На месте, где убили Гонгадзе, триста лет назад стоял божий храм

На месте, где убили Гонгадзе, триста лет назад стоял божий храм

Вчера в Апелляционном суде начался допрос обвиняемых по "делу Гонгадзе". Перед этим представители Генпрокуратуры и один из подсудимых попросили у суда время, чтобы... почитать "ФАКТЫ"

Видео дня

Суд над тремя офицерами МВД, обвиняемыми в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе, практически объявлен закрытым. К началу чтения обвинительного заключения журналистов удалили из зала заседаний. Однако корреспондент "ФАКТОВ" все же успела побеседовать с заместителем начальника следственного управления Генпрокуратуры Романом Шубиным, подробно рассказавшим об обстоятельствах убийства Гонгадзе в номере "ФАКТОВ" от 23 декабря 2005 года. Именно из-за этой публикации вчера в судебном заседании по "делу Гонгадзе" был объявлен перерыв.

Представители государственного обвинения, а также один из подсудимых попросили время для ознакомления с текстом этого интервью. Ранее адвокат Леси Гонгадзе заявил ходатайство о том, что, раз изложенные в газетном материале факты почти полностью перекликаются с обвинительным заключением, не было смысла зачитывать его в закрытом режиме. Судья отклонила ходатайство адвоката, и суд продолжил свою работу "без свидетелей".

Пользуясь полученными сведениями, мы решили проделать тот же путь, что и четверо офицеров криминальной разведки МВД, похитившие журналиста более пяти лет назад, а именно ночью 16 сентября 2000 года.Все лето сотрудники Генпрокуратуры искали на лугу вещдоки по "делу Гонгадзе", и местные жители возили сено в объезд

Мы отправились в путь от дома N 7 по бульвару Леси Украинки, где в то время жила редактор интернет-проекта "Украинская правда" Алена Притула. Около 11 вечера Георгий вышел из ее квартиры, направляясь домой. Как потом стало известно, возле соседнего дома N 5 находились сотрудники "наружки". Одна служебная машина стояла у подъезда. Другая - прямо на бульваре, готовая в любой момент подъехать в качестве такси.

Как и наш коллега пять лет назад, быстрым шагом мы прошли через неуютную арку дома N 7, преодолели два десятка ступеней лестницы, ведущей на бульвар. Вот здесь, возле дома N 5, в нескольких метрах от троллейбусной остановки Георгий махнул рукой "грачу". По словам следователя, севшего на заднее сиденье подставленной милиционерами машины, журналиста с обеих сторон заблокировали подсудимые Протасов и Костенко. На переднее пассажирское сиденье уселся генерал Пукач. Георгию заломили руки, согнув голову вниз. Генерал, обернувшись, несколько раз ударил его по спине резиновой палкой, обвиняя в "американском шпионаже". (Во вторник заместитель министра внутренних дел Украины Александр Бондаренко заявил журналистам о том, что, по оперативной информации, беглый генерал Пукач, возможно, скрывается в России. Правда, это заявление милицейского руководителя тут же опроверг Генеральный прокурор Украины Александр Медведько.)

Путь до села Сухолисы Белоцерковского района Киевской области у нас занял полтора часа. Милицейская машина наверняка домчалась быстрее, - значит, они оказались в селе слегка за полночь. Со слов обвиняемых, они поехали в Сухолисы потому, что там жил тесть Алексея Пукача. Поздно ночью подъехали к знакомому дому (водитель показал, что неоднократно бывал там с шефом и раньше). В доме было темно, - наверное, хозяева спали. Пукач вышел из машины и вскоре вернулся с лопатой. Спустя полчаса тело журналиста бросили в яму, вырытую с помощью этой лопаты.

В отличие от наших "героев", мы явились в Сухолисы белым днем и сначала отправились в сельсовет. Его председатель Виктор Качур принял журналистов "ФАКТОВ" радушно. Но предупредил, что поговорить с бывшим тестем беглого генерала нам вряд ли удастся. "Прошлым летом, когда к нему приезжали из Генеральной прокуратуры, он следователей чуть ли не вилами погнал, - сказал Виктор Иванович. - Ведь он такой уважаемый в селе человек. Жена - медик, сам двадцать лет председательствовал в колхозе, и тут на старости лет такая неприятность. Извините, девчата, но, скорее всего, он и вас прогонит".

Слегка струхнув, мы решили съездить на окраину села, где, по показаниям обвиняемых, был убит похищенный ими журналист. Добираться туда километров пять узкой лесной дорогой. Преступление произошло на опушке леса. Как рассказывал в интервью "ФАКТАМ" заместитель начальника следственного управления Генпрокуратуры Роман Шубин, Гонгадзе вывели из машины, сняли с него туфли и куртку, повалили на землю. Засунув в рот Георгию его же носовой платок, генерал принялся душить журналиста. Сразу у него не получилось. Все-таки Георгий был молодым и физически крепким мужчиной. Тогда водитель по указке шефа снял с несчастного брючный ремень. Генерал, скрутив петлю, затянул ее на шее жертвы. Георгий отчаянно сопротивлялся, пытался освободиться, и Пукач велел водителю ударить журналиста ногой в живот. Что тот несколько раз и проделал...

По словам местного жителя Василия, указавшего нам дорогу, все прошлое лето на этом месте шли раскопки. "На дороге поставили знак "Запрет ная зона", и сено с луга нам пришлось возить в объезд, - рассказал нам Вася. - Сначала мы думали, что клад ищут. Только потом из теленовостей узнали, что тут убили Гонгадзе!"

Под ярким зимним солнцем уныло чернеют слегка припорошенные снегом ямы - штук пятьдесят. Их вырыли сотрудники Генпрокуратуры, надеясь найти на месте преступления хоть какие-нибудь вещдоки. (Однако, насколько нам известно, ничего заслуживающего внимания найти так и не удалось.) Чуть в стороне от раскопок мы обнаружили шалаш, в котором, по словам Василия, отдыхали уставшие землекопы. Внутри - пара земляных лежанок, деревянный стол и с десяток пустых бутылок из-под пива. Ствол стоящего рядом дерева украшали несколько отпечатанных на компьютере сентенций: "Оставь надежду, всяк сюда входящий", "Не будь быком конкретным, быдлом неотесанным, убери за собой мусор", а также "15 причин, по которым необходимо употреблять спиртное в рабочее время"...Бывший тесть Алексея Пукача: "Ко мне явились с какой-то лопатой. И принялись меня уговаривать: "Ну признайтесь, что ваша"

Дом бывшего тестя Алексея Пукача расположен немного в стороне от дороги. Пройдя несколько метров под оглушительный лай соседской собаки, с опаской зашли во двор и постучались в окошко. Через несколько минут дверь открыла хозяйка, Антонина Иосифовна, сразу же пригласила войти в дом. Узнав, кто мы и зачем пожаловали, хозяйка только руками всплеснула: "Он же и не зять нам давно, а все нас с этим делом мучают!"

Вопреки прогнозам председателя сельсовета, супруги Антонина Иосифовна и Николай Николаевич (по этическим соображениям их фамилию мы не называем) нас не выгнали, более того - угостили чаем и бутербродами с салом. По словам стариков, о том, что судебный процесс по делу Гонгадзе уже начался, им известно только из газет и теленовостей.

- А когда вы в последний раз видели Алексея Пукача?

- Дочка разошлась с ним года четыре назад, - тяжело вздохнула Антонина Иосифовна. - Правда, долго нам ничего не рассказывала, не хотела нас расстраивать. Но я и сама стала замечать, что у них в семье не ладится. Года два назад, по всей видимости, после того, как его выпустили из-под ареста, Алексей позвонил нам и попросил прощения за то, что разошелся с дочкой. А видела я его последний раз чуть раньше. Я как раз лежала в больнице в Киеве. Он меня навестил, спросил, как здоровье. По его лицу поняла, что у него какие-то неприятности. На мой вопрос: "Леша, что с вами?" (я его всегда на "вы" называла) - он сказал фразу, смысл которой до меня дошел позже: "Меня вместе с Киселем обвиняют в убийстве журналиста". Кто такой "Кисель" и о каком журналисте идет речь, я не знала.

- Так когда же вы все-таки поняли, что ваш бывший зять причастен к делу Гонгадзе?

- В начале прошлого года к нам наведались следователи из Генеральной прокуратуры, - присоединился к беседе Николай Николаевич. - Сразу же чувствовалось предвзятое отношение к Алексею. Заметив пустую пачку из-под папирос, забытую на веранде соседом, следователь хмыкнул: "Ишь какие дорогие! Кто это у вас такие курит?" Потом завел разговор о трехкомнатной квартире, которую дочка с зятем получили в Киеве. Мол, за какие такие труды? Между прочим, мы дочери кооператив за свои деньги построили. Когда зять получил казенную квартиру, дочкину сдал государству. Он вообще-то для семьи мало старался, чужим людям делал больше.

Второй раз явились с какой-то лопатой, я ее впервые видел... А один принялся меня уговаривать: "Ну признайтесь, что это ваша!" За такие слова я ему чуть лицо не попортил...

- Ну а в третий раз пришел участковый и вежливо так попросил: "Да отдайте им эти лопаты, раз им так надо!" - продолжает Антонина Иосифовна. - В хозяйстве у нас было четыре лопаты, три из них забрали на экспертизу. Обещали "завтра" вернуть. Было это осенью... Весной, похоже, новые придется покупать - без лопат в хозяйстве никак.

Мы с хозяевами стали обсуждать, возможно ли было, чтобы их бывший зять в ночь на 17 сентября незаметно от них зашел во двор и взял лопату из сарая.

- Такого не могло быть, - хором заговорили старики. - Посмотрите, какие у нас во дворе собаки! Если что - все село разбудят. Мы бы непременно проснулись, если бы к дому подъехала машина. И самое главное, что ни одна лопата, слава Богу, у нас не пропадала!

- Может, вы не заметили?

- Я, конечно, не пересчитывал их каждый день. Но пропажу, думаю, обнаружил бы быстро!

- А что вы можете рассказать о характере бывшего зятя?

- Да никогда в жизни он не пошел бы на такое преступление, - сказала Антонина Иосифовна и потянулась к семейному фотоальбому. - Хоть он нам уже не родной, ничего плохого сказать о нем не могу. По характеру он был такой вежливый, почтительный. Рюмки в рот не брал. То саженцев привезет, то просто позвонит узнать, как у нас дела, здоровье. Все советовал: "Работайте поменьше". Мы его всегда жалели - детство у него было тяжелое, голодное. Родители рано разошлись, потом мать умерла. Он жил с бабушкой, с 14 лет подрабатывал помощником машиниста тепловоза. Когда родились внучки- близняшки, Алексей привез свою бабушку к нам, чтобы она присматривала за девочками. Мы-то ведь работали. Я - заведующей фельдшерским пунктом, Николай Николаевич - председателем колхоза. (Показав снимки разных лет, на которых изображены зять с дочкой и внучками, хозяйка все же не разрешила их переснять. - Авт.).

- Часто ли дети у вас бывали?

- Иногда приезжали всей семьей, а бывало, Алексей приезжал сам на служебной машине с водителем. Говорил, что ехал мимо по делам. Помню, что водитель был блондином, звали Ваней. (Проходящего по делу Гонгадзе личного водителя Пукача зовут Алексей, и он вовсе не блондин. Возможно, у генерала был не один шофер. - Авт.). Зять никогда не оставался ночевать. Так, чайку попьет и - на Киев.

- Что, с тестем даже на рыбалку ни разу не сходил?

- Что вы! Он такой занятой был все время, - говорит старушка. - Даже когда я у них в Киеве гостила, как уйдет на службу в пять утра, так раньше 10-11 вечера дома не показывается.

- Как вы думаете, где он сейчас?

- Скорее всего, его уничтожили как ненужного свидетеля. Мне и сон плохой недавно снился. Будто дерево большое у нас во дворе росло. В окно выглянула - а оно спилено под корень...

- А на месте раскопок вы были, интересовались?

- Ни разу. Нам там делать нечего, - ответила Антонина Иосифовна. - Мы знали, что ищет там Генпрокуратура, и никак не могли понять: если все было, как говорят, то зачем же Алексею надо было ехать так далеко от Киева, да еще в село, где его все знают. Не сходится здесь что-то. В селе тоже никто не верит в вину Алексея и нас поддерживают. У дочки мы ничего не спрашиваем, и так натерпелась. А вот девочек жалко. У одной из внучек от переживаний нервный срыв. Они, бедняжки, стесняются даже на улицу выйти, фамилию сменили...

- Там, где летом копали, 300 лет назад церковь стояла, - продолжает Николай Николаевич. - На том месте когда-то были старые Сухолисы. Потом село перенесли. А с ним и церковь Святого Преображения, деревянную, сооруженную без единого гвоздя. Люди несли храм на руках. С тех пор церковь считают особенной, сюда съезжаются верующие со всех сел. Говорят, там необыкновенная аура.

Я вырос в очень верующей семье, поэтому в 1957 году, когда пришел приказ разрушить церковь, я его не поддержал. Будучи председателем колхоза, обратился к местным жителям, чтобы встали на защиту храма против пригнанных коммунистами танков. За это меня, конечно, потом по головке не погладили...

Провожая нас, хозяин с горечью добавил:

- 55 лет проработал, никогда ни под судом, ни под следствием не был, а тут на закате лет такая неприятность...

По дороге в Киев мы попытались заглянуть и в кафе "Шашлыки", что на 42-м километре Одесской трассы, где, по словам следователя, четверо подозреваемых в убийстве с помощью бутылки водки снимали стресс после совершенного преступления. Увы, посмотреть на это заведение не удалось. От придорожного вагончика остались одни развалины...

Мария ВАСИЛЬ, Надежда КУТОВАЯ, "ФАКТЫ"

www.facts.kiev.ua