена за баррель вряд ли поднимется выше $25–30, а вот опуститься еще ниже может. $15–20 за баррель — вполне реальная цена при снижении спроса на нефть в результате мировой рецессии.

Автомобиль на льду

Но делать смелые прогнозы не очень сложно. А вот влияние подобного падения на макроэкономику спрогнозировать куда сложнее. Как говорит Егор Гайдар, директор Института экономики переходного периода: «Информация на нефтяном рынке запутанна и противоречива. Из ОПЕК и Международного энергетического агентства приходят разные данные об объемах добычи, о резервных мощностях. Поэтому рынок склонен реагировать на простые индикаторы: скажем, на последние недельные данные о запасах нефти в США. Глобальные тенденции, открытие новых месторождений, изменение спроса и предложения игроков волнуют меньше. В этой связи прогнозировать рынок невозможно. Можно лишь сказать, что здесь действует стадный инстинкт. Каждый участник ждет, пока остальные решат, что рынку пора идти вниз. После того как это случится, физических ограничений для глубины падения цены не будет. Некоторые аналитики пишут о том, что ниже $40 за баррель мы цены больше не увидим, поскольку серьезные деньги вложены в проекты, которые окупаются только на таком уровне. Да наплевать ключевым участникам рынка на то, какие проекты окупятся или не окупятся! Надо понять: чем дальше цена нефти идет вверх, тем больше риск, что она не просто пойдет вниз, а покатится круто».

«Представьте автомобиль, который мчится на хорошей скорости, а потом попадает на гладкий лед, — говорит гендиректор Института экономических стратегий Александр Агеев. — Очевидно, что как-то спрогнозировать траекторию его дальнейшего движения невозможно». По мнению экономиста, если Китаю, Индии и Бразилии не удастся сохранить хотя бы небольшой экономический рост, то, учитывая глубокую пробуксовку развитых стран, и $10 за баррель могут оказаться вполне реальными.

Еще один туманный фактор — величина мировых нефтяных запасов. На сегодня многие страны засекретили эти данные, считая их стратегическими. При этом понятно, что при цене, например, $40 за баррель дорогая добыча (например, на шельфе) окажется нерентабельной. Между тем на сегодня около 35% нефти добывается в море, и она по себестоимости в несколько раз дороже российской «сухопутной» нефти, которая, в свою очередь, существенно дороже добываемой странами ОПЕК. А если говорить о расширении доступных запасов, то, например, на суше строительство скважины обходится в среднем $5 млн, а на море — в 10–12 раз дороже.

Спасение в девальвации

Гадание о будущей цене на нефть можно было бы счесть пустым занятием, если бы не одно «но». Нефть это кровь экономики. Например, для России это ключевой бюджетообразующий фактор. В российском отделении Merrill Lynch привели следующие расчеты: удешевление барреля на $1 сокращает годовые бюджетные расходы на $2,2 млрд. А при среднегодовой цене $30 за баррель бюджет недополучит 3,5 трлн рублей (для сравнения: общие доходы федерального бюджета 2008 года — около 9 трлн рублей). Это значит, что, если негативные прогнозы на следующий год по цене нефти сбудутся, на латание образовавшейся в бюджете дыры за один год уйдет практически весь накопленный к сегодняшнему дню Резервный фонд (около 3,7 трлн рублей).

Между тем совсем недавно, при утверждении бюджета на 2009–2011 годы, министр финансов Алексей Кудрин утверждал, что бюджет будет сбалансированным при $70 за баррель. Сегодня эта цифра, еще недавно казавшаяся неоправданно осторожной, выглядит крайне оптимистичной. Не случайно, по заявлению замминистра экономического развития Андрея Клепача, его ведомство сейчас пересматривает прогноз на следующий год, исходя из трех сценариев: в базовом варианте цена нефти — $50, в оптимистическом — $60, в пессимистическом — $30. Кто знает, не устареет ли и этот прогноз еще до того, как его внесут в правительство?

Как обычно за все заплатит обыватель. Участники рынка ждут от Центрального банка России более резкой девальвации рубля в начале следующего года. По мнению главного экономиста ИК «Тройка Диалог» Евгения Гавриленкова, «для обеспечения бездефицитности счета текущих операций и бюджета нужно в 2009 году девальвировать рубль к бивалютной корзине на 30–40%». Похоже этот же сценарий уже опробован в Украине. Спасение простых людей в долларе. Его хотя бы невозможно превратить в фантики по указке из Кремля или с улицы Грушевского.

Как низко она пала