Синдром Януковича

Синдром Януковича

- Зачем вам это, голубчик? - спросил меня доктор Черпаковский, смущенно улыбаясь в рыжеватую бороду. - Ради любопытства смотреть на несчастных людей?

Видео дня

Я сказал, что дело вовсе не в любопытстве. Что я пишу большую статью о влиянии политической ситуации в Украине на душевное здоровье граждан. И доктор Черпаковский, еще раз внимательно глянув на меня сквозь тяжелые стекла очков, сказал:

- Ну, что ж, пойдемте. Покажу вам кое-кого.

Мы пошли по длинному коридору клиники, который вел в особое недавно открытое отделение. Попасть туда стоило немалых усилий. И не то, чтобы отделение было секретным. Просто лечение новых подозрительных недугов всегда окутано тайной.

- Позвольте, мадам! Только одно постановление! – закричал чей-то басистый мужской голос из-за белой двери, и мы с доктором вошли в палату. На кровати сидел человек лет сорока пяти, с большой лысой головой и глазами навыкате. Он говорил кому-то невидимому, глядя перед собой.

- Дорогая моя, не беспокойтесь! Всего одно выступление Ющенко на Совете Европы!

И мужчина с мольбой посмотрел в пустое пространство.

- Та-ак, а ведь нам пора пить таблеточку, - ласково сказал доктор Черпаковский, и показал мне на выход.

- Что с ним? – спросил я в коридоре.

- Маньяк, - грустно выдохнул доктор, - закрывался с женщинами в лифтах и пересказывал им последние указы президента.

- И ничего больше?

- Абсолютно ничего.

- А почему именно с женщинами?

- Не знаю, возможно, страх перед социальными потрясениями, подорожаниями заставлял его подсознательно искать в женщинах материнское начало. Хотелось, как в детстве, спрятаться возле мамы…Осторожно! Осторожно!

Доктор схватил меня за руку и прижал к стене. Я ничего не понял. Лишь заметил, что мимо нас в спортивном костюме, с очаровательной улыбкой и ямочками на щеках проплывает какая-то женщина. На голове у нее возвышалась туго заплетенная толстая коса.

- Давайте подождем, пока она пройдет, - зашептал мне в ухо доктор Черпаковский.

- По-моему, она такая милая, - тоже полушепотом проговорил я.

- Это она сейчас милая. А вы попадитесь ей в темном коридоре. Косу расплетает и начинает душить.

- Но за что?

- Ей всюду видится Янукович.

При слове «Янукович» женщина вздрогнула и медленно обернулась в нашу сторону. Но доктор энергично толкнул меня вперед, в ближайшую дверь.

Мы оказались в узкой палате, где никого не было. Неожиданно из-под кровати послышалось мычание. И оттуда выкатился человек с красным от натуги лицом. Он стал хватать себя за бока, выкрикивать что-то вроде: «А! А! Александр Александрович!», и кататься по полу так, будто его сейчас разорвет.

- Что, Валерочка, очередной парламентский кризис? – сочувственно проговорил доктор Черпаковский и посмотрел на меня. – Пойдемте, нужно позвать сестру.

Признаюсь, я был рад уйти. Вид чужой болезни действовал на меня угнетающе.

- А что с этим беднягой? – спросил я, пока мы шли к столику дежурной сестры.

- Навязчивая идея, - покачал головой доктор, - Ему кажется, что внутри у него парламентская коалиция. И она то распадается, то меняет состав участников. И всё это у него в желудке!

Доктор осёкся и посмотрел в окно. Видно было, что он тоже взволнован.

- Наверное, непросто вам здесь работать? – спросил я.

- Да, голубчик, не легко. Самое трудное видеть, как прекрасный человеческий облик под влиянием всяких коалиций и фракций приобретает противоестественные черты. Ведь кем себя не воображают! И министром Головатым, и войсками НАТО, а один ходит с трубой и говорит, что он – Ивченко! Вы знаете…, доктор понизил голос, - эта нездоровая атмосфера действует и на меня. Поверите, я сам вчера вдруг почувствовал себя Натальей Витренко. И будто бы выхожу я замуж за Турчинова!

Вскоре мы попрощались. Я шел домой пешком, и статья сама складывалась у меня в голове. Я думал о том, какая хрупкая у человека душа, как легко проникают в нее химеры, и человек начинает жить не подлинной жизнью, а миражами в виде съездов и партийных блоков.

- Нет, но каков этот доктор! – вдруг подумал я и остановился, - Считать себя Натальей Витренко, когда всем известно, что Наталья Витренко – это я! Кстати, замуж за Турчинова не собираюсь. Пусть сначала сбреет бороду…