Дмитрий Выдрин: Политика людям заменяет даже порнографию

Дмитрий Выдрин: Политика людям заменяет даже порнографию

Этот человек успел поработать советником многих власть имущих в Украине, в том числе - у обоих экс-президентов. Будучи политологом, он стал парламентарием, и теперь, с мандатом нардепа-"бютовца" в кармане, изучает поведение коллег. В своем интервью журналисту ЛІГАБізнесІнформ философ, политтехнолог Дмитрий Выдрин рассказывает о сходстве партий с пчелиными ульями (хотя в целом законы, по которым живет парламент, напоминают ему зону строгого режима), о том, почему политика заменяет украинцам порно и о сходстве Юлии Тимошенко и Виктора Ющенко с сиамскими близнецами. Также он знает, почему мощные бицепсы и пистолет Макарова защищают хуже, чем "корочка" народного депутата.

фото ОБОЗ"Сейчас у нас "двухкамерное" общество: есть VIP-зал, где все решается, и есть громадный зал ожидания"

- Дмитрий Игнатьевич, вы недавно сказали, что парламент, скорее всего, не доживет до конца своего политического срока. Что этому может стать причиной?

- Крупная цель всегда находит средства для своей реализации. Я считаю, что досрочные выборы нужны, но только при одном условии: чтобы никто из политиков, уже побывавших народными депутатами, не имел права снова входить под купол Верховной Рады. Эта модель сразу отсечет от политики весь бизнес: у нас нет крупного бизнесмена, который не побывал бы депутатом, поэтому мы сразу исключаем большой бизнес из политической игры. То есть должен быть поставлен ценз - не возрастной, не имущественный, а политический: предыдущие политики-функционеры не имеют права участвовать в новых выборах.

Видео дня

- Вы думаете, Юлия Тимошенко борется за досрочные выборы, чтобы уйти как "предыдущий политик"?

- Я думаю, что она поаплодирует такой модели. Уйти из парламента - не значит уйти из политики. Она может быть лидером публичной партии и не быть членом парламента.

- В это трудно поверить. Такая схема не сработает…

- Надо, чтоб сработала, тогда это будет модель настоящего гражданского общества. А сейчас у нас "двухкамерное" гражданское общество: есть VIP-зал, где все решается, и есть громадный зал ожидания, где люди давятся в обычных буфетах, спят на лавках и ни на что не влияют… Надо из этих VIPа и третьего класса сделать один класс - первый.

- Какими Вы видите украинских политиков?

- Я когда-то сформулировал различия между политиком-лидером, политиком-вожаком, политиком-утопистом и политиком-аутсайдером. Пока большинство политиков у нас - это вожаки, они идут вместе с народом, и аутсайдеры - те, кто отстают от народа и теряются в обозе. Вот Ющенко на первом этапе был вожаком и хотел потакать низменным желаниям толпы (помните "Бандитам - тюрьмы!"? ), но у него это не получилось: у него нет природной жестокости. А политик-лидер идет впереди толпы, но на полшага. Есть еще утописты, которые отрываются от народа настолько далеко, что народ догоняет только их ушедшую далеко вперед тень. Многие политики первой демократической волны - Гавел, Валенса - уходили с низким рейтингом, потому что слишком обогнали свое время, и только теперь чехи и поляки догоняют их тень.

- А Юлия Владимировна какой политик - вожак, лидер?

- Трудно говорить о лидере своей партии объективно, но мне кажется, что она пока не нашла себя. Она иногда оказывается в номинации политика-утописта, вожака и лидера попеременно, и не идентифицирует себя полностью ни в одной из этих позиций. Я хотел бы пожелать ей сосредоточиться на номинации только лидера и избегать искушения пробовать себя в других ролях.

"Если ты готов плюнуть в лицо своему политическому оппоненту - значит, ты готов длясвоего политического "кодла"

- В парламенте Вы часто присутствуете?

- Я дисциплинированный человек: хожу на все заседания Верховной Рады, блокирую трибуну и, кроме голосования, делаю там всякую другую "мелкую" работу. Например, составляю классификацию психологических типов парламентариев. Мне очень интересно наблюдать буквально за каждым жестом депутатов.

Есть 12 базовых биопсихологических типов, но на каждый тип накладываются его приобретенные особенности. В частности, политик - это смесь психотипа и политических убеждений. Также мне очень интересна игра мышц лица в зависимости от политических эмоций. Мне интересно, можно ли определить большую, малую и среднюю ложь по психомоторике. Когда депутат выступает на трибуне, он также географически ориентирован на определенные стороны, углы и закоулки зала. У меня уже составлена солидная таблица, и рано или поздно я все же создам "психоидеограмму" всего депутатского корпуса.

- Вы прямо как биолог в клетке с лабораторными крысами…

- Парламент скорее напоминает прозрачный улей, где происходит много интересных процессов. Например, консолидация пчел и трутней вокруг матки.

- И кого больше в парламенте - пчел или трутней?

- Я думаю, их соотношение в улье и парламенте одинаково. Возьмите Базовый курс пчеловодства за 1937 год, там все написано.

- В каждой ли фракции сильная пчелиная матка?

- Без матки рой погибает, то же и с партией. Матка заменяет рою необходимость логики. Когда пчелы что-то делают, они не думают, нужно им это или нет, они "слушают" биохимию матки. Если бы каждая пчела думала, сделать так или нет…

- Но Вы же оправдываете императивный мандат, хотя Вам это не по душе!

Идеальный депутат - это человек, который забыл, кем он был в прошлой жизни, и сломал основные табу своей личности. Сломав свою личность, он как бы говорит: я уже готов для плодотворной, дисциплинированной парламентской работы. И эта ломка не является сложной только для тех личностей, у которых маленький ассортимент табу, которым нечего в себе ломать, чтобы, например, материться, орать, плевать в лицо друг другу.

Когда я был маленьким, я жил в киевском воровском районе на Святошино. Там молодые воры, которые обучали дворовые команды, проводили такой тест для тех, кого они отбирали в свое кодло: нужно было подойти к очереди (например, за газированной водой) и плюнуть в лицо старушке. Кто мог это сделать - того отбирали. Человек должен был легко ломать ненужные запреты. Очень похожее происходит в парламенте: если ты готов плюнуть в лицо своему политическому оппоненту - значит, ты готов для своего политического "кодла".

"Политика людям заменяет даже порнографию"

- Недавно Центр им.Разумкова обнародовал исследование, в котором оказалось, что Президента и Кабмин поддерживают примерно по 10% населения. Вы говорили когда-то, что политик адекватен настолько, насколько его поддерживают. Насколько адекватны наши политики?

- Скажу о Президенте. За два года я несколько раз менял отношение к Ющенко - не как политолог, а как гражданин. На выборах Президента я симпатизировал Ющенко чуть больше, чем другому претенденту, но не голосовал ни за одного, ни за другого, и даже, чтобы не было соблазна, я уехал в Германию, комментировал в Бундестаге для немецких депутатов то, что происходило в Украине. Потом мне казалось, что этот человек обманул меня - и как политолога, и как гражданина. Затем наступило равнодушие, когда я понял, что политический процесс начнет обтекать Ющенко, политика будет строиться помимо его администрации, законы будут формироваться в других местах, менеджерские команды - в третьих местах, концепция развития страны - в четвертых и так далее. А в последний момент я вернул свои симпатии к Ющенко.

Я неожиданно понял, что Ющенко для нас всех выполнил главную миссию, которую не мог выполнить никто. Он убил страх. Недавно мы сидели с коллегами из разных структур - экспертных, силовых, бизнесовых - и за рюмкой вина сделали открытие: мы все перестали бояться…

- Кстати, о страхе и силовых структурах: если раньше люди боялись КГБ, то теперь, по результатам того же соцопроса, они больше поддерживают деятельность СБУ, чем Верховной Рады, Кабмина и Президента…

- Люди доверяют тем структурам, которые смогли оказаться вне политики. Политика - это черная метка. Если у тебя на руке черная метка, тебе не доверяют. Политика у нас превратилась в синоним маркера, которым метят людей алчных, корыстных, в большей степени работающих на личный интерес, чем на общественный. Поэтому люди доверяют тем структурам, которые в их сознании являются наименее политизированными.

- Как вы можете охарактеризовать такое общество, которое больше всего доверяет СБУ, армии и церкви?

- Это - выздоравливающее общество. Украинское общество - одно из наиболее политизированных в мире. Политика людям заменяет даже порнографию. Она превратилась в зону, куда люди сублимируют и свои сексуальные мечты, в том числе и патологические. У нас меньше сексуальных маньяков, чем на Западе, потому что наши маньяки получают удовлетворение, не гоняясь по лесопосадкам за девушками, а сидя у телевизора во время парламентских дебатов и наблюдая за страстями у трибуны, где трутся друг о друга потные мужики.

"Три вещи, на которые я полагаюсь сегодня: это 45-сантиметровые бицепсы, пистолет Макарова и крутые "корки"

- Почему же Вы туда пошли, в политику?

- Есть три вещи, на которые я полагаюсь сегодня: это 45-сантиметровые бицепсы, пистолет Макарова и крутые "корки". Первые две в отдельности от третьей не работают. Зато ни один отмороженный гаишник, даже пьяный, увидев "корки" депутата Верховной Рады, не будет тебя сразу бить по голове палкой, он сто раз подумает. Я уже сказал, Ющенко много сделал, чтобы убить в стране тотальный страх. Но, с другой стороны, есть достаточно беспредельщиков в форме, от которых пока не защищают ни бицепсы, ни даже зарегистрированный "макар" - только эти "корки" ВР.

- Но в следующий парламент вы обещаете не идти ни с какой партией, и "корок" поубавится…

- А вот к следующему парламенту мне, наверное, не нужен будет ни "мой черный пистолет", ни крутые удостоверения. Медленными шажками мы все же идем в ту ситуацию, когда защищать будут другие вещи.

- В последнее время фракция БЮТ сменила спикеров: вместо Шкиля и Билоруса, которые раньше часто говорили от фракции, сейчас выступает либо Турчинов, либо сама Тимошенко. Почему изменились спикеры фракции?

- Сейчас закладываются базовые принципы работы фракции во время новых выборов, поскольку Юлия Владимировна уверена (и мы эту уверенность разделяем), что деятельность фракции закончится успешным роспуском парламента. Соответственно, происходит коррекция основных спикеров под эту работу. Когда же будут решаться более рутинные проблемы - тогда, видимо, появятся и другие спикеры, которые будут выступать специалистами в этих частных направлениях.

- В июле 2006-го, когда дело шло к созданию "оранжевой" коалиции, Андрей Шкиль говорил о том, что оппозиции для контроля за властью не нужны комитеты, и Партия регионов много требовала. Теперь БЮТ требует для себя как для оппозиции едва ли не больших полномочий. Не является ли это применением двойных стандартов?

- Мне было поручено написать проект закона об оппозиции, когда мы были одной ногой во власти. И я внес свои предложения: дать оппозиции все, что положено по закону, по Конституции, включая значительное количество комитетов, пост вице-спикера, Счетную палату и создание новых структур, например - контрольных комитетов. Я считал, что это нужно было дать оппозиции и тогда, когда оппозицией были "регионы", нужно дать и сейчас.

- Дружба, которую декларируют Юлия Владимировна и Виктор Андреевич - чем она может быть подкреплена, кроме обещаний, которые они оба неоднократно нарушали?

- Когда формировалось первое послереволюционное правительство, я написал статью о том, что Ющенко и Тимошенко - это сиамские близнецы. Их разделение приведет к подобному с хирургическим расчленением близнецов исходу: только в 20% случаев они после разделения выживают оба, а в остальных случаях выживает лишь один. Надеюсь, это ответ на вопрос.

- Почему же тогда эти два политика так активно занимаются самоуничтожением?

- Видимо, у одного из этих людей ген политического суицида необычайно развит. Угадайте, у кого именно.

- А если погибнут оба, что тогда?

- Не знаю. Думаю, это будет зрелище не для слабонервных, и немногие его переживут.

- В случае повторных выборов все может свестись к двухпартийной системе. Хорошо ли это?

- Я считаю, что это возможно, и даже в чем-то хорошо. Тогда, либо "регионы" будут заставлять БЮТ выполнять всю свою программу, либо наоборот. Это приведет к усилению конкуренции, и она уже не будет распыляться по широкому политическому полю. Каждая партия будет отслеживать малейшие невыполнения обещаний своими оппонентами. А то, что в одной из политических сил находятся философы, политологи, и я к ним принадлежу, говорит о том, что мы будем следить за смыслом, а не только за базаром и за понятиями.