Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
БлогиМир

/Новости политики

Бессонная ночь Юлии Владимировны

201Читать материал на украинском

Да, прямо-таки американские горки с этой вероломной верхушкой власти. Глядя на них, понимаешь, что тут никакой журналистской аналитики не надо. Она абсолютно беспомощна. Слишком много иррационального, как корень квадратный из (-1). Настоящая же правда скрыта, как всегда, в подсознании, где экс-премьер, с нескрываемой улыбкой от первого пролёта нового Кабмина, прячет свои мысли даже от самой себя.

Внутренний голос.

Вот так вам! Почувствуйте разницу. Теперь вам, друзі, дорога с Говерлы только вниз. А перед нами Монблан. Слышали такую вершину, в Европе? Вот соберу остатки армии, перестрою ряды и посмотрим кто кого. Где-то я вычитала, кажется в «Сунь-цзы», что самая лучшая война – это разбить замыслы противника. (Сделано). На следующем месте – разбить его союзы. (Делается). На следующем месте – разбить его войска. (Уже скоро). А способ простой – почаще надевать разные маски, не забывая, что противник тоже меняет маски. И желательно демонстрировать не те эмоции, которые он ожидает, а противоположные. Смейся, Юля, когда проиграла, и плачь, когда проиграли они. Они просто неучи и незнакомы с классикой. Тут у меня явное преимущество. Плюс.

Нервы сдают. А зачем мне через год опять быть премьером, на фига этот геморрой. Хотя, нечего карты раньше времени раскрывать. Что – став президентом или спикером, даже с оскопленными полномочиями, не смогу повлиять? Эти хлопцы ни черта не соображают. Просто мне надо считаться с тем, что я попала в окружение, и теперь как в плену у немцев. Явный минус.

А где я промахнулась? Ну, не должна была так неуклюже сгореть. Я уже и с упреждением, как все умные люди, а не добежала. Блин, на святое наехали, рынком меня задолбали, это меня-то, бизнесменшу? Мол, у рынка свои законы, свои порядки, свои откаты и свои подкаты. Да знаю я эти порядки не хуже вас. Поэтому, как в разреженном космосе – перешла на ручное управление. А они мне: сейчас посмотрим, сможешь ли ты сыграть как Паганини – на одной струне. Да, говорю, эта страшилка мне известна, как ему подпиливали одну струну за другой. А он и на одной сыграл, и я сыграю. Это мне не минус.

Тут вопросик один есть. Чем отчитываться будете на Майдане, Виктор Андреевич, 22 ноября? А он: «Газом. Мы, - скажет, - нашли не-до-пере-ре-приватизированный газ у Юлии Владимировны. От Кучмы ушла, от Лазаренко ушла, от Путина ушла, а от меня не уйдет. От друзей так просто не уходят. Одобряете?» А в ответ с майдана аплодисменты. Или гробовое молчание. Наверное, будет ганьба мне. Или браво! Все начнут в тотализатор играть, ставки делать. Так меня, ату меня, фас. Неужели это конец? А если он не выйдет к майдану. Мало ли что обещал. Мне место освободится. А я что скажу людям? Да нет, скорее всего, Крещатик перекроют на ремонт асфальта. Будет еще один минус.

Петя заерзал. А что? Быть моим дублером на премьера, или Витиным преемником, или послушным сыном своего папаши – везде второй номер. Стерпишь тут. Я его понимаю. Но свой трамплин он отпрыгал. А такой трамплин был! Я ему говорю, Петя, скажи, обкрадывать себя – это преступление или наказание? А он обиделся. Господи, какие они убогие, эти мужики. Все с таким умным видом – рассусоливают, советуют, умничают, эдвайзеры бросовые. На их фоне у меня плюс.

Я его спрашиваю, это вы, Виктор Андреевич, сознательно дали указание министру здравоохранения Полищуку, противозачаточные продавать по рецепту? Чтобы девушки перед свиданиями в поликлинику бегали, а женщины после работы вместо того, чтобы думать, что на ужин готовить, записывались в очередь за рецептом. Вы в своем уме? – ведь аборты вырастут в десять раз! А он: «а как же нам планку рождаемости догнать до 52 миллионов?» - А я ему: «а взятки до 52 миллионов вам не ёкнутся?» Он: «ну, так, а на что врачам еще жить, где подзаработать…» «Но они ж станут рецепты выписывать именно на те лекарства, от которых получают комиссионные от поставщиков! Это не просто коррупция, это геноцид и сталинщина» Он: «ну, вот и порядок будет в этом вопросе, тем более что не ваше правительство уже будет за это отвечать, а следующее». Я ему: «и вы думаете, что эти несчастные женщины, озлобленные стоянием в грязных коридорах к гинекологам, за вас проголосуют на выборах?» Молчит. «Лучше утопиться, говорю». Даже не знаю, сколько себе записать теперь плюсов.

Вот Монгола на премьера недотянули. А тут и Ринат успокоившийся подтягивается, до чего умница. Ну и что, что татарин. Да… Что-то знакомое в истории моей страны уже было. Монголо-татарское. Опять иго. Надо же, как история вывернулась наизнанку, через века, и так неожиданно. И это, получается, при моем, блин, попустительстве. Потом в учебниках напишут – Юля не удержала Киевскую Европу. Минус в квадрате.

Ты зачем влезла в приватизацию? – Ни за чем, говорю. А у самой пот прошибает и пальцы холодеют, просто ужас. Телекамеры стали целенаправленно наезжать на мои руки, провокаторы. Пальцы крупным планом показывают. Надо следить, чтобы не дрожали. Или они зрителям мой маникюр демонстрируют. Так могу и показать, лак на уровне. Плюс.

Дураки, напали на мои платья и кофточки, типа, откуда у меня деньги на наряды. Жалованье пересчитывают. Думают, я им спонсора покажу, расколюсь. Ага. Они даже не понимают моей теперешней жизни. Они думают, что я платья примеряю, помешалась на моде, коса им моя поперёк горла встала. Так вот. Каждое утро я надеваю латы. Рыцарские. И готовлюсь к бою. К отравленным стрелам, пушечным ядрам, змеиному яду, а теперь, как сказано, и к ядерным войнам. Каждая моя пуговица – это пуля им в глаз. И так как они замечают эти пуговицы, значит, пуговицы стреляют. Коса – как петля им на шею. Читала, что Черчилль, когда вел трудные переговоры, включал воображение и видел своего несгибаемого соперника-переговорщика в семейных красных трусах в цветочек, и одно это ощущение придавало ему дополнительные силы для тактического выигрыша. Так и я. Каждый раз веду заседание правительства и представляю, как набрасываю мою косу-лассо на голову какому-нибудь идиоту. А он задыхается. Плюс.

Вот я раззява. Где теперь фейс показывать? Все теле-выходы перекрыли, не успела я с «1+1» утрамбоваться. Еще минус.

Никакой личной жизни. Теперь вот жилет-кольчугу советуют вместо корсета поддевать, для безопасности. Прямо средневековье, мама родная. Или я таки уснула и это снится мне сон про средневековье? Точно. Путин-палач с черным балахоном на лице, лишь прорези для глаз, готовит гильотину, ждет-не-дождется, вот-вот покатится моя голова по эшафоту. Пиаром попрекают. Наивные, они не понимают, что PR – это не биг-борды и телемосты. Это связь с общественностью. Я эту связь установила, а они нет. Как им не злиться? Мне плюс.

22 ноября Майдану годовщина. Почти совпадает с днем моего рождения. И всего-то 45, баба ягодка опять, и чего переживать? На майдан, думаю, люди выйдут, вопреки прогнозам тупых социологов. Потому что выйдут по совсем другой причине – из любопытства. Не за идею (ее уже освоили и окропили слезами), не за свободу (ее уже взяли и привыкли), а из любопытства. А тут мы им и впарим про поруганную справедливость. Многим будет просто интересно. После махинаций друзів роль у меня теперь простая и лаконичная – хранительница ценностей Оранжевой революции нравов. И вендетта изменникам. Мои бойцы посчитали, что подсевших на революцию приверженцев три миллиона. Это те орлы, которые считают, что лучше 30 лет пить живую кровь из глобальной экономики, чем 300 лет питаться падалью со своих огородов.

Хотела как лучше, а получилось как лучше не вспоминать. Вот Президент косит под Босса, распределил потоки между своими друзями, как мужик из детской сказки гуся делил. (Кстати, слово хорошее «распределил» – делил распри). А я возьму и поделю страну не между друзями, а между сословиями: бедняками, середняками и кулаками. Мог бы получиться офигенный плюс. Понимаю, что тоже не идеально. Скажут, утопия, слишком поверхностно ты делишь всё, Юля, да и пропорции правильные где взять? Но народ главную суть ухватит. А может, опять, издеваться станут и выгонят. Минус.

А тут еще напасть с дочкой. Ладно, говорю ей, зять как зять. Барахло. Два рр на конце. Шон Карр, музыкант, у нас в общаге студенты лабали лучше, а этот с такой самооценкой, куда там. И название группы у него «Кричащие в долине смерти». Ну, не символично ли про страну, в которую он нырнул солдатиком? Бросит он тебя, Женя. Бросит, и не поперхнется. Хороший парень, и фигурой вышел, но ты для него эпизод. У него другие приоритеты и планы. Смотри, что он всем говорит: выход диска, свадьба, обувные мастерские. Свадьба в замке… Сколько я спала? Уже мне и Замок приснился, а я в нем Золушкой. Вот бы пожить в средние века. Я бы монархический брак заключила. Или нашла бы себе музыканта. Да, никого рядом. Муж, дочь? Я мужу сказала: Саша, у меня не будет ни времени, ни желания даже поговорить с тобой, не мешай моей проклятой карьере, будь она неладна, видишь, у меня вся жизнь на рельсах. Ни подруги, ни тусовки. Только одна подушка. Как в детстве. Подвела меня Евгения, тоже мне, принца нашла. Посылай вот в Англию за счастьем и карьерой. Минус.

Ющенко думает, что никто ничего не видит. Самомнение у человека. Уже и Буш не принял. И зал в ООН не встал, заходясь в экстазе рукоплесканиями. И Нобелевка пролетела. И кандидатуру премьера проиграл. И злорадство Немцова и Жирика символичны, не удержались, значит, все идет правильно. Они ж, как звезды путеводные. Явно им не плюс.

Заклевали: интриганка, шантажистка, аферистка. Плохо конечно, такой имидж получать по морде. Но знала, на что шла. Даже Черномырдину моя рожа не нравится, пнул меня слюной. Ну, у него этот пунктик с детства. С его-то фамилией... С Приватом – да, просочилось не то. Конечно, были мыслишки на перспективу. Но я же их отгоняла, держала дистанцию. Криво всё вышло. Как по Фрейду: Кривая-рожа-сталь искривила мой безукоризненный политический фарватер. Теперь вместо прямого пути наверх, пойду кривыми закоулками. Вот дура. Минус.

Ну и ладно. Пусть попробуют теперь народ, прикормленный зарплатами и пенсиями, потчевать «развитием». Знаем мы это развитие! Они все хотят минимальных потерь в этом скандале. Так вот, они все будут иметь потери по максимуму.

Это же классика: чтобы экономику поднять, у людей должны появиться деньги на покупку товаров. Кто оценит, что я за полгода взвинтила рынок спроса на товары. Люди попёрли в магазины. И производители зашевелились, торговые центры как очумелые повырастали из котлованов. А покупатели, блин, стали - ну надо же! - харчами перебирать: наше не хочу, хочу импортное, оно лучше, оно дешевле. Вот вам и первая заковыка, почему наши бизнесюки на дыбы встали: никто их дерьмо брать не хочет. А они: бюджет проедания, бюджет проедания, а что бюджет раскрадания – лучше? Проедание – это так о голодных говорить?

Господи, ну и что, что цены растут? А где вы видели, чтобы они падали? Пусть все растет, но появится выбор. Это и есть моя цель на первом этапе. Бизнес от такой моей наглости просто ополоумел. Во все колокола застучали про лоббирование, про дотации, типа, люди потеряют работу. А я им: жалко, конечно, что они потеряют работу, но то, что эти люди производят, лучше бы они не работали вообще. Перегнула я палку, непутевая, кому эта правда нужна. Не знаю, плюс это или минус, голова идет кругом.

Про мокрую тряпку и крошки со стола я намек поняла с первого раза. Перепугалась до смерти. В России еще хуже было. Ликующие Ельцин, Хасбулатов и Руцкой стояли перед толпой в августе 1991 года, а уже через пару лет танки Ельцина беззастенчиво и вероломно стреляли по его верным подельникам, которых ни за что ни про что он бросил в тюрягу. Мы рождены, чтоб сказку портить былью. Всё так иррационально. Кажется, меня ждет убойный минус.

Аж сердце аритмией зашлось.

Вот пристали: куда идем, что строим? Я ж не могу им прямо сказать, что знаю, как это называется. Издеваться начнут, коверкать, любое хорошее дело ведь изувечат. То, что я хочу сконструировать, называется, боюсь вымолвить,… солидаризм. Ну, вот уже вижу вой и лай, мол, видели мы все эти измы. Нашлась тут социалистка, мало нам других прогрессисток. А что плохого? Найти пропорцию между бедняками, середняками и кулаками. Когда все со всеми договариваются, чуть-чуть поступаются своими привилегиями и находят золотую середину. Бизнес чуть-чуть ужимает свой аппетит, власть берет чуть-чуть меньше взяток, а люди чуть-чуть лучше начинают работать. Почему утопия? Солидаризм вывел из хаоса Третью французскую республику, и Германию из разрухи после Второй мировой войны. А эти все издеваются. Никто не хочет ничего уступать. Все сидят на стадионе и орут: «мазила» и большой палец вниз. Может, и правильно орут. Хотела плюс, получила минус. Так тебе и надо.

Представляю, как надели Андрею Шевченко капитанскую повязку, он гордится доверием, форвард все-таки, да еще такой популярно-популистский. А тут, надо же! - матч проиграли, гол чепуховый пропустили. Тренер ему в раздевалке в тихом бешенстве разнос: ты, кричит, почему когда нам забивали, вместо Шовковского в воротах не стоял? Ну и что, что нападающий. Ну и что, что я всем роли строго распределил? Ну и что, что не велел тебе вмешиваться в работу вратаря. А повязка тебе не жмет? Вон из команды!

Бизнесу я, видите ли, нож в спину вставила. А то, что весь этот бизнес, от А до Я от меня силой вычленили Кинаху, и не велели даже нос совать – кому расскажешь, да и кто слушать будет? То не делай, сюда не суйся, это не трогай, а за это вообще по рукам получишь. Радуйся, что капитанскую повязку носишь. Вот и дорадовалась. Минус, но я его не заслужила.

Изуверы. Командуют по принципу: стой там – иди сюда. Сами просили государственные дотации на мясо, плакали, что погибают, а как только дали эти дотации, устроили тут же саботаж, мол, пусть все решает рынок. Так вы сначала проголосуйте, что вам надо, а потом мочите меня. Плыву, как лосось, против течения…Слушай, Фонд Майна! Ты фонд майна или ты не фонд майна? У тебя есть майно или нет майна? И вообще, когда ваше майно станет нашим майном? Сколько можно всех за нос водить? Тут они меня на крючок и поймали за мою невыдержанность. Минус мне, причем, отвратительный.

И чего мне так не везет? Малый бизнес – это просто наваждение. Тут я до сих пор так и не поняла, что на самом деле произошло. Я-то «за» него, но всё провалила. Что – я не понимаю братьев-предпринимателей, что ли? Никогда себе этого не прощу. Вот дура – главное посчитала за второстепенное. Я ему: Виктор Андреевич, выстройте их в очередь, чей бизнес мне толкать вперед первее: отечественный, или российско-ориентированный или ВТОшно-чужестранный. А он: «А ты их объедини». - Так они ж лебедь, рак и щука, в разные стороны ползут, да еще и царапаются до крови. А он: «сделай из них одну команду». Тут я и обломилась, я ж не Марья-царевна. А с другой стороны, не могу же я всему миру сказать, что эта задача мне непосильна. Один раз такое скажешь, и снимай повязку капитана.

А ферросплавный – вообще апофигей. Битва при Ватерлоо. А если бы это Ватерлоо выиграла я? Месяцем позже возникло бы другое Ватерлоо, и где-то они бы меня таки спалили. Это мне скорее плюс, чем минус. Вовремя катапультировалась.

Ну, бухгалтер, ну, молодец. Не успели мне дать-забрать-отдать-вернуть медаль в Польше, как он, не успев пресечь это безобразие, тут же восстановил баланс медалью себе в Филадельфии. И здесь держит баланс. Ему плюс.

Так что у нас в «итого»? Разгромный счет со столькими мне минусами?? М-да, я была о себе лучшего мнения. Часы бьют пять утра, снова и снова сыпя соль на раны:

А любви-то нет…

Эх, Витя, зря ты так. Нерентабельно все вышло.

Я машина. Нет, я не машина. Я мотоцикл Харлей-Дэвидсон.

Какую я шубу видела!

Сколько там у меня денег по сусекам осталось? Может и не хватить.

В список берем всех!

Косу не сниму. Пусть считают, что это моя борода. Не сбрею.

Мальчики, заспокойтеся, вы меня не вытурите.

Как это – визу не дают?

Интересно, если бы ЕЭСУ не разгромили, кем бы я была сейчас?

Что? Я не подхожу американцам?

Душа болит.

А если послать их всех?

Всем лучшим во мне я обязана дать вам в морду.

Шансы на выборы велики. А вдруг…

…Размечталась. Или приснилось.

Владимир Спиваковский

20 сентября 2005

P.S.

Уважаемые читатели! Это очень опасное занятие – бродить по чужому подсознанию, поэтому сделайте вид, что вы этого не читали или не принимайте близко к сердцу.

Наши блоги