Конкурс в Верховный Суд: репутация или амбиции?

3.9т

Судебная система – одно из самых сложных пространств для изменений.

Судебная реформа многим не нравится. С одной стороны, судьи вряд ли признают, что причастны к несправедливому правосудию. "Не мы – другие", – скажет, наверняка, каждый из них, вспоминая Сартра. С другой стороны, у людей, переживших за последние 12 лет две революции и одну войну, нет ни терпения, ни доверия к долгоиграющим результатам реформы.

Есть и третий фактор – общественные организации, которые, безусловно, выполняют важную роль в "подстегивании" реформ. Но часто они же, к сожалению, становятся дестабилизаторами изменений, превращая сложные процессы в простые, часто даже популистские, формы.

Нет сомнения в том, что общественным процессам, как и людям, нужны свои профессиональные защитники. При создании нового Верховного Суда также нужен голос экспертов от общественности, которые не только бы отслеживали процесс его формирования, но и объясняли, как новый суд будет функционировать.

В связи с этим позволю себе несколько месседжей на тему создания нового Верховного Суда.

1. Предисловие

В результате судебной реформы ликвидируется старый орган и создается новый. Именно для этого объявлен конкурс на формирование состава нового Верховного Суда. Так, 7 ноября прошлого года Высшая квалификационная комиссия судей Украины объявила об открытии 120 вакансий на занятие должности судей Верховного Суда.

Это исключительное событие для нашей страны. Во-первых, у нас никогда с нуля не создавался Верховный Суд, тем более, на конкурсной основе. Во-вторых, попробовать свои силы, кроме судей, смогли адвокаты и ученые. В-третьих, конкурс сложный, ведь оцениваются не только профессиональные, но и моральные качества кандидатов. В-четвертых, сам подход к проведению конкурса и его условия уникальны: нигде в мире не было практики привлечения общественных активистов к конкурсным процедурам отбора судей.

Также отмечу, что Верховный Суд будет полностью преобразован и как институция, т.к. отныне кассационные суды, ликвидированные как самостоятельное звено судебной системы, станут его составной частью.

2. Кто те люди, которые оценивают кандидатов в Верховный Суд?

Высшая квалификационная комиссия судей Украины, которая проводит конкурс, состоит из 16 членов со сроком полномочий каждого из них 4 года. Возглавляет нынешний состав уважаемый адвокат и ученый, преподаватель Киевского института международных отношений, Сергей Козьяков.

В прошлом году Комиссия пополнилась двумя молодыми представителями. Один из них – Андрей Козлов – известный активист. К слову, он – один из тех, кто лоббировал проведение тестов для кандидатов на морально-психологические качества и общие способности.

Тем не менее, часто при любых неудобных результатах обвиняют тех, кто их оценивает. Так получилось и в этот раз, когда ряд кандидатов в судьи, не прошедших во второй этап конкурса, по существу, обвинили членов Высшей квалификационной комиссии судей Украины, которые проверяли практические задания, в предвзятом отношении.

Людей, не посвященных в реформу, легко убедить в ее "продажности". Не понятно только, что с этим делать дальше.

На мой взгляд, именно общественные активисты должны были в этом случае поддержать ВККС, однако поступили почему-то иначе, растиражировав данный месседж.

Все вовлеченные в процесс реформирования судебной системы активисты, а тем более члены Общественного совета добропорядочности (ОСД) при ВККС, знают персональный состав Комиссии. Конкурс объявлен в ноябре прошлого года, тогда же создан ОСД. Обвинений в некомпетентности или в заангажированности членам ВККС не было ни на этапе проверки документов, ни на этапе допуска к конкурсу, ни в ходе оценки тестирования.

Тем не менее, такие сомнения вдруг возникли, когда один из кандидатов, активно вовлеченных в общественную деятельность, получил невысокий бал. Что характерно – от всех трех членов Комиссии, которые проверяли его работу. При этом работы кандидатов были закодированы, и члены ВККС не знали, какому кандидату выставляют ту или иную оценку.

Я считаю, что подобные спекуляции – недопустимая роскошь для профессиональных юристов, которые являются частью конкурсного процесса, а значит – его репутации, особенно в контексте назревшей необходимости восстановления реального доверия к судебной системе.

3. Кто кандидаты в Верховный Суд?

Кандидаты разные. За кого-то из них я болею и мне приятно видеть, что они прошли в следующий этап конкурса. Это, в том числе, молодые адвокаты и ученые, которые знают, что изменения зависят от них, судьи местных судов, к репутации которых трудно придраться. Раньше ни у кого из них не было шанса попасть на вершину судебной системы. Теперь такая возможность появилась.

Но на конкурс подались и продолжают в нем принимать участие люди, которые, по моему мнению – мнению профессионального юриста – не могут стать частью нового Верховного Суда. Однако это лишь мое субъективное мнение. Решение по этому вопросу должны принимать специально уполномоченные государством и обществом органы, прежде всего ВККС, в соответствии с установленными процедурами.

Комиссия лишена возможности отсеивать кандидатов по принципу "нравится" – "не нравится". Она очень быстро приобрела бы поддержку людей, если бы не допустила к конкурсу громкие фамилии, но этим в один момент поставила "крест" на всей реформе. Правосудие – это не победа мнения большинства, это следование нормам права и справедливости, даже если они в каком-то конкретном случае большинству не нравятся.

В плане борьбы за репутацию конкурса основной удар должен принять на себя Общественный совет добропорядочности. Именно его негативные заключения о добропорядочности кандидатов препятствуют их дальнейшему участию в конкурсе. Чтобы преодолеть это "вето" и оставить кандидата в процессе, члены Комиссии должны найти 11 голосов из 16 возможных – а это не так просто.

Но почему члены ВККС могут это делать и для чего им преодолевать вето ОСД – там, где кажется, можно переложить ответственность на других?

Ответ снова-таки лежит в юридической плоскости. Для прекращения участия в конкурсе кандидата в Верховный Суд должны быть серьезные аргументы: здесь точно нет места не подкрепленным фактами публичным обвинениям. Нужно помнить, что мы имеем дело с юристами, которые прекрасно знают нормы закона и будут защищать свою репутацию. У всех на устах ситуация с судьей Емельяновым, который подал иск к ВККС в связи с тем, что она "приостановила" его участие в конкурсе до завершения уголовного производства, и на этом этапе иск Емельянова удовлетворен.

Очевидно, ВККС поступила так, как поступил бы каждый из нас, борясь за репутацию конкурса. Но против "красивых" действий всегда будут следовать "юридические" последствия. Поэтому у ОСД важная функция – собрать доказательства, которые действительно поставят "крест" на судейской перспективе недобросовестных кандидатов.

4. Оценка профессиональных качеств претендентов на должность судьи – исключительная прерогатива ВККС

Ни я, ни другой юрист, судья, активист, блогер или кто-то еще не могут оценивать профессиональные качества судей. Для этого во всем мире существуют уполномоченные органы. В Украине таким органом является ВККС.

Ряд активистов призвали ВККС опубликовать работы с практическими заданиями 520 кандидатов, в которых они должны были принять решение и мотивировать его. Якобы для того, чтобы разобраться, правильно ли Комиссия оценила работы кандидатов. "А судьи кто", – стоит спросить в ответ.

Но вернемся к предложенной аргументации.

Коллеги апеллируют к тому, что судебные решения – открытые, их может прочитать любой желающий. Зачем тогда прятать работы будущих судей Верховного Суда?

Естественно, что судебные решения – открытые. Это – человеческие судьбы, это прозрачность судебного процесса. Это – точка в чьих-то спорах. И даже тут есть возможность апелляции и пересмотра дела.

Конкурсные работы сравнивают между собой. Не с позиции – правильное решение или нет. Так или иначе, кандидаты в Верховный Суд знают букву закона. Члены ВККС оценивали логику изложения, подачи, ход аргументации. Это – конкурс, это выбор лучших работ. Ни я, ни вы, ни кто-то еще не сможем их сравнить. Это не просто остановило бы конкурс, а привело к спекуляциям – каждый бы отстаивал решение "своего друга". У 520 кандидатов наверняка найдется по одному.

Более того, если уж на то пошло – никто не запрещает кандидатам опубликовать свои работы самостоятельно. В качестве эксперимента предложу понаблюдать, сколько из кандидатов, не прошедших конкурс, решат опубликовать свои материалы для общественной оценки.

Давайте оставим манипуляции и будем, прежде всего, юристами, а не политиками и тем более – не участниками политического перформанса. Впереди важный этап – собеседования с кандидатами. Здесь нужен холодный ум, жесткая аргументация и минимум скандальных потрясений, основанных на эмоциях.

Этот конкурс – не чьи-то отдельные амбиции. Это репутация нашей страны. Это, в конце концов, наше будущее. Ему нужна поддержка. Не на словах, а на деле.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель" на Facebook, следите за обновлениями!

Место:

Наши блоги

Последние новости

Загрузка...