Литературный конкурс. Записки начинающего литератора

Литературный конкурс. Записки начинающего литератора

Первый понедельник февраля этого года

Видео дня

Первые отзывы читателей литературного сайта вдохновляют.

Многие рекомендуют в части правописания больше читать классику, особенно часто вспоминают "Муму" Тургенева и "Колобок".

Обрезал на руках ногти. С грамматикой и орфографией вроде бы стало чуть лучше. Пальцы перестали застревать между клавиш клавиатуры.

По рекомендации одного из доброжелателей начал заучивать труднопроизносимые слова, типа: "ПИСИМИЗМ, ПИСУАР, КЛАСТЬ, КЛОСТЬ, ВЫЛОЖИТЬ, НАЛОЖИТЬ И НАКЛАСТЬ".

Написал раз триста, пока в принтере не закончилась бумага.

Появились первые трудовые мозоли и общее понимание тяжести литературного труда.

На субботу запланировал постирать единственные джинсы.

Пока будут сохнуть, а выйти на улицу будет не в чем, решил всерьёз заняться грамматикой, орфографией и орфоэпией. Последнее точно не знаю что это, но звучит блин прикольно.

Хочется пить, курить, съесть чего ни будь мясного и работать, работать и ещё раз работать.

Чуть позже. Пятница.

Проснулся утром в своей постели, но рядом с кем-то.

Слава богу, по внешним признакам оказалась женщиной.

Пора бросать пить.

Перешёл на кефир, творог и шоколадные батончики.

К обеду появилось странное чувство повышенной половой потенции и сексуального влечения – постоянно хотелось, кого-то послать на фиг.

Так как соседи по лестничной площадке уехали на дачу, а по телефону даже друзья перестали узнавать, как всегда выручил дядя Вася, Васисуалий Мафусаилович Гильбернштей, наш дворник.

Раскатав дежурную бутылку портвейна и полирнув её сверху двумя литрами пива, мы в завязавшейся дискуссии довольно чётко сформулировали своё отношение не только к нашему Президенту, Парламенту и коалиционному правительству, но и Вере Васильевне Кобеняк, начальнику нашего ЖЭКа.

На большом творческом подъёме по-английски, не прощаясь, пошёл домой.

Жутко хотелось писать, писать и ещё раз писать.

Нет. Сначала писать, а потом писать.

И снова понедельник

Отзывов о моём творчестве становится всё больше.

В основном это критические замечания по поводу того урода, который в детстве меня учил русскому языку и литературе, если я вообще где-то учился.

А один вроде интеллегентный мужик, в очках и при галстуке, правда, без шляпы, в самых нецензурных выражениях требовал от администрации нашего литературного сайта срочно "за банить" меня. А мои тексты передать в прокуратуру как неопровержимое доказательство изнасилования в самой извращённой форме всего русскоязычного населения нашей страны.

Чё-то вообще не понял. Что значит "за банить"? Если перед "Б" он машинально не поставил букву  "Е", то как-то более или менее понятно чего он хочет. А так, странный какой-то.

Марта 16-30

Вчера от какого-то Админа получил электронку.

Странный этот Админ какой-то. Вначале что-то морозил, про какое то там будущее нашей отечественной литературы, свободу слова и вероисповеданья. Пушкина, какого то приплёл с Дантесом и Цензурой. А потом, неожиданно так, предложил мне за 100 баксов в месяц  вообще не появлялся на их сайте, с моими литературными шедеврами. А всё, что я не дай бог накрапаю, сразу же отсылать ему, на отдельный электронный адрес, специально сделанный для меня – [email protected]

Ему это говорит, по рекламе дешевле обойдётся. Ну, я, конечно же, согласился. Лох, какой то! Чес слово!

На следующий день

Денис сволочь. Разболтал всему двору, что меня взяли на постоянную работу. К вечеру естественно припёрлась целая орава с тонким намёком на то, что всё это дело надо было бы обмыть. Пришлось доставать заначку и идти за пивом.

После первого ящика попросили почитать чего ни будь из раннего или не напечатанного. Первые два-три абзаца слушали так себе, ну ни чего особенного. Но дальше всех пропёрло на такое «массовое хи-хи», скажу я вам, что даже дядя Вася, наш дворник, катался в икотках по-полу и сучил ногами, обутыми в кирзовые сапоги. Я вначале юмора то не понял. Чё смешного то? Вещь вроде читаю серьёзную о политзаключённых в Гондурасе! Но, когда тот же Денис, сволочь, со словами "на, расслабься!" протянул мне раскуренный "косяк", меня творчески обломало окончательно.

6 марта 09-00

Задумал улётный материал: "Куда в наших маршрутках деваются билетики, не оторванные пассажирами?"

По телефону напросился на интервью.  На удивление довольно быстро согласились. Но последняя фраза, прозвучавшая в телефоне, как-то неразборчиво, что-то типа "во урррод", точно не понял, но фраза звучала довольно интригующе.

Как и договаривались в 12-00 два амбала встретили меня в приёмной. Но чего-то провели не в кабинет директора предприятия, а в дверь напротив. В кабинет начальника по безопасности и движению. Так на табличке было написано.

За столом сидел мужик раза в два меньше тех, что встречали, но какой-то, странный, лысый и с ехидными глазками.  На соседнем столике помимо кофейника с чашками, почему-то стоял здоровенный, электрический утюг, а рядом с привинченными к столику тисками,  лежали плоскогубцы, китайский кипятильник за 2 гривни и зачуханный паяльник, но чего-то без баночки для канифоли и олова. У них тут ещё и мастерская, наверное, подумал я.

После моей вступительной реплики о билетах, начальник по безопасности и движению, как я понял, довольно долго и пристально смотрел на моё лицо, а потом зачем-то спросил, были ли у меня вообще-то родители.

На мой утвердительный ответ, что были, он тут же предложил мне забыть тему с билетиками, так как это секретно-конфедициальная информация, а вместо этого накрапать, для их малотиражной газеты "Рули рубли", небольшой материал о проблеме генетически модифицированных продуктов питания.  При этом тут же дал 100 баксов, месяц на размышление и зачем-то целый рулон турецкой, туалетной бумаги.

На мой вопрос, мол, а бумага то на фиг, на ней, что статью писать, начальник по безопасности и движению как-то мило улыбнулся и погладив меня по голове, довольно интеллигентно пояснил, что это, мне лично от него, чтоб типа легче думалось.

Придя, домой я довольно долго, во всех ракурсах, разглядывал в зеркале своё лицо с торчащими ушами и длинным носом, как у Буратино. Что он такого особенного во мне нашёл? И при чём здесь мои родители, ума не приложу в натуре. Но 100 бакинских за фуфлыжную статью через месяц, это уже круто.

А может мне с моим талантом и  лицом ещё и на телевиденье податься?