В данном разделе посетители сайта сами генерируют контент. Редакция «Обозревателя» не несет ответственности за этот контент.

Почему "эффективный контроль" чужих территорий тождественен оккупации

442

Дискуссии относительно статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) имеют место как среди украинских политиков, так и за рубежом. При этом политики из числа &quot;друзей Путина&quot; настаивают, что ничего необычного в сравнении с ситуацией мира и полного суверенитета Украины в этом статусе нет, достаточно на бумаге написать им некий &quot;особый статус&quot; в составе Украины, и все решится само собой. Однако это стремление выдать желаемое за действительное легко опровергается, например, резолюцией Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) от 12.10.2016 г., в пункте 2 которой прямо указано, что аннексия Крыма Российской Федерацией (РФ) и военная интервенция войск РФ в Восточную Украину нарушают международное право и принципы, поддержанные Советом Европы, о чем говорится и в других резолюциях Ассамблеи: 2112 (2016); 2063 (2015); 1990 (2014); 1988 (2014) (п. 2) <a href="http://news.liga.net/news/politics/13142341-istoricheskaya_rezolyutsiya_pase_po_rossii_polnyy_tekst.htm" rel="nofollow" target="_blank">http://news.liga.net/news/politics/13142341-istoricheskaya_rezolyutsiya_pase_po_rossii_polnyy_tekst.htm</a>

Более серьезного внимания заслуживает позиция политиков, которые настаивают, что при определении статуса ОРДЛО и ответственности той или иной стороны за происходящее на этих территориях нельзя игнорировать тот принципиальный факт, что Украина фактически не осуществляет свой суверенитет над данными районами, а потому не может и не обязана нести ответственность за происходящее там. При этом дискуссия ведется в плоскости, какой именно режим имеет место в ОРДЛО: оккупации или так называемого &quot;эффективного контроля&quot;. Однако и данный спор во многом является непродуктивным, поскольку на уровне авторитетных международных правовых актов признана тождественность в основных чертах этих двух режимов. В принципе, &quot;эффективным контролем&quot; стали называть своеобразную &quot;гибридную&quot; оккупацию, построенную по принципу &quot;нас (оккупантов – автор) там нет&quot;.

Например, в указанной выше Резолюции ПАСЕ от 12.10.2016 г. относительно ОРДЛО указано следующее: подтверждается ХОРОШО ЗАДОКУМЕНТИРОВАННАЯ роль российских военных во взятии под контроль и контроле этих регионов и полная зависимость &quot;ДНР&quot; и &quot;ЛНР&quot; от РФ в материально-техническом, финансовом и административном отношении (п. 5); жертвы нарушений прав человека в &quot;ДНР&quot; и &quot;ЛНР&quot; не имеют эффективных внутренних средств правовой защиты, поскольку украинские власти, в частности украинские суды, не могут обеспечить исполнения своих решений на этих территориях (п. 7). В связи с этим, ПАСЕ призвала российскую власть: прекратить свои репрессивные действия, направленные против лиц, лояльных к украинской власти, во всех районах, НАХОДЯЩИХСЯ ПОД ИХ ЭФФЕКТИВНЫМ КОНТРОЛЕМ, способствовать независимому мониторингу ситуации в сфере прав человека на всех украинских территориях, НАХОДЯЩИХСЯ ПОД ИХ ЭФФЕКТИВНЫМ КОНТРОЛЕМ, в том числе в Крыму…

Таким образом, так называемый &quot;эффективный контроль&quot; над ОРДЛО со стороны РФ признан международным сообществом, и в случае придания этим районам такого статуса внутренним законодательством Украины не может оспариваться в рамках международного права.

Рассмотрим, что это дает Украине с точки зрения международного права, и почему спор &quot;оккупация&quot; или &quot;эффективный контроль&quot; не есть плодотворным.

Наиболее четкий ответ на этот вопрос дает Постановление от 16.06.2015 г. Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу &quot;Чирагов и другие против Армении&quot; <a href="http://zakoniros.ru/?p=22677" rel="nofollow" target="_blank">http://zakoniros.ru/?p=22677</a>, где решался вопрос, какое из государств – Армения или Азербайджан – несет ответственность за соблюдение прав человека на территории так называемой &quot;Нагорно-Карабахской Республики&quot; (&quot;НКР&quot;), юридически являющейся территорией Азербайджана. Интересно отметить, что при рассмотрении этого дела представители Армении также придерживались принципа &quot;нас там нет&quot;, в связи с чем ЕСПЧ вынужден был указать: &quot;удивительно отметить заявления представителей Республики Армения, которые, по-видимому, идут вразрез с официальной позицией, о том, что Вооруженные силы Армении не размещены в &quot;НКР&quot; или на прилегающих территориях&quot;. Суд указал, что ему &quot;не требуется разрешать этот вопрос (о количестве солдат из Армении – примечание автора), поскольку на основании многочисленных докладов и заявлений… Суд находит установленным, что Республика Армения в результате своего военного присутствия и предоставления военного оборудования и специальных знаний была существенно вовлечена в Нагорно-Карабахский конфликт с раннего периода&quot;. Таким образом, в результате рассмотрения этого дела ЕСПЧ фактически признал оккупацию Арменией части территории Азербайджана (&quot;НКР&quot;) и, соответственно, ответственность Армении за соблюдение прав человека на указанной территории. При этом в п. 96 Постановления ЕСПЧ указал: &quot;Статья 42 конвенции о законах и обычаях сухопутной войны (Гаагская конвенция 1907 г.) определяет военную оккупацию следующим образом: ТЕРРИТОРИЯ ПРИЗНАЕТСЯ ЗАНЯТОЙ, ЕСЛИ ОНА, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, НАХОДИТСЯ ВО ВЛАСТИ НЕПРИЯТЕЛЬСКОЙ АРМИИ… ТРЕБОВАНИЕ О ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ ШИРОКО ПРИЗНАЁТСЯ СИНОНИМОМ ЭФФЕКТИВНОГО КОНТРОЛЯ&quot;.

Аналогичной позиции придерживался ЕСПЧ в решении от 08.07.2004 г. по делу &quot;Илашку и другие против Молдовы и России&quot; о нарушениях прав человека в Приднестровье. Здесь &quot;гибридный оккупант&quot; РФ также вел себя по принципу &quot;нас там нет&quot; <a href="http://sutyajnik.ru/rus/echr/judgments/ilascu_rus.htm" rel="nofollow" target="_blank">http://sutyajnik.ru/rus/echr/judgments/ilascu_rus.htm</a> Так, в п. 305 решения по данному делу зафиксировано, что РФ указала, что Молдавское правительство – единственное легитимное правительство Молдовы... и только Молдова несет ответственность за действия, совершенные на этой территории. Однако ЕСПЧ указал, что хотя стандартное международно-правовое значение термина &quot;в рамках юрисдикции&quot; связывается с территорией государства, однако также юрисдикция может осуществляться и за пределами территории государства. При этом исключения составляют случаи, когда государство не осуществляет власти над частью своей территории, что может иметь место в результате вооруженной оккупации со стороны другого государства, которое контролирует данную территорию (п. 312); ответственность государства может иметь место за действия военного характера – и правомерных и неправомерных – если на практике государство ОСУЩЕСТВЛЯЕТ ЭФФЕКТИВНЫЙ КОНТРОЛЬ за пределами национальной территории. Обязанности обеспечивать права и свободы человека на этой территории следуют из самогО факта такого контроля вследствие нахождения вооруженных сил такого государства на этой территории или органов управления. Когда государство осуществляет контроль за пределами своей национальной территории, его ответственность не ограничивается действиями солдат и офицеров, но также связана с действиями местной администрации... Государство также может нести ответственность, даже если его агенты действуют вразрез с его инструкциями (п. 316, 319); Молдавское правительство, единственное легитимное правительство Республики Молдова по международному праву, НЕ ОСУЩЕСТВЛЯЛО ВЛАСТЬ НА ЧАСТИ СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ, находившейся под контролем Приднестровья (п. 330); с точки зрения Суда, у Молдовы было мало шансов установить контроль над Приднестровьем, учитывая то, что режим поддерживался Российской Федерацией экономически, политически и военными средствами (п. 341 решения); ответственность РФ наступает в связи с незаконными действиями приднестровских сепаратистов, учитывая поддержку этих действий со стороны РФ (п. 382).

Таким образом, не имеет принципиального значения, как будет назван фактический режим в ОРДЛО: оккупация или &quot;эффективный контроль&quot;. Принципиально важны три основных элемента: во-первых, по официальной позиции ЕСПЧ эти режимы тождественны, во-вторых, вся ответственность за эти территории ложится на контролирующую (оккупирующую) сторону, а потому все причитания относительно ОРДЛО о социальном обеспечении, обеспечении коммунальными услугами, разнообразных &quot;гуманитарных катастрофах&quot; и т.п. должны быть адресованы одной конкретной стороне – РФ, в-третьих, эти позиции целиком соответствуют нормам международного права и не должны вызывать возражений на международной арене.

(Статья подготовлена совместно с кандидатом юридических наук, адвокатом Белкиным М.Л.)

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости