На родине Жанны д’Арк к власти рвется женщина

На родине Жанны д’Арк к власти рвется женщина

Сеголен Руаяль может стать первой женщиной — президентом Франции

Есть женщины в селеньях французских... Страна свободы и братства не всегда была отчизной равенства. "Братство" предполагает равенство с "братом" — а куды ж нашей, то есть их, французской, сестре податься? Француженки давно получили избирательное право — после Второй мировой войны, через 10 лет после турчанок. Хотя раньше они добились от мужчин всего, чего желали душа и тело. Не взятой осталась одна лишь крепость: Елисейский дворец... Она обошла в рейтингах самого Николя Саркози: у Сеголен Руаяль оказалось на 2% очарования больше, чем у "национального вундеркинда". Но, возможно, всему виной полицейские и спецназовцы, которые "бомбили" студентов и профсоюзных активистов слезоточивым газом и холодной водой?

Видео дня

По версии другого популярного журнала, два месяца назад "Сего" отставала от "Сарко" на четыре пункта. Сегодня — все с точностью до наоборот. Французские политики любят галантные сравнения, но сама французская политика всегда прагматична. Сеголен Руаяль победит, если выборы объявят через два месяца. Однако до выборов еще полтора года! Посему полученный "капиталец" еще надо сохранить. Неудачные выходы в свет — появление в бедном квартале в шикарных туфлях из бутика на Елисейских полях — как ни странно — лишь добавили популярности: о Сеголен Руаяль спорили не так, как об "этой надутой жабе". Просто считали сантиметры кожи и пластика между мостовой и пяточкой...

Когда говорят и пишут о шансах мадам Руаяль на кандидатство и тем более президентство, ее личные качества неизменно отступают на второй план. Французам — а в особенности француженкам — надоели одни и те же "харизмы" на экранах. Нужен был глоток свежего воздуха. Парижские маски-шоу превратились в мелькание бритых, усатых, бородатых, лысых, но всегда мужских голов. Лозунг "Женщину — в президенты!" неожиданно стал популярным на гребне студенческих стачек. Сеголен объявила, что откажет в субсидии компании, которая возьмет на себя грех воспользоваться правами, данными законом "первого найма". Она знала, что обещает: мадам Руаяль — президент регионального совета области Пуату-Шарант. В глазах студентов она стала кем-то вроде заботливой наставницы или старшей сестры. На "добрую мать", впрочем, не тянет — не тот темперамент. Социалистка Руаяль не сделала ни одного фальстарта за все недели новой "парижской весны". Апрель прошел под знаком "Сего-мании" — такие заголовки вынесли на первые страницы многие французские газеты. Николя Саркози без особого энтузиазма воспринял необходимость отбиваться от женщины, поэтому, будучи хорошо воспитанным шевалье, перенес огонь критики на мсье Франсуа Олланда, с которым мадам Руаяль почти три десятилетия живет в гражданском браке.

Буквально до последнего времени в стане французских левых не было явного лидера. Когда-то популярные экс-премьеры Лоран Фабиус и Лионель Жоспен воспринимаются молодым поколением как "старичье". Разбудили сердца женщин-избирателей прошлогодние громкие победы Ангелы Меркель в Германии и Мишель Бачелет в Чили. Особенно чилийка, разведенная, с многочисленным семейством на шее, экспансивная и напористая... Неужели родина Жанны д'Арк не сможет выдвинуть свою кандидатуру — женщину, которая заткнет за пояс всех мужчин? Коммунисты продвигают Мари-Жорж Бюффе, опытную "аппаратчицу", но недостаточно гибкую и явно неженственную. У правых собственной "фемины" просто не оказалось — политологи утверждали, что французы не готовы принять женщину-президента. Но вот вышла Сеголен Руаяль — на высоких каблуках и в очень смелой для дамы послебальзаковского возраста юбке...

Во Франции не принято слишком углубляться в личные дела тех, кто наверху. То, что у Франсуа Миттерана была побочная дочь, страна узнала лишь тогда, когда главе державы оставалось жить совсем немного. Еще никто не знал, что кроме "родной кровиночки" он оставит стране и духовную наследницу...

"Руаяль" — в переводе "королевский". Впрочем, ничего династически царского в происхождении Сеголен отыскать не удалось. Имя у нее, правда, достаточно редкое, но не больше. А вот семейные связи, как считают оппоненты, весьма сомнительны...

Как только рейтинг Руаяль начал расти — это произошло осенью прошлого года, на фоне свары двух "петухов" — Доминика де Вильпена и Николя Саркози, — добровольцы из публики немедленно отыскали о Сеголен Руаяль и ее семье кое-что интересное. Родилась в Сенегале, отец был полковником колониальной артиллерии. До 25 лет носила полное имя Мари-Сеголен, но потом отказалась — наверное, из соображений экономии. Брат левой кандидатки Жерар Руаяль, агент разведки, засветился в 1985-м, когда французская спецслужба взорвала корабль экологистов "Рейнбоу уорриор". Гринписовцы собирались помешать испытаниям ядерного оружия во Французской Полинезии — дело было громкое, но давнее. Нашлись многочисленные кузины и сводные сестры очень правого оттенка: Анн-Кристин Руаяль баллотировалась в Лиможе от лепеновского Национального фронта, Элен Руаяль — чуть ли не монархистка. Однако все они — "побочные связи".

А ближайший друг — друг милый и сердечный — Франсуа Олланд. Лидер социалистов, отец четверых детей Сеголен Руаяль, брак не зарегистрирован, хотя всеми считается едва ли не образцовым: так сказать, брак по личной любви и политическому расчету. Одна французская газета высказала предположение, что Сеголен не решается стать официально мадам Франсуа Олланд, ибо закон запрещает супругам одновременно быть депутатами Национального собрания одной каденции. Сгоряча Руаяль объявила об иске, но одумалась — зачем, и так особо никому дела до этого нет. Если правда то, что женщина выглядит "на столько, насколько любима", то Сеголен можно было бы даже назвать мадемуазель... если бы феминистская организация "Шьен де ла гард" ("Сторожевые собаки") не выступила с требованием взять и отменить обращение "мадемуазель". Как не соответствующее требованием родины равенства. Как слишком попахивающее "братством". Возможно, Сеголен и сама скоро откликнется на этот страстный призыв старых дев и неудовлетворенных желаний.

Так же, как она всегда откликалась на "зов времени", особенно в интимной сфере. "Либерасьон" оценивает деятельность Сеголен Руаяль на посту министра по делам семьи в конце 90-х как поведение матери-католички. Именно Руаяль инициировала использование в школах "таблеток следующего утра" — так называемых посткоидальных контрацептивов, позволяющих, как полагают, сократить подростковые беременности. Высший административный суд таблетки запретил, но консервативные матери-отцы, для которых пилюлька — явно меньшее из всех девчачьих зол, за министра помолились. Даже несмотря на возмущение Святого престола, усмотревшего в этом поощрение ранних занятий сексом.

Сеголен Руаяль считается реформатором закона об анонимных родах. Франция — единственная европейская страна, где со времен средневековья женщина могла родить, оставить ребенка в приюте — и все законно, без сообщения имени отца-матери. Руаяль добилась того, чтобы дети получали право в будущем отыскивать "семейные корешки", а также право на наследство.

Дискуссия о правах однополых пар, еще в прошлом году расколовшая Францию, не обошла стороной и Сеголен. Она, впрочем, высказалась неожиданно примирительно: если говорить о правах таких "альянсов", то она "за". А если вспомнить о традиционных семейных ценностях, то, безусловно, "против". Карикатуристы немедленно откликнулись ливнем рисованных шуточек, в которых мадам Руаяль превратилась в третьего персонажа известного голливудского шедевра "Горбатая гора". Жонглирование рифмованными "Сего-гомо" (по-французски Sego-homo с ударением в обоих словах на последнем слоге) не обошло даже респектабельные газеты.

А ведь это только придает шарма в глазах французов — достаточно лишь посмотреть на тройку самых популярных женщин страны. Монахиня, которой 97 лет, известная своей благотворительной деятельностью, комедийная актриса Мими Мати, при росте метр тридцать подцепившая мужа-ресторатора... почти двухметрового, а также Жозиан Беласко, сыгравшая вечно курящую лесбиянку — вот их кумиры. И на этом фоне Сеголен достаточно экзотична. Кто-то разыскал фото нынешней "гражданской жены" в купальнике участницы конкурса "мисс Франция": а ведь фигура у нее, более чем пятидесятилетней, почти не изменилась за 30 лет. Да и личико симпатичное (озвучиваю народный глас). Правда, опыта "большой политики" почти нет, и дети... Но ведь муж ее, хотя и неоформленный в мэрии, Франсуа Олланд, он ведь может уступить особе почти королевских кровей и, пока морганатическая супруга штурмует президентский дворец, присмотреть за меньшенькими...