Борис Немцов: "Призывать народ к свержению фашистского режима Путина я не буду"

1,7 т.
Борис Немцов: 'Призывать народ к свержению фашистского режима Путина я не буду'

Немцов удивлен упрямством Юли и небрезгливостью Мороза, И еще он не хочет революции в России

После провала демократических сил на последних парламентских выборах в Рос­сии один из самых колоритных «младореформаторов» Борис Немцов нашел для се­бя весьма оригинальный способ не уйти в тень и остаться на устах. Ринувшись в на­шу оранжевую революцию, после победы он получил статус советника Виктора Ющенко. Его комментарии нынешних киевских событий в СМИ вызывают бурю эмоций в среде украинских политиков: Немцова обозвали агентом Кремля и потре­бовали от Ющенко немедленной отставки бывшего ельцинского любимца. И хотя Президент никаких действий в отношении Немцова пока не предпринимал, "Газе­та..." отправилась к возмутителю спокойствия в Москву - дабы от него лично уз­нать: а отчего, собственно, он так "запал" на Украину?

- Борис Ефимович, а что же это у вас в кабинете ничего оранжевого?

- Так мы же здесь работаем, а не по­литикой занимаемся. (Мы беседуем с Немцовым в его кабинете председателя совета директоров концерна "Нефтяной" - Авт.) Это дома у меня все оранжевое. Огромное количество разных штучек.

- А в Москве уже не шарахаются от оранжевого цвета?

- Цвета - нет. Уже нет. Хотя помню, зи­мой Жириновский с Рогозиным пытались через законопроект запретить этот цвет. И все же боязнь оранжевой революции здесь такова, что напоминает мне иногда паранойю. Путинская пропаганда месяца­ми внушала, что Ющенко - украинский националист, чуть ли не фашист. И это продолжается и сейчас, хотя уже не так агрессивно. Любой конфликт, неудача - и об этом российские каналы говорят с утра до вечера. Я не поленился и сделал рус­ский опрос по поводу того, как относятся к Ющенко, к Тимошенко и к Украине в целом. Так вот, к Украине народ в России от­носится хорошо, что бы там ему ни веша­ли на уши, это генетически обусловленная вещь. А к Ющенко и Тимошенко - плохо. Вот это - результат пропаганды.

- А вы в Киеве чувствуете себя уютно?

- Когда хожу по улицам Киева - чувствую себя как дома. Люди узнают, улыба­ются, заговаривают со мной. Многие счи­тают, что я уже поселился в Киеве. Ядей­ствительно сейчас часто туда приезжаю. Снял квартиру в районе Ботанического са­да. Там просто супертихое и красивое ме­сто. Я такой кайф испытываю... V меня в Москве из квартиры вид на Кремль - это, конечно, тоже неповторимо, но в Киеве я ощущаю покой, умиротворение. Киевляне - очень доброжелательные люди, они на­много спокойнее, чем москвичи. Имне кажется даже, что они душевней и мягче. Я долгие годы прожил в Нижнем Новгоро­де, и к московскому ритму привыкал дол­го. Киев в смысле ритма - это для меня нечто среднее между Москвой и Нижним.

- Какие советы хочет услышать от вас Ющенко?

- Ющенко назначил меня советником по экономическим вопросам. Главная моя задача-улучшение экономического климата в Украине, Оранжевая револю­ции разбудила такой силы энтузиазм, да­ла сумасшедший импульс развитию Ук­раины, который нельзя терять. Действительно, многие и в России и в Европе с большой надеждой смотрят на то, что у вас происходит. Очень многие мои зна­комые и здесь, и на Западе готовы были вкладывать огромные деньги в Украину. Счет может идти на миллиарды! После­дующие события людей как-то сильно напрягли и насторожили. Когда пошла ругань - начиная от «Криворожстали» до футбольного клуба «Динамо», люди, ко­торые готовы были рискнуть своими деньгами, сильно призадумались. И деньги сейчас находятся «на низком старте». Это очень обидно. Деньги ведь любят тишину и не любят разборок.

- Вы обсуждали это с украинским президентом?

- У нас по этому поводу было много разговоров. Я считаю, что позиция само­го Президента в этих вопросах очень взвешенная и правильная. Но в отличие от России, в Украине Президент - не са­модержец. У вас есть другие центры при­нятия решений, в частности, Кабинет Ми­нистров, парламент. К моему удивлению выяснилось, что предложения Ющенко частенько просто игнорируются. Мне ка­жется, Тимошенко очень упряма. И вот этого я не могу понять, да и в России это никому не понятно. Нельзя даже предста­вить, что Путин дает какие-то указания Фрадкову, а он тут же все делает с точностью до наоборот.

Я с уважением отношусь к Юлии Вла­димировне, считаю, что она, безусловно, выдающийся политик, причем мирового уровня. Юля - реальный герой оранже­вой революции. Без нее вряд ли случи­лось бы то, что случилось. Я уже не гово­рю о ее привлекательности - это баналь­но. Но это же не значит, что я должен со­гласиться с ее действиями. Многие вещи, которые она делает - опасны. Главным в работе власти должен быть принцип: «Не навреди». Буйство и желание все сокру­шить и поменять приводит только к нега­тиву. Вот почему в наших странах плохо живут? Потому что каждый следующий приходит и говорит: «Все, что до меня было, - было ужасно». И все до основания разрушается.

- Но ведь вы не ожидали, что всe у нас будет просто...

- Уверен, что Украине предстоит очень сложный путь. Я бы сравнил это с движением УАЗика по ухабистой дороге в распутицу где-нибудь между Ржевом и Тверью: с потерей кардана, с разворота­ми, авариями... Такой зигзагообразный ужас. Но я очень хочу, чтобы Украина имела успех, потому что считаю: демо­кратическая Украина может показать при­мер России, и тогда у нас появляется уни­кальный шанс делать то же самое, а не строить диктатуру. Скажем так, у меня к Украине российский интерес.

- А куда движется Россия? Вот лидер наших социалистов Александр Мороз сблизился с Дмитрием Рогозиным, од­ним из самых заметных российских по­литиков «новой волны». Кто у кого пере­нимает опыт?

- Ситуация в России тревожная. Наци­онал-социалистические силы, в том чис­ле представленные Дмитрием Рогози­ным, набирают обороты. Для Украины это очень опасная тенденция. Я вообще не понимаю, почему Александр Александро­вич так тесно общается с Рогозиным. Ведь это тот человек, кто первым устроил истерику по поводу Тузлы. Что, все уже забыли об этом? Кроме того, он долгое время поддерживал Януковича, и уже по­том переметнулся в другой лагерь, как это нередко бывает. Именно он постоянно кричит о "русском" Крыме и Севастопо­ле. Мне кажется, что Мороз - такой уважаемый политик, который ориентируется на европейский вектор, на Социнтерн. до­пускает ошибку. Думаю, отношение соци­алистов к национал-социалистам должно быть брезгливым....

- Недавний украинский опыт может быть использован оппозицией в России?

- Как говорил ваш предыдущий пре­зидент, Украина - не Россия, и Россия - это тоже не Украина. Многое нас объеди­няет, но есть то, что делает наши страны очень разными. У вас нет Чечни и нет Кавказа, нет такой национальной розни и ненависти. Украина - европейская стра­на, географически и ментально. И еще одно: Украина не имеет комплекса импе­рии. Россия же раздирается националь­ными противоречиями, это многокон­фессиональная страна, и исламский фак­тор здесь играет большую роль, а имперский комплекс неимоверно велик.

Поэтому революции здесь и у вас не могут развиваться одинаково. Тут все будет жестче и кровавей. Полезно помнить классику: «Не дай вам Бог увидеть русский бунт - бессмысленный и беспощад­ный». Поэтому я не сторонник революци­онного сценария для России. Призывать народ к свержению фашистского режима Путина я не буду. Не потому, что я его люблю - меня в любви к Путину пока еще никто не обвинял. Но я люблю Россию, и потому хочу, чтоб никто не погиб и не по­страдал ради удовлетворения амбиций каких-то там радикальных политиков.

- Ощущаете себя посредником меж­ду Москвой и Киевом, между двумя пре­зидентами?

- Между первым и вторым гурами выборов я хорошо знал ситуацию и пред­лагал кремлевским не делать глупостей, занять, как минимум, взвешенную пози­цию. Это был последний раз, когда я с ни­ми о чем-то говорил. Они совершили ужасную глупость. Вот те мои действия можно было назвать посредническими. А сейчас... Помните, был такой фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих»? Юлия Владимировна считает меня агентом Кремля, а кремлевские считают меня агентом оранжевых. В принципе, меня та­кое положение вполне устраивает, потому что я остаюсь самим собой.

Людмила Чичканева, «Газета по-киевски»