Руслана Лыжичко: «Два концерта – и я буду готова принять пять законов»

1,1 т.
Руслана Лыжичко: «Два концерта – и я буду готова принять пять законов»

До недавнего времени она неохотно общалась с журналистами и давала интервью, поскольку устала от одного и того же вопроса, почему решила идти в политику в списке Блока «Наша Украина». Сейчас Руслана понимает, что общение с прессой – часть ее новой жизни, жизни в политике. Победительница «Евровидения» на период выборов отменила свои концерты и посвятила себя социальной и политической деятельности. Но при этом говорит, что работа над новым проектом, шоу-программой не прекращается. И уже в апреле ее поклонники смогут увидеть совершенно новую Руслану в стиле фэнтези.

Видео дня

– Вы помните тот день, когда решили стать политиком?

– Если бы я сказала, что однажды утром проснулась и поняла, что хочу быть политиком, то это была бы неправда. Думаю, каждому человеку, стоявшему на Майдане, очень сложно дистанцироваться от нынешней ситуации. Я начиная с сентября избегала интервью и встреч с журналистами. Честно говоря, просто не знала, как все это комментировать, особенно когда ставили каверзные вопросы в Германии, России. Когда со временем поняла, что мы вроде бы добились перемен, но изменений не произошло, то решила, что пора и мне подключиться. Мой приход в политику – это такая же поддержка Ющенко, как и на Майдане. Я уверена, что поступила правильно, приняв такое решение, и чувствую моральное удовлетворение. Хотя это было непросто: политика оторвала меня от собственного проекта.

– Чем вы можете быть полезной в политике?

– Деятельность, которую я вела до этого, будет и в дальнейшем продолжаться: социальные вопросы, благотворительность, ну и, конечно, культура. Тем более что мой новый проект связан не только с музыкой, но и с литературой и кино. Поверьте, что я в них неплохо разбираюсь. У нас очень много проблем в книгоиздательстве, хотя украинская литература существует, есть проблемы и в украинской киноиндустрии. Прежде всего я участвую в социальных проектах по противодействию торговле людьми. Кроме того, в качестве посла доброй воли занимаюсь благотворительностью. Сейчас думаю над тем, чтобы проводить как можно больше мероприятий для сбора денег для детей, больниц. Я, наверное, оказалась в очень интересной ситуации, когда судьба заставила меня жить по-европейски. Сегодня я разбираюсь во многих вопросах и знаю, что следовало бы сделать Украине в той или иной сфере.

– Что стало последней каплей, убедило в правильности такого шага?

– Мы с Сашей (муж Русланы, Саша Ксенофонтов. – Авт.) сидели и раскладывали всю ситуацию, обсуждали. Я раздумывала максимум ночь. Было множество предложений от других партий, но мы их сразу отбросили. Деятельность блока «Наша Украина» и, в частности, моя деятельность должна стать поддержкой для Президента, какой-то опорой.

– Вы можете сказать, что с приходом нового руководства появились какие-то позитивные или негативные тенденции в украинском шоу-бизнесе? Или ничего не изменилось?

– Те разговоры, которые у меня были с Ющенко, – это абсолютно четкое видение развития украинского искусства, культуры, исторического наследия. За что мне обидно – ментальность людей очень сложно изменить. Важно прийти к тому моменту, когда украинское станет модным и качественным. Необходимо многое проанализировать и сформировать все условия для создания украинского продукта – кино, музыки, литературы, чтобы это выстрелило. Вот здесь я не увидела такой вспышки, как хотелось бы. К сожалению, сейчас культура не настолько привлекательна для менеджмента, который все и продвигает.

– Что будете лоббировать в Верховной Раде, какие законопроекты?

– Однозначно, закон об авторском праве. Ведь, например, я создаю продукт, а кто-то на этом наживается. Это неправильно. В Штатах музыканты зарабатывают миллионы, и, конечно, они могут себе позволить выпускать классный и качественный продукт. Наши с трудом собирают пару тысяч долларов на клип, в результате он так и выглядит. Соответственно, не можем мы конкурировать по качеству продукта с мировыми музыкантами. Я еду записываться в Америку, хотя здесь у меня неплохая студия. Но там есть опыт и качественный подход к работе. Второй момент, который следовало бы узаконить, – снять налоги с людей, которые занимаются меценатством. У нас существует теневая экономика, и это один из вариантов ее легализации. Если у меня получится, это уже будет много.

– Смогут ли ужиться политика и творчество?

– Конечно, творчество пострадает. Я сознательно отложила наш новый проект. Сейчас наложила вето на выступления. Только один благотворительный концерт дала в Хмельницком.

– Не боитесь проиграть, идя в политику? Говорят, это грязное дело?

– Часто люди идут в политику, чтобы подняться, не имея какого-то багажа за спиной. Меня политика не может испортить в принципе, потому что у меня есть свои наработанные механизмы воплощения идей. Человек, идущий за какой-то выгодой – депутатской неприкосновенностью, льготами, взятками, уже изначально испорчен и обречен. Мне это абсолютно не нужно, я человек с другой психологией и привыкла работать.

– Кого из представителей оппозиционного лагеря вы бы хотели вызвать на теледебаты? Кто вам интересен как человек и как политик?

– (После паузы.) Не знаю, мне интереснее было бы встретиться и подискутировать с союзниками. Например, уже в ином качестве поговорить с Виталиком Кличко, Юлией Владимировной, людьми, которые были на Майдане. Тратить время на споры? И так понятно, что там, где сходятся оппозиционные течения, не будет цивилизованного, логического завершения разговора. Вспоминаю съезд в Северодонецке. Я не понимаю, как можно рвать Украину на куски, разъединять? У кого рука поднялась на мою музыку смонтировать кадры боя Кличко и выдать в таком негативном свете, накручивать этим людей? Я не понимаю и не разделяю таких вещей, такого подхода к жизни. Но в целом, если сравнить Львов и Донецк, то и там и там люди хотят жить по-европейски, хорошо. И тем и другим городам хочется жить в достатке, и это всех нас объединяет.

– «Русланины университеты», что это за турне-программа?

– Это будут встречи, общение. Мне просто интересно поговорить с молодежью, выслушать проблемы, пожелания. Конечно, мне есть с чем к ним обратиться. Хочу стать их рупором в парламенте, озвучить их проблемы.

– Кто вам будет помогать?

– На сегодняшний день у меня есть очень большая команда советников по каждому из направлений. Это известные люди, уже подавшие не одно предложение, издавшие не одну книгу, отснявшие не одно кино, они привлечены к государственным программам. Есть и советники по вопросам фольклористики, консультанты по украинской классике. Ведь у нас не изданы многие известные украинские классики.

– Хватит ли сил на все это?

– Два концерта – и я готова принять пять законов (смеется)!

– Вы тщательно скрываете свой новый сценический образ, программу и прочее. Расскажите тогда подробнее о сотрудничестве с немецким режиссером – постановщиком мировых шоу Гердом Гофом.

– Ну, немного расскажу о проекте. Мы начнем его реализовывать с апреля. Это литературно-музыкальный проект. Кстати, в апреле в Украине состоится съезд фантастов, это тоже для государства большая честь и не менее важное событие, чем «Евровидение». К нам съедутся все фантасты, потому что наши писатели Марина и Сергей Дьяченко победили на «Евроконе-2004». Именно с ними я сейчас сотрудничаю, и это будет наш общий с ними проект. Больше пока ничего о новом альбоме и европейском турне сказать не могу. Недавно Арабские Эмираты выпустили у себя альбом «Дикие танцы». В тот мир очень трудно пробиться, так как иностранной музыки они впускают к себе мало. Подписали также контракт с очень известными компаниями и серьезными людьми. К примеру, с Гердом Гофом. Он считается одним из лучших в мире режиссеров и постановщиков массовых зрелищ. Поставил много известных шоу-программ: шоу «Рамштайна», «Скорпионс».

– Что нового вы у него переняли или чему научились?

– Это совсем новая специфика работы. Абсолютно иной подход к созданию шоу, спецэффектов. У нас все хотят, чтобы выглядело подороже, а стоило подешевле, очень много безвкусицы. Кстати, не я на него, а он на меня вышел. Заинтересовался и связался. Я даже сначала не поверила. У него прекрасный стиль, хорошие партитуры, фантастические спецэффекты.

– Слышала, что ваша новая программа должна быть в жанре фэнтези. Почему именно фэнтези, фольковые и этнические мотивы уже поднадоели?

– Потому что фэнтези – это тот жанр, в котором ты можешь делать все, и тебе никто ничего не скажет. Наша новая работа, которую мы представим после выборов, – это осмысленная и совершенная вещь, пронизанная моей определенной философией, стилем жизни. Сначала я увлеклась фольком, поэтому его в «Диких танцах» вышло многовато.

– Сейчас следите за ходом отборочного тура «Евровидения»?

– Вокруг этого конкурса у нас слишком много волн и интриг. Это мне очень не нравится. Начиная с прошлогоднего выбора между Ани Лорак и «Грынджолами» и заканчивая нынешним отбором. Хочется, чтобы «Евровидение» стало конкурсом, на котором бы открывались новые имена. Нужно, чтобы на этот конкурс ехал опытный певец, начинающему там делать нечего.

– Когда-то в Турции я видела клип местного исполнителя, всецело подражавшего вам, – песней, костюмами, балетом. Вам об этом что-то известно?

– Нет, я этого не видела. Но против ничего не имею (смеется). Турки умоляют меня, чтобы я запела по-турецки. Они считают меня своей. Когда я приезжаю, они говорят: «Приехала наша Руслана». А в средствах массовой информации пишут, что я разошлась с мужем и переехала жить в Турцию (смеется).

– В жизни каждого творческого человека бывает пик. Как думаете, «Евровидение» и было тем пиком? Или планируете покорить какие-то еще более высокие вершины?

– Я очень не хочу, чтобы меня ассоциировали только с этим конкурсом. Не хочу быть тенью той победы. Это этап в жизни. Вспыхнуло? Класс! Недавно в Штатах я встречалась с человеком, который является одним из менеджеров «Гремми». Было бы круто, если бы я получила такую премию, и весь мир запел бы: «Гей, гей!» (смеется).

– Вы практически в каждом интервью отмечаете, как важна команда единомышленников, людей, которым доверяешь. Какими чертами характера, взглядами должен обладать человек, чтобы вы впустили его в свою жизнь – не только творческую, но и личную?

– Человек должен быть диким, подорванным, не знаю, что именно я вкладываю в эти понятия. Люблю альтруистов, готовых тратить свое время на кого-то или что-то полезное. Мне стоит только раз посмотреть на человека, чтобы знать, станем мы с ним на следующий день друзьями или нет.

– Когда человек становится известным, рядом сразу появляется множество набивающихся ему в друзья. Что для вас главный критерий или тест на человеческую честность, верность, дружбу?

– После «Евровидения» далеко не все прошли такое испытание. Многие не выдержали темпа, нагрузки, ответственности и ушли. На самом деле рядом со мной непросто, я как электровеник, даже Саша устает. Я не умею расслабляться, отдыхать и людям рядом с собой не позволяю. Но чтобы достичь результата, нужно быть такой. Друзьями считаю людей, находящихся рядом несколько лет, испытанных временем и разными ситуациями. Это моя команда, балет. Они уже для меня – как семья.

– Вас чаще хвалят или критикуют?

– Чаще критикуют, как бы удачно концерт или выступление ни прошли. Конечно, мне нравится, когда меня хвалят, как и каждому нормальному человеку. Но если начинают очень хвалить, я понимаю, что что-то не так.

– Как относитесь к 8 Марта?

– В этот день родилась Сашина мама, так что для нас это праздник. А вообще в последнее время я отношусь к нему, как к Новому году, Дню святого Валентина – нет у меня праздников, в эти дни я работаю. Успеваю отпраздновать только Рождество и Пасху, это святое. Мой муж всегда старается мне угодить, независимо от того, 8 Марта сегодня или нет. Он знает мои маленькие радости. Я очень люблю весенние цветы, и он мне их дарит на протяжении всего года. Потому что весна в моей душе постоянно.

– Женственность для вас – это...?

– Женственность начинается с внутреннего ощущения, женщине должно быть комфортно в душе. Она должна идти по улице и знать, что она – лучшая. Но если внутри ты злая, то какой бы красивой и уверенной ты ни была, от тебя все будут шарахаться. Еще женственность начинается с позитивного настроения, хорошей пластики, грациозности. Хочу посоветовать женщинам обращать внимание на походку, это важно. Хочется, чтобы наши женщины были как можно менее закомплексованными, чувствовали внутреннюю свободу, независимо от того, во что они одеты, дорогие это вещи или нет.