В данном разделе посетители сайта сами генерируют контент. Редакция «Обозревателя» не несет ответственности за этот контент.

Подражание: механизм обучения детей и взрослых одинаков?

288

<p>На сегодняшний день проблема построения процесса обучения является весьма существенной, поскольку от того, насколько эффективно будет производиться обучение, зависит и профессиональная пригодность человека в будущем и возможность эффективно и в достаточно сжатые сроки выполнят поставленные перед ним задания.

Подходы к организации образования можно условно разделить на два больших блока:

а) движение от теории к практике;

б) движение от практики к теории.

Суть методик первого блока сводится к подаче теоретического материала достаточно объемными порциями, а затем усвоенный материал перепроверяется на практике. При этом зачастую под &quot;практикой&quot; понимается не подготовительная работа в определённых учреждениях с применением теоретических знаний, а просто ответы на вопросы (насколько хорошо ученик усвоил теорию), и о навыках как таковых речь не идёт.

Второй блок – это движение от практики к теории, когда ученик, наблюдая за действиями учителя или наставника, самостоятельно вырабатывает механизм выполнения действий, а затем под наблюдением учителя повторяет этот алгоритм в такой же или подобной ситуации, и частично вырабатывает собственные теоретические обоснования совершённым действиям.

В последнее время в такой отрасли медицины, как нейробиология, было совершено достаточно большое количество открытий, но подробно хотелось бы остановиться на одном из них.

Итальянский исследователь Джакомо Риццолатти во время одного из своих экспериментов над обезьянами, обнаружил в коре их головного мозга, достаточно специфичный тип нейронов, названных им &quot;зеркальными&quot; (&quot;нейроны подражания&quot;).

Такое название было дано вследствие того, что эти нейроны активизировались не только при выполнении определённого действия, но и в процессе наблюдения за выполнением действия другими индивидами.

После того, как подопытный индивид, наблюдая за действиями других, старался воспроизвести все манипуляции, со временем он обретал определённую сноровку, и выполнял поставленное задание всё с большим и большим автоматизмом (&quot;не задумываясь&quot;).

В последнее время зеркальные нейроны были обнаружены не только у высших приматов и человека, но и у некоторых видов певчих птиц. Если провести своего рода аналогию, то пение птиц – это тоже своего рода &quot;язык&quot;, с помощью которого представители определённого вида (или разных видов) общаются между собой, координируя своё поведение.

Типичным примером действия зеркальных нейронов у человека является обучение его родной речи. Груднички и дошкольники намеренно не изучают язык, и не усваивают грамматические правила в академической их формулировке, они просто подражают тем, кто их окружает. В результате все более частого повторения слов, устойчивых выражений и предложений, подражание звука речи начинает ассоциироваться с чем-то определённым из окружающей среды ребёнка. Например, если что-то хочешь получить, говоришь: &quot;Дай!&quot;, если за окном проехал автомобиль: &quot;Машинка!&quot;

Проблема того, каким образом человек усваивает родную речь, является весьма существенным вопросом не только для специализированных дисциплин по типу лингвистики или когнитивной психологии, но также представляет определённый интерес для педагогики и методологии преподавания в общем.

Первый этап обучения родной речи происходит в естественной среде развития ребёнка – речь идёт о семье. Замечая то, что происходит вокруг него, различая звуки и сопоставляя их с предметами, которые окружают, ребёнок составляет ассоциативные связи, которые затем переходят с уровня более-менее сознательного восприятия на подсознательный уровень.

К примеру, звук чириканья соответствует птичке, затем уже из множества &quot;птицы&quot; выделяется отдельный вид – &quot;чирикает воробушек&quot;.

Но эти звуки являются порождением предметов, вещей и существ, которые к семье имеют отдалённое, и очень незначительное отношение. Другое дело, если речь идёт об изначально абстрактных звуках, которые затем постепенно &quot;связываются&quot; с действиями, нематериальными понятиями etc.

В фундаментальном труде А.А. Богданова (Малиновского) &quot;Тектология. Всеобщая организационная наука&quot; о происхождении языка говорится примерно следующее:

&quot;Первые слова-понятия были обозначением человеческих трудовых действий — обозначением вполне естественным, потому что это были крики усилия, трудовые междометия.

Когда они воспроизводились в отсутствие такого усилия, они выражали стремление, призыв к нему или живое представление о нем. Их вызывало, следовательно, все, что достаточно живо о нем напоминало. Вот, например, первичный корень &quot;rhag&quot;, или &quot;vrag&quot;, имеющий в индоевропейских языках значение &quot;разбивать&quot;; корень этот первоначально представлял, вероятно, просто рычание, которое вырывалось при нанесении удара.

Он мог выступать на сцену не только при этом акте или как выражение призыва к нему, но и в самых различных условиях, имеющих с ним связь: при виде врага или при мысли о нем, при виде оружия, которым наносится удар, или результатов удара, т. е. чего-нибудь разбитого, сломанного и т. п.&quot;

Таким же образом возможно проследить и звукоподражание у детей при описании каких-либо вещей, которые могут производить звуки (&quot;бам!&quot;, &quot;бум!&quot; – при ударе, &quot;фиу-виу&quot; – звук сирены автомобиля скорой помощи и тому подобное).

Когда родители воспитывают ребёнка с самого начала его рождения, они порой сами того не подозревая, используют &quot;зеркальный&quot; принцип обучения: когда кто-то уходит из гостей, мама говорит ребёнку: &quot;Что надо сказать дяде? – Пока!&quot;, и машет при этом рукой. Ребёнок вначале повторяет это, даже не задумываясь, но затем, после нескольких таких повторений он и сам, помахав ручкой, скажет: &quot;Пока, дядя!&quot;, поскольку это адекватное поведение в данной ситуации.

Если попробовать облечь механизм действия зеркальных нейронов в краткую форму, то характеристика будет примерно следующей: &quot;Построение модели наблюдаемых действий&quot;. Человек после того, как несколько раз попадает в незнакомую для него ситуацию, вначале теряется. Затем, после того, как первое смущение прошло, начинает наблюдать за другими, и постепенно подражать их действиям – после определённого количества повторений данные действия в подобных ситуациях проявляются чуть ли не на уровне автоматизма.

Учитывая то, что попало в поле наблюдения человека ранее, он несознательно будет запоминать алгоритм действий по принципу:

После А следует сделать В, а затем – С.

В случае движения от теории к практике, алгоритм может усложниться:

Поскольку ситуация А подпадает под действия законов D, E, F, то ситуация может иметь исход A(D), A(E), A(F). В зависимости от исхода, каждый последующий шаг должен быть согласован всё с новыми и новыми законами etc.

Здесь может наблюдаться &quot;застревание&quot; на проверке и перепроверке законов и соответствии их с наблюдаемой ситуацией, а это весьма пагубно может отразиться на конечном результате.

В связи с исследованиями, которые проводились для того, чтобы понять механизм действия зеркальных нейронов, можно привести один достаточно показательный пример. В 1930-х годах (о данном типе нейронов тогда ещё не было известно) британский преподаватель математики Л. Бенезет предложил весьма рискованный эксперимент. Он решил обучать детей не с помощью устоявшихся на то время учебных программ, а с помощью обычных жизненных примеров – при этом дисциплина не была рафинированной теорией, дети видели непосредственную связь излагаемых проблем с теми вещами, с которыми стыкались ежедневно. Они меряли расстояния, считали деньги, обыгрывали различные жизненные ситуации, используя подражание взрослым. Таким образом, ученики, которых считали безнадёжно отставшими, со временем не только догнали своих сверстников, но и оставили их далеко позади.

De facto, практически любая наука должна входить в жизнь ученика постепенно, и далеко не через зубрёжку. Обучение должно быть сопряжено с процессом взросления, социализации и быть частью накопленного жизненного опыта.

Таким образом, при проведении занятий частный преподаватель – репетитор – может использовать данное свойство специфики запоминания и усвоения материала, поскольку это будет способствовать лучшему запоминанию материала дисциплины и успешному усвоению навыков учениками.</p>

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости