9 декабря • обновлено в 14:25
МоваЯзык
Блоги Мир

/ Новости политики

Кто и как не допустил бойню на Майдане?

710
Читать материал на украинском

Год назад, вече­ром 28 ноября, на прези­дентской даче в Конче-Заспе был отдан пре­ступный приказ — разо­гнать силой оружия уча­стников протестной ак­ции против фальсифика­ции президентских выбо­ров. Получив боеприпасы, подразделения Внутрен­них войск МВД Украины двинулись на столицу с четырех направлений...

Не секрет, что за велики­ми событиями нередко тя­нется шлейф легенд, зага­док и вопросов, которых со временем становится все больше и больше. Одни объясняются соображени­ями безопасности, другие — обычным недомыслием, третьи — желанием при­прятать правду за краси­вой версией той или иной легенды. Глядишь, со вре­менем народ перестанет различать между ними раз­ницу. Сегодня наперебой ведутся споры: кто остано­вил тогда кровопролитие? Об этом говорят и в Бонне, и в Вашингтоне, и в Варша­ве, пытаясь отнять друг у друга лавры героев-миро­творцев. Суть спора: что оказало на события наи­большее влияние — давле­ние Герхарда Шредера на россиян, американский те­лефонный шантаж по пово­ду замораживания банков­ских счетов Кучмы или же таинственное посредниче­ство польской миссии в Ки­еве.

В Украине грудь под на­грады за благополучное разрешение гражданского противостояния с готовно­стью подставляют по оче­реди Леонид Кучма, Игорь Смешко и Виктор Ющенко, как, впрочем, и многие дру­гие участники достопамят­ных событий.

А как же все было в дей­ствительности? Кто остано­вил войска, двинувшиеся на расправу с безоружны­ми участниками Майдана? Народ должен знать, кто реально покушался на жизнь и безопасность лю­дей на Майдане, а кто их сумел спасти, поскольку не завтра, слава Богу, украин­ская история заканчивает­ся. Пора бы выводы делать, а ошибок — не повторять.

Досье «ВВ»

Василь Базив, замгла­вы администрации Куч­мы: «Я знаю, что многие представители госаппа­рата лоббировали пре­зидента с требованием ввести чрезвычайное положение. Они говори­ли, что пришло время использовать государст­венную власть. Однако президент с самого на­чала был против приме­нения силы... Это боль­шой позитивный вклад Кучмы».

Стивен Уэгстил, Кри­стина Фрилэнд, Том Уорнер, журналисты The Financial Times: «Прези­дент Украины отказался применять силу против демонстрантов. Кучма, по всей видимости, ото­звал войска МВД, пото­му что он не хотел поки­дать свое кресло с кро­вью на руках».

«События нарастали, как снежный ком»

Итак, после 21 ноября события нарастали, как снежный ком. Закулисные игры Центризбиркома не внушали особого доверия оппозиции. «Вбрасыва­ние» в народ предвари­тельной информации о подсчете итогов заключи­тельного тура президент­ских выборов говорило лишь об одном: Янукович реализует сценарий массовых махинаций. Тактика выжидания неумолимо об­рекала оппонентов канди­дата от власти на пораже­ние. Нужно было что-ни­будь предпринимать.

Ярким ответом на чаяния большинства избирателей стала неожиданная даже для Литвина (как, впрочем, и для самого Виктора Анд­реевича, не желающего ид­ти на обострение событий) «самочинная» президент­ская присяга в стенах укра­инского парламента. Его союзники по коалиции «Сила народа» были увере­ны: народу нужен сигнал о том, что лидер их не предал и готов продолжать борьбу против преступного режи­ма. В результате, 24 ноября, когда ЦВК собралась на за­седание, чтобы официаль­но объявить о победе Януковича, Киев был блокиро­ван, а Кучма не смог даже попасть в свой рабочий ка­бинет. Отныне центром его политической активности было суждено стать непри­мечательной ранее Конче-Заспе.

Вечером того же дня в Киев прибывает легендар­ная польская миссия, ото­сланная Александром Квасьневским после консультаций с главой дипмиссии Евросоюза Хавьером Соланой, лидерами ряда европейских государств, а также Ющенко и Кучмой. «Затворник» Кучма неожи­данно обрадовался появ­лению посредников. Яну­кович «окрысился» на пер­спективу каких-либо пере­говоров и начал подозре­вать Кучму в предательст­ве. Именно этим вечером он публично призывает действующего «гаранта» разогнать толпу войсками, если не будет снята блока­да правительственных зда­ний.

Тем временем информа­ционная бомба взрывается в отечественном интернет-пространстве: на сайте «Украинской правды» были обнародованы записи те­лефонных разговоров меж­ду членами штаба Янукови-ча, обсуждавших планы по фальсификации выборов, включая вбрасывание до­полнительных бюллетеней. Страна была откровенно шокирована цинизмом провластного кандидата.

Досье «ВВ»

Лишь в декабре выяс­нится, что удар из-за уг­ла Виктору Федоровичу был нанесен главой СБУ Игорем Смешно. Олег Рыбачук в интервью The New York Times заявил, что передал записи в «УП» после того, как по­лучил их от СБУ, которая прослушивала штаб Януковича. Смешко от­казался обсуждать эти пленки с американски­ми журналистами. «Официально СБУ не имела никакого отноше­ния к слежке за сотруд­никами штаба Янукови­ча, — заявил он. — Ве­дение подобной записи в нашей стране законно только с разрешения су­да. Больше я ничего не скажу».

Первая встреча Кучмы с поляками состоялась лишь в четверг, 25 ноября 2004 г. Посредников тогда сму­тила крайняя зависимость умудренного опытом пре­зидента от подсказок мо­лодого первого помощника Сергея Левочкина, имя ко­торого упоминалось в скандальных записях теле­фонных переговоров. Вскоре именно, он впервые произнесет в присутствии Кучмы ключевое слово «пакет», которое будет оз­начать предложение раз­делить власть по принци­пу: Янукович — президент, Ющенко — премьер-ми­нистр.

Главным итогом четверга стало согласие Кучмы на проведение круглого стола и «неприменение силы обеими сторонами». Это обстоятельство, а также бурное ликование участни­ков акций протеста по по­воду появления на Майда­не Леха Валенсы развеяли последние сомнения Хавьера Соланы. Он решил ехать в Украину с прези­дентами Польши и Литвы.

Тем не менее утреннее общение с поляками глава штаба провластного канди­дата Сергей Тигипко начал с «тяжелой артиллерии», заявив, что на Киев идут 20 тыс. шахтеров, «чтобы снять блокаду учреждений и сделать возможной рабо­ту выбранного украинским народом президента Яну­ковича».

Обескураженный Алек­сандр Квасьневский поин­тересовался у Кучмы, не провокация ли это? Прези­дент Украины продемонст­рировал изумление, кото­рое можно было расценить либо как отсутствие конт­роля над ситуацией, либо как талантливую игру на публику. Затем он позво­нил и запретил пускать шахтеров в столицу.

Следует заметить, что не­сколько тысяч сторонников Януковича «вопреки воле» Кучмы появились в центре Киева. Впрочем, они так и не сумели стать аргумен­том в пользу поддержки народом премьер-минист­ра. «Голодные, уставшие, некоторые из них в нетрез­вом состоянии, были быст­ро «усмирены» киевской толпой — главным обра­зом, женщинами, раздаю­щими им еду, теплый чай и агитирующими за оранже­вую революцию», — вспо­минают об этом коррес­понденты Gazeta Wyborcza Мартин Босацкий и Мартин Войцеховский.

Круглый стол вечером в пятницу, 26 ноября, не да­вал повода сомневаться также и в симпатиях Запада к оппоненту провластного кандидата. Отныне планы штаба Януковича по удер­жанию власти были связа­ны исключительно с надеж­дами на силовые структуры.

«Опора на силу»

Вечером перед воскрес­ным днем Кучма собрал си­ловиков в Конче-Заспе. Со­вещание началось с откро­венных нападок Януковича на действующего «гаран­та» и обвинений того в предательстве. Затем пос­ледовали требования: на­значить дату инаугурации, объявить чрезвычайное положение, разблокиро­вать правительственные здания.

The New York Times, ссы­лаясь на Игоря Смешко, ци­тирует Кучму, который зая­вил ледяным тоном, обра­щаясь к протеже: «Вы слишком осмелели, Виктор Федорович, если говорите со мной таким образом. Вам бы стоило показать свою храбрость на Майда­не Незалежности». Обра­щает внимание то, что ин­терпретация событий на президентской даче, кото­рую предлагает в интервью американским журнали­стам экс-глава СБУ, факти­чески снимает подозрения по поводу приверженности Леонида Даниловича к си­ловому варианту решения проблемы. И наоборот: именно Янукович предста­ет в образе кровожадного злодея.

Почему это имеет значе­ние сейчас? А потому, что после объявленного 28 но­ября решения Совета по национальной безопасно­сти и обороне об урегули­ровании кризиса мирным путем, преступный приказ направить войска МВД на Киев был отдан.

Незадолгодо этого в не­формальной воскресной обстановке Кучма встре­чался с Ющенко, которого сопровождал бывший председатель парламента Иван Плющ. «Атмосфера свободная, а тосты так многочисленны, что через несколько часов удивлен­ные охранники видят Куч­му с оранжевым шарфом революции на плечах. Со­беседники расстаются, на­ходясь в дружеских отно­шениях», — вспоминает со слов участников польской миссии Gazeta Wyborcza. Но после окончания «дру­жеской вечеринки» на приеме у Кучмы побывали Янукович и Медведчук. 0 содержании этой беседы доподлинно не известно, хотя поговаривают, что именно тогда не совсем трезвый гарант и дал свое согласие на ввод войск в столицу. Как бы там ни было, но именно после этих двух встреч страна оказалась на грани кровопролития. И только действующий пре­зидент мог отдать такой приказ.

«Выдали по два рожка на каждый автомат Калашникова и по две обоймы к пистолету»

По свидетельству Евге­ния Добряка (личного представителя Ю. Тимо­шенко в штабе Комитета национального спасения), около 17 часов Юлия Вла­димировна поручила ему проверить тревожную ин­формацию о возможности вооруженного подавления Майдана.

«К нам поступила инфор­мация, что сегодня состо­ится заседание СНБОУ, на котором будет принято ре­шение о введении чрезвы­чайного положения. Но это не главное. Есть еще ин­формация из секретных ис­точников, что ночью будет дан приказ внутренним войскам разгромить пала­точный городок и разо­гнать Майдан. Нам извест­но, что к Киеву уже подтя­нуто 13 тыс. солдат», — сказала Юлия Владимиров­на. Тимошенко была взвол­нована, и заявила, что вре­мени осталось очень мало. «У вас не более двух часов оперативного времени!» — подчеркнула она.

— Стало понятно, что ин­формация получена из серьезных источников и что действовать необходимо оперативно, — вспоми­нает Евгений Добряк (член президиума политсовета ВО «Батьківщина», экс-со­ветник премьер-министра Юлии Тимошенко). — Все офицеры нашего штаба, ко­торых я хорошо знал: капи­тан первого ранга Анатолий Грищук, замначальника фа­культета Национальной Академии обороны Украи­ны; офицер Генерального штаба Лев Федик, полков­ник, координировавший связь с Сухопутными, Внут­ренними войсками; пол­ковник Виталий Лазоркин и другие тут же разделились по этапам. Я тогда не знал, что параллельно над этим работают другие, но во вся­ком случае Юлия Владими­ровна мне это первому ска­зала, и я от ее имени начал заниматься непосредствен­но этим вопросом.

Офицеры работали по своим направлениям: Ака­демия обороны, Сухопут­ные войска и т.д., то есть стали выходить, выуживать по крупицам информацию, что будет, как, и делать уп­реждающие шаги. Я поехал на «Остров» (так называли штаб-квартиру военной разведки на Рыбальском острове). Там меня встре­тил Николай Иванович Мельник, первый замна­чальника военной развед­ки. Он подтвердил инфор­мацию, которую сообщила Юлия Владимировна».

Вот с этого момента от­счет времени действительно пошел на минуты. Однако поначалу тщательный мони­торинг состояния подразде­лений Внутренних войск, проводимый руководителя­ми службы военной развед­ки по просьбе Юлии Тимо­шенко, не дал никакого ре­зультата. На «Остров» после выступления на Майдане поздно вечером приехала Юлия Тимошенко с нардепом Ивченко. Там уже находи­лись представители спец­служб Николай Мельник и Михаил Лысенко, которые откликнулись на призыв Александра Галаки, руково­дителя службы военной раз­ведки. Чуть позже приехали заместитель председателя СБУ Игорь Дрижчаный и на­чальник управления воен­ной контрразведки генерал-майор Виталий Романченко. Примерно через час подъе­хал и командующий Сухопут­ными войсками генерал-полковник Александр Петрук. К этому времени уже была получена оперативная информация, что некоторым частям Внутренних войск был отдан приказ о приведе­нии в боевую готовность и получении боевых патронов. На каждый автомат Калаш­никова было выдано по два снаряженных рожка и по две обоймы к пистолету. Офице­ры частей, получивших бое­вой приказ, потом рассказы­вали, что выдача боеприпа­сов проходила в спешке: па­троны просто высыпали из цинковых ящиков в шапки.

«Окропим снежок красненьким...»

Из досье «ВВ»

Согласно официаль­ной информации зам­председателя СБУ Сер­гея Туза от 3 декабря 2004 г., 28 ноября в 22.25 в устной форме был отдан приказ ко­мандующим Внутренни­ми войсками МВД Украи­ны на основании дирек­тивы Министерства вну­тренних дел от 17 мая 1999 г. №1цт через опе­ративного дежурного главного управления. Стрелковое оружие и патроны получали толь­ко части Киевского гар­низона. Дислоцирован­ные в Василькове под­разделения управления Крымского территори­ального командования Внутренних войск МВД Украины после приведе­ния в боевую готовность были погружены в авто­транспорт, который ко­лонной отправился к контрольно-пропускно­му пункту №1.

Рассказывая о событиях той ночи, Сергей Попков, командующий Внутренни­ми войсками МВД, подтвер­дил, что приказ о выдаче боеприпасов был отдан им в устной форме (по мо­бильному телефону): «Личный состав был эки­пирован, размещен в спе­циальных транспортных средствах, и автотранспорт был выстроен в походном порядке. ...Было выдано оружие и боевые патроны, баллончики с «черемухой», которые входят в состав спецсредств каждого пат­рульно-постового милици­онера. Но никто из воен­ных мест дислокации не покидал: привести силовой механизм в действие мо­жет только Верховный главнокомандующий — президент». Так ли это?

На самом деле войска начали выдвигаться. «Пер­вым команду получил Ва­сильков, и они уже начали двигаться», — рассказыва­ет Евгений Добряк. — Мы успели позвонить в штаб и сообщить, что войска уже двинулись, и чтобы их по­пытались остановить». Уже через несколько минут васильковцы блокировали выезды из базы. Безоруж­ные люди организовали живой барьер, некоторые ложились под колеса воен­ной техники.

Справка «ВВ»

Той ночью к нам в ре­дакцию дозвонились несколько человек из Василькова. Из их сообщений стало понятно, что войска настроены решительно. Звонив­шие высказывали опа­сения, что техника мо­жет пройти через... лю­дей. Одновременно на сайте Maidan.com.ua по­явилась информация о движении боевой тех­ники со стороны Ирпеня, Вышгорода, в напра­влении Дарница — Бровары и Житомирской трассы.

Солдатами спецназа, ко­торые выдвигались из Василькова, командовал быв­ший питомец Николая Мельника по Националь­ной гвардии. Он ему позво­нил напрямую на мобиль­ный и говорит: «Я тебя прошу, Игорь, останови­тесь. Ты же честный офи­цер!» Впрочем, офицера уговаривать не пришлось. Он тут же ответил: «Мы ос­тановимся, потому что лю­ди уже подошли. И мы, счи­тайте, не то, чтобы приказ не выполнили, а вроде лю­ди нас заблокировали».

Александру Галаке уда­лось дозвониться началь­нику Генерального штаба Кириченко. По словам Ев­гения Добряка, он стал свидетелем настойчивых попыток Галаки воззвать к совести и здравому смыслу штабиста. «Вы вниматель­но посмотрите на законы, потому что кто-то сядет на самолеты и улетит (речь идет о чартерных авиа­средствах, дежурящих в Го-стомеле на случай ослож­нения ситуации в стране, готовых в течение 10—15 минут подняться в воздух. — Ред.), а мы с вами оста­немся...» — заявил глав­ный разведчик страны. Од­нако разговором с визави он остался недоволен. В итоге, начальник Генштаба ограничился сухим поже­ланием успехов. Было за­метно, что он решительно не хочет ввязываться в со­бытия. Сразу после этого появилась информация о совещании силовиков с участием Леонида Кучмы, на которое Александр Гала­ка не был приглашен.

Тем временем высшие офицеры армии и службы безопасности, собравшие­ся в здании ГУР, безуспеш­но пытались связаться с Попковым. Ни по каким ка­налам связи он не отвечал. «Я его прибью! — не вы­держал Петрук. — Если они пустят Внутренние войска к людям, я подниму Президентский полк. Пусть попробуют сунуться!».

По словам Юлии Тимо­шенко, она с удивлением и гордостью наблюдала за тем, как армейские офице­ры звонят и предупрежда­ют МВД, «что они на сторо­не народа и защитят лю­дей, и если Внутренние войска войдут в город, им придется иметь дело не только с безоружными людьми».

Тем временем на Майда­не, обрастая массой пани­ческих подробностей, поя­вилась новая тревожная информация. Все разом за­говорили о колонне танков, которую якобы видели на Краснозвездном проспек­те. Люди пытались дозво­ниться в редакции газет, в комиссии Верховной Рады.

Никто ничего не знал, не понимал. В районе здания администрации президента Юрий Луценко пытался ор­ганизовать оборону с по­мощью двух бульдозеров-снегоочистителей. Год спу­стя в интервью журналу «Корреспондент» он рас­скажет: «У меня было два бульдозера-снегоочистите­ля, ими я Внутренние вой­ска «сталкивал» вниз по Шелковичной, а агрессив­ных сторонников револю­ции отпихивал к гостинице «Националь». Так мы дер­жали оборону всю ночь».

Какие именно войска он «сталкивал» в ту ночь, ос­тается пока загадкой, по­скольку части Внутренних войск, получивших боевой приказ, в столицу так и не вошли.

Разъяснилась и ситуация с танками. Оказывается, их спутали с бронетранспорте­рами. Народ облегченно вздохнул. Тем не менее наи­худшего ждали всю ночь.

Майдан тогда еще не знал, что благодаря актив­ному вмешательству груп­пы высших офицеров и ге­нералов — просто честных людей и патриотов — дви­жение подразделений по всем четырем направлени­ям (Вышгород, Бровары, Житомир и Васильков) бы­ло наконец-то остановле­но. Приказ об этом отдал начальник штаба, первый заместитель Командующе­го Внутренними войсками МВД Александр Кихтенко. Все воинские подразделе­ния были отправлены по местам своей дислокации.

Уже после 24.00 опера­тивники позвонили Романченко и подтвердили, что войска находятся там, где им положено.

Оглядываясь на итоги той бурной ночи, следует при­знать, что участники судь­боносной встречи действо­вали мудро, быстро, изо­бретательно и адекватно. Немалого мужества и само­отдачи требовала эта не­простая борьба от ее участ­ников.

Герои и антигерои

Наутро Александра Гала-ку вызвал к себе Кузьмук и грозно поинтересовался, почему и зачем проводи­лась встреча с участием народных депутатов. «На то они и народные депута­ты, чтобы находиться там, где хотят», — не растерял­ся Галака. Власть была превосходно осведомлена о том, что происходило в ночь с 28 на 29 ноября и кто был реальным винов­ником срыва преступного замысла. Но ни Кузьмук, ни Билоконь, ни Янукович, ни Кучма не осмелились Нака­зать «мятежных» офице­ров. Их лишь пытались подводить к мысли об от­ставке бесконечными при­дирками и отправлять из Киева в длительные ко­мандировки.

А вот показательно по­ощрить Сергея Попкова Кучма не замедлил. Автор якобы собственного прика­за о «боевой тревоге» пре­зидентским указом бук­вально на следующий день был торжественно назна­чен заместителем минист­ра внутренних дел страны с присвоением очередного воинского звания. Мол, не печалься, что не сложи­лось. В следующий раз обязательно получится.

Не выдерживает никакой критики версия о неприча­стности Кучмы к преступ­ному приказу. Равно как и детские объяснения Поп­кова о желании вовремя «подучить» неопытные Внутренние войска.

Не менее удивителен и другой факт. Год спустя, а именно 19 ноября 2005 г., в совершенно разных из­даниях появились интер­вью: Юрия Луценко в жур­нале «Корреспондент» и Сергея Попкова в газете «Сегодня», посвященных событиям той памятной ночи. Нынешний министр МВД заяяил, что приказ о применении оружия про­тив Майдана был отдан в ответ на выступление Юлии Тимошенко вечером 28 ноября на митинге, ко­торая сказала, что>Кучму нужно посадить за его пре­ступления перед народом. Министру вторит и мили­цейский генерал в отстав­ке, озвучивший преступ­ный приказ: мол, войска получили боеприпасы пос­ле призывов Юлии Тимо­шенко захватить админ-здания аппарата прези­дента. Вот только никак не вписывается в предложен­ную схему тот факт, что выступление Юлии Влади­мировны на Майдане со­стоялось в 20 часов, а дан­ные о приведении в бое­вую готовность войск и возможном подавлении силой оружия митингую­щих людей начали посту­пать с 17 часов. После ми­тинга Юлия Тимошенко приехала на «Остров» (около 21.30) и находи­лась там до того самого мо­мента, когда наконец-то прозвучала долгожданная команда «вернуть войска назад». Допускаем, что Юрий Луценко об этом просто не знал.

Может, шум бульдозеров настолько отвлек его при­стальное внимание от про­исходящего на Майдане, что он не услышал, о чем го­ворила вечером 28 ноября народу Юлия Тимошенко?

Ведь именно вечером 28 ноября 2004 года она озву­чила с трибуны Майдана от имени оппозиции ультима­тум президенту Украины Леониду Кучме с требова­нием в течение 24 часов уволить Януковича с зани­маемой должности, немед­ленно внести предложения по новому составу ЦИК, сместить губернаторов До­нецкой, Луганской и Харь­ковской областей, пору­чить генпрокурору и главе СБУ возбудить уголовное дело в отношении инициа­торов раскола Украины. В противном случае предпо­лагалось блокирование пе­редвижения Кучмы по тер­ритории Украины.

О каком суде над Кучмой, а тем более его семьей идет речь?

Ющенко сообщили о со­бытиях той бурной ночи лишь утром. Будущий пре­зидент позже отдал долж­ное тому, что произошло воскресной ночью: «Клю­чевой момент наступил в воскресенье 28 ноября (спустя неделю после того, как толпы людей высыпали на улицы Киева), когда сол­датам были выданы пули. Тогда они патрулировали город не с пустыми автома­тами, а с полностью заря­женными. Я полагаю, что это стало пиком всего кон­фликта».

Сегодня на вопрос, кто спас революцию в ночь с 28 на 29 ноября, готовы дать ответ слишком мно­гие.

Да это и понятно. Вызы­вает недоумение другое: почему на вопрос, кто от­дал-таки роковой приказ, не желает отвечать никто, включая и тех, кто с трибу­ны Майдана клятвенно обе­щал народу призвать пре­ступный режим к ответу.

Геннадий ОСАДЧИЙ, Андрей ОСМОЛОВСКИЙ, «ВВ»

www.vv.com.ua

Не пропусти молнию! Подписывайся на нас в Telegram

Новости политики

Топ-публикации

Топ-блоги