Николай Томенко: Приход Тимошенко к премьерскому креслу означает жесткие решения

Николай Томенко: Приход Тимошенко к премьерскому креслу означает жесткие решения

Коалиция и оппозиция

«Наша Украина» исключила из «Протокола о принципах»" пункт о представлении кандидатуры премьера от самой крупной фракции коалиции. Есть ли смысл после этого продолжать переговоры?

После того, как документ был подписан, к нашему удивлению, «Наша Украина» решила этот пункт снять. Поэтому сегодня у нас в переговорах пауза, и мы хотели бы, чтобы она не затягивалась. Сейчас существует две альтернативы коалиций - это, так называемая, широкая, прагматическая, универсальная коалиция – «Наша Украина» и Партия регионов, а вторая - коалиция демократических сил, - БЮТ, «Наша Украина» и СПУ. «Наша Украина» состоит из двух частей. Я называю их «бизнес-часть» и «политическая часть». Бизнес-часть «Нашей Украины» заинтересована в создании первого варианта коалиции, а политическая – во втором.

Видео дня

То есть «Наша Украина» ведет параллельные переговоры?

Утро надо начинать не из изучения того, что думают ваши друзья, а того, что думают ваши оппоненты. Я читаю сайт Партии регионов и четко вижу, что думают наши оппоненты. Партия регионов тем интересна, что прямо рассказывает, как идут параллельные переговоры с «НУ». Об этом можно прочитать во всех интервью лидеров ПР. Больше об этом никто не говорил. Хотя, буквально на днях Ехануров начал открыто говорить о том, что он тоже сторонник «широкой» коалиции, и что экономические программы «Нашей Украины» и Партии регионов на 75% совпадают и т.д. Такую концепцию поддерживает и Порошенко, и еще некоторые представители «НУ». Они считают, что у НУ и ПР экономические программы совместимы, что надо договариваться между большим бизнесом и т.д.

Как вы оцениваете молчание президента, невмешательство его в переговорный процесс?

По Конституции президент не имеет права влиять на процесс создания парламентского большинства. Но есть один деликатный момент - Ющенко еще и почетный председатель НСНУ. Поэтому, в принципе, он как председатель НСНУ должен четко заявить о своей позиции: на чьей стороне он в переговорах – на стороне «политической» части НУ (за коалицию БЮТ-НУ-СПУ) или «бизнесовой» (НУ-ПР).

Как, на ваш взгляд, затянувшиеся переговоры влияют на настроения в обществе, экономику?

О параллельных переговорах мало кто знает. Это мы, политики, кое-что знаем, анализируем информацию в газетах, Интернете… Тем временем общество видит, что тянется время, и у него появляется непонимание, разочарование. Даже те люди, которые голосовали за определенные партии, говорят, что все политики одинаковые, потому что они уже почти месяц не могут договориться. Местная власть тоже до сих пор не знает, что ее ждет, какой будет парламентская коалиция и кто будет руководить в этой стране. Поэтому она продолжает точно так же брать взятки, понимая, что сейчас - переходной период, и пока есть возможность брать взятки, надо их брать… Начинается определенная дезорганизация, хаос в системе управления, потому что кто-то налоги не платит, Министерство финансов говорит, что госбюджет не выполняется на 100%. Началось повышение цен на транспорт, на коммунальные услуги, продукты питания и т.д.

Если все-таки Партия Регионов создаст с «Нашей Украиной» коалицию, кого бы вы хотели видеть на должности премьера?

Мне это неинтересно. Мы тогда будем оппозицией, которую не надо учить, как быть в оппозиции. Партия Регионов в последнее время говорит, что это она - оппозиция. Мне смешно это слышать, потому что сейчас при власти все-таки люди с демократическим мышлением, и я не думаю, что Партия регионов знает, что такое оппозиция, особенно во времена Кучмы…

БЮТ готов работать в оппозиции, если «Наша Украина» подпишет соглашение с Партией Регионов?

Для нас совершенно понятно, что с Партией регионов мы не будем работать - у нас слишком разные мировоззренческие позиции. Поэтому в случае объединения НУ и ПР, БЮТ будет выстраивать свою систему работы в оппозиции. Если же мы объединяемся с «НУ» и СПУ, то у нас - большинство, и мы выстраиваем свою работу во власти. Мы настаиваем на любом решении «Нашей Украины». Потому что отсутствие любого решения и затягивание времени – это межвластие и хаос в стране.

Те, кто работает на бизнес, а не на страну, боятся премьерства Тимошенко

Ваши оппоненты заявляют, что БЮТ вцепились в должность премьер-министра, и поэтому это не дает возможность переписать решение.

Все прекрасно понимают, что приход Тимошенко к премьерскому креслу означает довольно жесткие решения в системе власти, и прежде всего, в отношении тех, кто работал на бизнес, а не на общество. Вот - одна из главных причин, почему боятся Тимошенко-премьера. Когда увольняли наше правительство, причинами этого назывались то, что мы не знаем теорию экономики, не понимаем механизма управления экономикой и принимаем популистские социальные решения. Команда Еханурова, когда пришла на наше место, пригласила бизнесменов, инвесторов, договорилась с ними и стала ждать чуда от самодостаточного рынка, который сгладит все проблемы. Сейчас я бы хотел команде Еханурова задать один вопрос: когда мы были в правительстве, мы выполнили весь бюджет и плюс еще 42 млрд. гривен дополнительно поступили в бюджет. То есть, мы выполнили весь бюджет, при этом существенно его увеличив. А сейчас правительство Еханурова заявляет про невыполнение бюджета на 100%. Тогда за какое незнание экономики уволили правительство Тимошенко?!

У вас есть программа дальнейших действий, если все-таки Юлия Владимировна станет премьер-министром? Вы будете продолжать воздействовать на рынок?

Одна из самых больших проблем нашей экономики – это превращение монополии в определенных отраслях экономики в конкурентную экономику. Мы не имели инструмента препятствия этому - Антимонопольного комитета, потому что председатель этого комитета господин Костусев больше думал об избирательной компании, о Боге и о России, а не о разрушении монополии. Парламент тоже был представлен политиками, которые лоббировали монопольный бизнес, поэтому через парламент, «сломать» эту систему, тоже не удалось. Более того, мы имели проблемы еще и в правительстве, потому что там тоже были лоббисты тех или иных направлений. И когда возник сахарный псевдокризис, существовала масса инструментов, как его создать, но правительство не имело ни одного оперативного инструмента для того, чтобы его решить.

Еще одна немаловажная причина этого - доминирование бизнеса над политикой. Поэтому мы всегда «воевали» за разделение бизнеса и политики. Мы уважаем бизнес, но он не должен быть представлен в правительстве или на должностях губернаторов.

По поводу программы дальнейших действий, то у нас есть программа президента, которую пока никто не хочет выполнять, кроме нас с Тимошенко, потому что мы выполняли эту программу, когда работали в правительстве. Кстати, никто пока не отменял и программу нашего правительства, за которую проголосовали 357 депутатов. А правительство Еханурова так своей программы и не приняло.

Какая должность «светит» Александру Турчинову?

Я думаю, это предмет дискуссий. Мы считаем, что он важен как человек, который знает, что такое системы силовых министерств и правоохранительных органов. Мы также понимаем, что здесь есть и компетенция Президента. Я не хочу сейчас называть должность, которую мы бы видели для Турчинова, но, думаю, что это - одна из должностей в системе силовых министерств и правоохранительных органов.

В том числе и Министерства обороны?

Нет. Это тоже нужно обсуждать и с Президентом в том числе, понимая, что это очень важное направление. Я думаю, что кандидатура министра обороны и министра иностранных дел - это приоритет Президента.

Какую бы должность вы хотели бы занимать, если БЮТ окажется при власти?

Это будет та должность, которая более важна для команды Тимошенко. Пока мы определились, что у нас есть направление, которое уже известно для меня, и в котором я принимал успешные решения, хотя иногда делал ошибки. Это - работа в правительстве. Другой вариант, который также обсуждается – это работа в парламенте. Мы сегодня говорим о необходимости системной ответственности парламента и правительства, и о человеке, который мог бы определять связь между нашей командой в ВР и правительством… Пока команда больше склоняется к тому, чтобы я работал в парламенте.

Волков разразился комментариями в интернете, что Тимошенко нужно уйти в оппозицию, чтобы выгодно выглядеть на Президентских выборах 2009 года. Как вы можете прокомментировать эти заявления?

Я знаю одного Волкова Александра, народного депутата, человека, с которым я в дружеских отношениях. Он - олимпийский чемпион, который много сделал для Украины и для спорта. Я знаю и Александра Волкова, одного из идеологов режима Кучмы, который фальсифицировал с Кучмой референдум… Думаю, что нужно обсуждать действия реальных политических игроков. Волков был серьезным игроком во времена Кучмы, сейчас я не считаю его серьезным игроком в политике. Пусть его команда и дальше помогает Литвину, как во время этих парламентских выборов. Мы уже увидели, чем это закончилось.

«Киевской власти, земли и денег хватит на всех» - это не наша программа

Кстати, о Киевсовете и киевском мере. У вас очень много достаточно резких высказываний, как мера Леонида Черновецкого вы не воспринимаете. Почему?

Нас удивила его концепция управления Киевом, а конкретно - то, что власти, земли и денег хватит на всех. Это – не наша программа. «Справедливый Киев» – это название нашей программы, которую мы взяли в основу и у которой совсем другая философия. У нас, например, написано: дать землю киевлянам, а не депутатам горсовета. И мы очень обеспокоились, когда увидели первые договоренности между «Нашей Украиной», Блоком Черновецкого и Партией регионов. Кстати, в Закарпатье уже создалась коалиция между Партией регионов и «Нашей Украиной». ПР, НУ и Блок Черновецкого сейчас объединились и в Киеве. К сожалению, это становится плохой традицией…

Коалиция БЮТ, Блока Кличко и ГАК избрала лидером Виталия Кличко. Как вы оцениваете перспективы деятельности этой коалиции в Киевсовете?

БЮТ, Блок Кличко и ГАК создали коалицию «Справедливый Киев». И сейчас ведутся переговоры по поводу присоединения к нам социалистов. Мы уверены, что большинство в Киевсовете мы создадим и через это большинство будем влиять на ситуацию в Киеве. Мы не допустим, чтобы глава Киева в зависимости от настроения делал абсолютно непредсказуемые вещи, которые не соответствуют желаниям киевлян. Можно выстроить на местном уровне такую систему принятия решений, в которой мер либо будет соглашаться с решением большинства, либо вынужден будет уйти с этой должности.

А у вас уже есть кандидатура на пост мера?

Мы обсуждаем этот вопрос. Когда мы принимали решение по поводу кандидатуры на пост киевского мера перед выборами, то увидели, что что на тот момент у нас не было человека, который бы пользовался таким пониманием и уважением в Киеве, чтобы его поддерживать. Поэтому, учитывая, что я буду работать в парламенте, мы решили, что коалицией «Справедливый Киев» будет руководить Виталий Кличко. Для нас сейчас важно не допустить продолжения коррупционной системы управления столицей и городскими депутатами. Важно заставить новых депутатов не забыть то, что они говорили на выборах.

В случае повторных выборов Кличко ваш кандидат?

Кличко – лидер нашей коалиции, а кандидата на пост мера мы определим после соответствующего решения суда или возможного проведения референдума о недоверии нынешнему градоначальнику. Но скажу точно, что это будет единый, согласованный кандидат в киевские меры от нашей коалиции «Справедливый Киев».

Сергей Борисенко, «Дело»