Mamaclub

Мама двойни Оля Шиленко: мы не устаем друг от друга

5.7тЧитать новость на украинском

Знакомьтесь, это – Оля Шиленко, мама двойняшек Демьяна и Матвея, а также активный блогер.

Она успешно сочетает работу и воспитание детей. Скажете, нереально? Однако, по словам самой Оли, как раз такая связка и является залогом нормальных и здоровых отношений в семье.

"Обозреватель" поговорил с Олей о реализации женских амбиций, принципах воспитания детей, и при этом узнал от нее, почему мама никогда не может быть идеальной.

Cыновей думали назвать Матвеем и Андреем. Изменения произошли неожиданно. Я рожала 30 октября, и буквально накануне схваток увидела на стене в роддоме календарь именин на этот месяц. Среди прочих там было имя Демьян. Раньше я никогда не встречала ни одного Демьяна. Меня в один момент перемкнуло. Наши с мужем родители отговаривали, убеждали меня, что это слишком необычно. В результате, когда сыновья родились, я посмотрела на Дёму и подумала: "Ну и какой из тебя Андрей?".

Когда женщина одна тянет на себе все, сочетать профессиональные обязанности и материнство чрезвычайно трудно. Я вышла на работу, когда мальчикам исполнился год. У меня часто спрашивают, сложно быть мамой двойни и работать? Хочу подчеркнуть ключевой момент - независимо от количества детей, важно наличие помощи.

Мне колоссально помогал и помогает муж, он включен в процесс, готов разделять заботы о детях на двоих и делает это с удовольствием. Также в первые годы очень помогала моя мама, которая регулярно приезжала понянчить внуков.

Без работы, движения, развития, роста я "тухну". Муж об этом знает и поддерживает меня во всем. Когда я ограничена только ролью жены и матери, опускаются руки и вообще ничего не хочется. Для меня крайне важно реализовывать себя в профессиональном плане. Весь первый год декрета я продолжала работать журналистом на фрилансе, активно вела блог, делала переводы.

В сочетании работы и материнства главное - разумное распределение времени. Когда ты на работе – выполняешь только профессиональные обязанности, а дома все свое свободное время посвящаешь детям. Вечером мальчики встречают меня с кучей интересных историй. Они соскучились, им хочется о многом мне рассказать, а мне хочется слушать, спрашивать, делиться своим. Мы не устаем друг от друга, наоборот – более внимательны, сосредоточены и очень ценим время, которое проводим вместе. К тому же, у меня удобный рабочий график – в неделю всего 4 дня рабочие. Выходные обычно проводим только семьей, не отвлекаемся ни на что другое.

Рождения детей ощутимо ограничивает свободу и требует больше ответственности. Нужно понимать, что материнство – это кардинально другой этап в твоей жизни. Прекрасный, но другой. До рождения детей я много путешествовала, причем довольно часто спонтанно и сама. Я путешествовала автостопом по Европе – это и Франция, которую я очень люблю, и Венгрия, Австрия, Бельгия, Италия. Я сама летала в Индию два раза. Первый раз оказалась там по работе, второй – была свидетельницей на свадьбе подруги-индуски, с которой познакомилась в Венеции, когда жила у нее несколько дней по каучсерфингу. Сейчас все это кажется немного сумасшедшим, но мне действительно не хватает того ощущения безответственности. Иногда очень хочется просто сорваться и поехать куда-то. Но теперь я должна расставлять приоритеты, и на первом месте всегда потребности семьи и детей.

Мы очень хотим путешествовать все вместе, но в первые годы у нас, к сожалению, не получалось по ряду причин. Я верю в то, что все обязательно будет – мы еще покажем сыновьям этот прекрасный мир, и да, я знаю, что буду обожать эти семейные вылазки, но той легкомысленности, которая была у меня когда-то, уже не будет. Это нормально, естественно, но вызывает ностальгию.

"Я позволяю сыновьям быть детьми"

Я считаю, что главное не количество времени, проведенного с детьми, а качество. А утверждение о том, что мама, которая работает, пропускает самые интересные моменты из жизни малышей, – ерунда. Когда женщина сидит дома в глубокой послеродовой депрессии, пытаясь соответствовать тем иллюзорным критериям, которые возлагает общество на молодую мать, то ей просто не хватает энергии ни на себя, ни на ребенка. Здесь нет одной методички для всех. Кому-то комфортно быть дома три года, кому-то – три месяца, и это нормально. Когда я вышла на работу, мне наоборот стало легче, потому что теперь я возвращаюсь домой с чувством реализуемости. И тогда телефон и все другие дела откладываются, и я полностью принадлежу семье. Дети соскучились, я соскучилась, и я отдаю всю свою энергию им.

В выборе няни для меня, в первую очередь, роль играло не педагогическое образование, а человеческий фактор. Няня у нас без педагогического образования, ранее она работала медсестрой в больнице. Очень простая и открытая, и только зашла в наш дом, малые сразу к ней потянулись. Мне не нужны сверхсовременные методики раннего развития, важнее то, что она находит общий язык с детьми. К тому же, у нашей няни собственные близнецы, которым сейчас уже по 18 лет. Когда-то я в шутку сказала мужу: "Если ее дети выжили, значит, и с нашими все будет хорошо" (смеется). С трехлетней двойней на самом деле очень сложно и есть определенная специфика воспитания (и быстрого реагирования), которую можно понять только на практике.

Так получилось, что мы с мужем выполняем роли хорошего и плохого полицейского. Я – хороший, со мной можно и суп не доесть, и лечь спать позже, и выпросить на один мультик больше. А папа у нас авторитет, малые его слушаются. Когда у них "мужской разговор", я даже не вмешиваюсь – вижу только, что они сидят в комнате и обсуждают, что правильно, а что нет, и почему. Возможно, я более мягкая из-за того, что меня воспитывали достаточно строго. Я позволяю им быть детьми.

Мы не давим на детей "развивалками". Все еще впереди, а пока главное для меня – это фантазия. Пусть придумывают как можно больше, выходят за пределы собственного воображения. В нашем доме вы не услышите: "Что это за ерунда?", Потому что глупостей как таковых нет. Они могут быть супергероями, работами, драконами, пиратами ... Цвета, цифры, буквы, стихи – все это мы учим только в форме игры.

Очень хочу, чтобы дети много читали. Я изо всех сил стараюсь привить мальчикам любовь к книгам, научить их наслаждаться процессом. Причем стремиться к этому я начала еще в период беременности. Как узнала, что жду их, сразу начала перечитывать "Гарри Поттера" – хотелось чего-то хорошего и магического, что положительно повлияет на них внутри меня (смеется).

"Главное – соучастие"

Наверное, самое худшее, что я могу сделать, – это перенести на детей собственные комплексы и собственные желания. Хочу, чтобы они были абсолютно свободными и самостоятельными в своем выборе и действиях. Как-то я на автомате сказала мужу: "Было бы здорово, если бы они, как и я, учились в Киево-Могилянской академии. Это могло бы стать семейной традицией!". А потом сразу же себя одернула. А если они не захотят? А если выберут для себя другой путь? Почему это я вообще уже сейчас стараюсь решать что-то за них? Я хочу быть осторожной в своих планах – не сравнивать, не навязывать, не надеяться. Просто любить и быть рядом, наблюдая за тем, как они прокладывают свой собственный путь.

Главная роль мужа – соучастие. В нашей семье воспитание детей, как и быт, делится поровну, 50 на 50. Есть вещи, которые делаю только я – например, готовлю, покупаю продукты, одежду, книги, развивалки. А вот укладывает мальчиков спать только муж, я туда не вмешиваюсь. Мамы знают, какая это иногда мука, поэтому оценят его вклад (смеется).

Ежегодно на Новый год и Рождество мы рисуем семейную открытку и отправляем ее друзьям, родственникам, знакомым. Обычно направляется где-то 50-70 штук. Регулярно ходим всей семьей в кафе "на какао". Недавно впервые были с детьми в кино. Надеюсь, это перерастет в хорошую традицию, потому что я – настоящий киноман. Иногда в выходной день, когда все дома, мы ставим стол, я готовлю что-то особенное или просто заказываю пиццу, и мы вместе смотрим какой-то полнометражный мультик. Ребята от этого в восторге и кричат "Ура, у нас праздник! Столько вкусненького, и вся семья вместе!".

Я начала вести блог около семи лет назад на платформе livejournal. Изначально воспринимала его, скорее, как черновик, чтобы выписаться и найти свой стиль. Никоим образом не рекламировала блог, потому что вела его только для себя, и на самом деле очень удивилась, когда у меня набралась определенная аудитория – несколько тысяч человек. Затем, когда забеременела, завела отдельный персональный блог, ведь "жж" был направлен больше на российскую аудиторию, а мне была ближе европейская. Параллельно я начала делать заметки на своей странице в Facebook. Поскольку продолжала придерживаться политики "без рекламы", было очень непривычно видеть, что читателей становится все больше просто через "сарафанное радио".

Муж, кстати, постоянно говорит, что я должна прилагать немного больше усилий и не бояться развивать себя именно как блогер, потому что это дает мне многочисленные привилегии. Но во мне всегда борются две разные Оли. Первая не любит выставлять напоказ личную жизнь и ревностно оберегает свои границы. И теперь, когда читателей стало так много, она иногда ловит себя на мысли: "Ой, а, может, мне стоит меньше писать о мальчиках?".

Вторая понимает, что остановиться сейчас – это безумие, учитывая мои амбиции в литературном плане. Мои читатели – это колоссальная поддержка, и каждый комментарий из серии: "Не дождусь того дня, когда буду держать в руках твою книгу", дает мне веру в собственные силы.

Я постоянно отказываюсь снимать своих детей в рекламе. За три года было уже около десяти предложений. У меня есть определенный внутренний барьер, который не дает этого сделать. Нет, я никоим образом не осуждаю тех, кто это делает, но для меня это как использовать мальчиков, не спросив у них, хотят ли они быть "в телевизоре".

"Не надо даже пытаться быть идеальной мамой"

Ни одна мама не может быть идеальной. Таких не существует. Все делают ошибки, все сомневаются в себе и боятся напортачить. И когда ты приходишь к полному пониманию этой истины, становится легче просто делать свое дело.

Не стоит сравнивать себя с другими, ориентируясь на посты в соцсетях и сплетни на детских площадках, поскольку это не даст ничего, кроме лишних комплексов и изнурительного самокопания. Поверьте, чрезмерная самоуверенность - хуже, чем честное признание своих слабостей.

Дети – это большой шаг, уязвимость, ответственность, постоянный страх за них и сомнения в себе. Поэтому я лояльно отношусь к childfree (сознательное нежелание иметь детей. - Ред.). Это нормально, когда человек хочет остаться полностью свободным, мне понятны его мотивы, и я уважаю его право выбора. Другое дело – childhaters, с ними мне не по пути.

Что касается моих сыновей, то для меня самое важное, чтобы они были счастливы. Если они не захотят иметь собственных детей, я не буду на них давить. Это их выбор.

Женщина никому ничего не должна. Вообще. Хочет рожать – пусть делает это. Не хочет – нет. Хочет – пусть влюбляется в другую женщину. Никто не должен приказывать нам, как жить и что выбирать.

"Когда мои дети играют в солдат, мне очень страшно"

Кажется, в Украине очень мало семей, на которые вообще не повлияла война. Не коснулась она только тех, кто вообще закрывает глаза и делает вид, что ничего не происходит. Ребята родились накануне Майдана. Конечно, морально это было очень сложно. Мои родители принимали активное участие в революции, тогда как я не могла быть рядом с ними, и это был постоянный страх за их жизнь. Мне только раз удалось вырваться на Майдан на несколько часов, когда моя мама осталась с мальчиками. Вообще, этот период прошел, как в тумане. Я очень хорошо помню расстрелы в феврале, начало российской агрессии, первое осознание того, что это война, а у тебя новорожденные дети на руках ... И ты не знаешь, куда это зайдет и куда тебе вывозить их в худшем случае.

Были моменты, когда я не выдерживала и начинала плакать при сыновьях. Однажды они подошли ко мне и спросили, почему я такая грустная. Не хотела обманывать. Сказала, что думаю о плохих танках и маленьких детях, которые вынуждены прятаться от обстрелов в подвалах. Мальчики это запомнили и начали время от времени вспоминать. Мол, там война, там детки, надо ехать спасать, поэтому мы сядем на хорошие танки и поедем к ним. Мне стало очень страшно. Я не хочу думать о них как о будущих солдатах, не хочу представлять своих детей на танках, я не люблю оружие, в принципе, и стремлюсь к утопическому миру, где оно будет вообще не нужно. Конечно, я расскажу им все об этой войне, но позже, пусть сейчас у них будет детство.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель МедОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Блоги медицины

Новости медицины

Последние новости