Махмуд-шоу

Махмуд-шоу

фото GettyimagesЛюбое событие в мире — будь то выборы, война или показ мод — с некоторых пор оценивается не под углом его значимости, а исключительно с точки зрения телегеничности! Рейтинг правит сегодня и большой политикой.

Президент Франции Миттеран однажды сказал: «Если вас нет на телеэкране — вас нет нигде».

Это усвоил великий лицедей российской политики Владимир Жириновский. Эту же технологию — а иначе, как в нынешних профессиональных терминах, это и не обзовешь — прекрасно использовал президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад. Он уважать себя заставил хотя бы настолько, что даже самые косноязычные комментаторы выучили эту труднопроизносимую фамилию так, что она отскакивает от зубов.

Видео дня

Генеральная Ассамблея ООН, которая из года в год представляла собой рутинное тоскливое мероприятие для всех, кто не участвует в коктейлях и закулисных переговорах, в этом году удостоилась особого внимания журналистов. Еще бы, в Нью-Йорк пожаловал Сатана собственной персоной, назначенный на этот пост «Бушем и компанией».

Зло должно быть персонифицировано — это закон голливудских блокбастеров. Доктор Но, доктор Зло — не важно как его зовут, оно должно иметь имя и телесную оболочку, чтобы в финальных кадрах Супермен или Шварцнеггер мог победить его в решающей битве. Причем, зло должно быть абсолютным — без любых признаков человечности. Поэтому так протестуют вполне уважаемые и толерантные люди против малейших попыток «очеловечить» Сталина или Гитлера.

11 сентября 2001 года на должность Абсолютного Зла был назначен Усама Бин-Ладен. Но дальше сценарий дал сбой, потому что это зло не поддается отлову, и хорошие парни не могут отличиться. Усаму мягко отодвинули в тень и на должность главного злодея и угрозы всему Земному Шару был назначен Саддам Хусейн. Это Абсолютное Зло отловили и повесили. Место осталось вакантным, а такого быть не должно. И тут появился Ахмадинеджад. Конечно, он мерзавец, но на Абсолютное Зло как-то не тянет. Правда, он заявил, что Израиль должен исчезнуть с карты, но не сказал, что намерен этим заняться лично. Жертвовать своим народом даже во имя столь великой цели исламский президент явно не собирается.

Западные лидеры не скупились на черную краску в описании Сатаны. А он оказался весьма пестрой личностью — ну жириновский, как жириновский.

фото ЭкспертИ вот Ахмадинеджад решил совершить выход в стан врага. Это тебе не Усама, прячущийся в пещерах и общающийся с помощью видеороликов.

Старики помнят, как называлась книга о первом визите Хрущева в США. «Лицом к лицу с Америкой» она называлась. Такую жеп книгу можно писать сейчас и о Махмуде.

Я не знаю, чем руководствовался президент Колумбийского университета Ли Болинджер, приглашая президента Ирана выступить перед студентами и преподавателями университета. Будучи человеком изначально недоверчивым, предположу, что не на последнем месте были соображения пиара. А может быть, он и в самом деле хотел послушать Ахмадинеджада «в оригинале», а не как в анекдоте, «Рабинович напел мне Карузо — ничего особенного». Как бы там ни было — шоу началось.

Администрация США высказала свое неудовольствие предоставлением Абсолютному Злу трибуны «для распространения его гнилых идей». Хотя демократия предполагает именно борьбу идей, пусть даже порой и гнилых. Конечно, в Иране демократией и не пахнет (или она у них тоже «суверенная», как в России), но ведь Америка не собирается играть по иранским правилам. Еще в 1791 году была принята ратифицирована великая Первая поправка к Конституции США, гарантирующая свободу слова и прочие основополагающие свободы.

И вот здесь началось самое любопытное. Нам сообщали обо всем: о каких-то беспрецедентных мерах безопасности (хотя, Путина охраняют ничуть не слабее), о демонстрациях у здания университета с плакатами «Гитлер жив!», мировое телевидение демонстрировало ехидные вопросы студентов, только ответов президента нам не показали, и практически даже не цитировали.

Надо отдать должное «Абсолютному Злу». Известно, что все правители обожают выступать в «ручной» аудитории, где в скобках можно публиковать давно забытые ремарки из отчетов о партийных съездах: «долгие продолжительные аплодисменты, все встают». Ахмадинеджад не побоялся прийти в откровенно враждебную аудиторию и отвечать (или не отвечать) на откровенно неудобные вопросы.

Он даже с совершенно невозмутимой улыбочкой выслушал откровенное хамское выступление президента университета, назвавшего своего гостя в лицо «мелочным и жестоким диктатором». А может, именно для этой грозной тирады и пригласил Болинджер президента Ирана? В любом случае, с приглашенными гостями так не разговаривают, тем более, что президент Ирана ничем такое высказывание не спровоцировал.

Вы обратили внимание, что в любой дискуссии Жириновский побеждает, даже если очевидная правда демократии и либерализма на стороне оппонента? Ахмадинеджад принадлежит к той же категории полемистов.

В результате, иранского президента ни на чем не удалось «подловить». Его ответы сделали бы честь любому капитану КВН. «Вы преследуете гомосексуалистов!» «Это у вас гомосексуалисты. А у нас гомосексуализма нет». Можно сколько угодно ехидно вспоминать крылатую фразу «У нас в СССР секса нет», но крыть такой ответ Ахмадинеджада нечем. Действительно, как? «Нет, есть» «А я говорю, нет» «Есть» — «Нет». Диспут получился бы почти по Ильченко и Карцеву.

(Кстати, вот пример передергивания. Дама, сказавшая фразу про секс, была абсолютно права, ибо в контексте разговора подразумевалось, что в СССР секса нет на телеэкране, и всем это было понятно).

И что же в сухом остатке? Опять же, кроме фразы о гомосексуализме, которого нет, иранскому президенту фитиль вставить не удалось. Даже из убийственного вопроса об отрицании Холокоста Ахмадинеджад ухитрился изящно вывернуться и использовать его для «пропаганды своих гнилых идей»: «Допустим, что это событие действительно имело место. Но почему из-за этого должны страдать палестинцы?» Ну, что тут возразишь?! Действительно, при чем тут палестинцы?

И ядерная программа в Иране исключительно мирная. И вообще Иран готов дружить с США. «Абсолютное Зло» на поверку оказалось не абсолютным, и даже не очень «Злом».

А затем были выступление президента Ирана на Генеральной ассамблее ООН и на пресс-конференции. И опять «мелочный и жестокий бенефициант-диктатор» ни разу не подставился.

В общем, визит Ахмадинеджада с нейтральной точки зрения закончился его полным триумфом. Теперь администрации Буша будет непросто восстановить за президентом Ирана с его гнилыми идеями репутацию Сатаны и «Гитлера сегодня».

P.S. Я бы не хотел, чтобы из этого комментария сделали вывод, будто я считаю, что администрация Буша была права, возражая против предоставления Ахмадинеджаду трибуны для выступления. Я хоть и не живу в Америке, но считаю Первую поправку к Конституции США документом более важным и незыблемым, чем Скрижали Завета, данные Моисею на горе Синай. Даже если жить с ней и по ней порой неудобней, чем по неписанным «поправкам» к конституции России, позволяющим запретить митинг или собрание по причине того, что залу, на который испрашивают разрешение, внезапно потребовался капитальный ремонт, а площадь, на которой хотели собраться неудобные демонстранты, нужно срочно перекопать.

Впрочем, все это не имеет прямого отношения к пребыванию Ахмадинеджада в Нью-Йорке.