Блоги Мир

/ Новости политики

Украинская «пропаща сыла» в эпоху американской «soft power»

Третий более-менее полноценный роман в украинской литературе был написан полтавским литератором Панасом Мирным (при участии его брата Ивана Билыка) в середине 1870-х годов и назывался «Хіба ревуть воли, як ясла повні?». В пределах Российской империи его удалось напечатать лишь в начале XX века под выстраданным названием «Пропаща сила». Удивительно, но именно подпольный полтавский писатель, изображавший в повседневной жизни высокопоставленного чиновника (дослужился, кстати, до чина действительного статского советника), наиболее точно выразил сокровенную суть, квинтэссенцию, «философский камень» украинского бытия.

«Пропаща сыла» — это закон украинской антропогенной энтропии. Это о том, почему Украина — страна колоссального количества и уровня талантов, которые ей абсолютно не нужны, а потому реализоваться могут только где-то далеко. Это о том, почему вся мощь украинской человеческой энергии источается в никуда и не оставляет по себе никакого следа. Это о том, почему Украина в большинстве случаев не может стать конкурентоспособной, хоть гипотетически предпосылки и ресурсы для этого наличествуют.

«Пропаща сыла» — это о том, почему после Майдана и Оранжевой революции Ющенко и команда «любих друзів» позволила себе бездарно транжирить доверие и моральную поддержку народа. Это о том, почему Янукович и его «донецкие братья» не добьются никакого качественного успеха в политике, даже если укомплектуют властную вертикаль своими телесами на 150%, даже если по полной программе, публично и с пафосом «опустят» президента. Это о том, почему от «горения» энергичной Юлии Тимошенко эффект такой же, как от огромного газового факела посреди полтавской лесостепи — на какой-нибудь из газо-конденсатных разработок.

Впрочем, еще Дмытро Донцов упрекал украинскую элиту в том, что ей не хватает способности к «формотворчості», то есть к установлению своих социальных, культурных и ментальных стандартов. Поэтому политиков в Украине много (для сравнения: в России — только один), а государственных деятелей — лишь несколько за всю историю (на данный момент — ноль).

Американский стратег и теоретик Джозеф Най-младший где-то в начале 1990-х открыл закон американского мирового доминирования — почему оно стало возможным только сегодня, в эпоху Постмодерна. Да потому, что на уровне жесткой силы — hardpower — Советский Союз успешно конкурировал с США и даже по многим позициям превосходил, сохраняя международный паритет и двухполюсный геостратегический баланс сил. Но оказался совершенно беспомощным перед американской softpower — мягкой силой (гибкой властью) — американскими ценностями (теперь вызывающими улыбку), образом жизни (точнее, специфически советским представлением о нем), потребительскими стандартами (потом оказалось, что счастье не в них).

В постиндустриальную информационную эпоху становится очевидным, что выгоднее, когда тебя любят, а не только боятся. Что пряник эффективнее кнута. И что страна, не претендующая на генерацию собственных ценностей, оказывается чужой колонией, завоеванной при помощи всё той же softpower. Это как понтовому мачо, приехавшему из столицы на сверкающем «джипе», обаять скромную сельскую библиотекаршу.

Украинская же элита, причем, по всему политическому спектру, самоустранилась не то что от генерации какой-то невиданной softpower, но даже от формулирования своих маленьких, хуторянских смысликов. А фразы, казавшиеся во время Оранжевой революции векторами исторической судьбы («Бандитам — тюрми!», «Ми — не казли!», «Ющенко — ТАК!»), на самом-то деле оказались даже не слоганами и не политтехнологическими «дурилками», а тостами.

Если ты не способен или не хочешь бороться на уровне ценностей, смыслов, стратегий развития, если ты не готов запускать свои информационные «ракеты» дальнего радиуса действия, если даже не мечтаешь о своей softpower, это означает добровольную сдачу в плен чужим иллюзиям.

Но нынешняя украинская элита, как всегда, готова к сдаче еще до объявления войны. Ибо мыслит она преимущественно в марксистских категориях — категориях XIX века: экономика — базис, остальное — надстройка.

Теперь всё наоборот: базис — это смыслы и стратегии, остальное, включая экономику, — надстройка. Или, как это теперь часто бывает, недострой, кинутый строителями-гастрабайтерами.

Ведь главный формат современности — это управление смыслами. Устраняясь от которого, автоматически подчиняешься чужой softpower и обрекаешь себя на участь «пропащей сылы»

После публикации своего самого известного романа Панас Мирный пришел в ужас: столь поразило его собственное открытие. Поэтому он, как бы опасаясь злого рока, висящего над Украиной на протяжении столетий, просил его не переиздавать под названием «Пропаща сила».

Неужели это и вправду — рок?

Мы в Telegram! Подписывайся! Читай только лучшее!

Блоги / мнения

ads pixel