Помним и любим...

4,0 т.
Помним и любим...

Прошлой ночью из-за горячих событий в центре столицы последние полосы сдавались поздно. Слава Веремий закончил работу около 12 ночи. Это был первый его рабочий день после месячного больничного — осколки от светошумовой гранаты на Грушевского ранили ему глаз еще 19 января, и пришлось менять хрусталик.

В редакции еще шутили: теперь, мол, Славик, ты на Майдан не ходок, сиди тут в офисе на телефоне. Он так и сделал. "Новый" глаз еще плохо видел, а врачи прописали капли, пишут Вести.

Почти в полночь он, как обычно, вызвал редакционное дежурное такси и вместе с коллегой (IT-специалист нашей компании) поехал домой, на левый берег. Никто тогда и предположить не мог, что через полчаса мы будем искать его по всему городу, а отыщем в Больнице скорой помощи, где через несколько часов сообщат: "Славы больше нет".

Первой неладное почувствовала жена Славы — Светлана. Она разговаривала с ним, когда он садился в такси. А когда попробовала позвонить снова, связи с ним уже не было. Нам рассказала, что отыскала того таксиста, который ей и поведал ужасную новость: на машину напали в самом центре, возле ресторана "Чорне порося" и главка столичной милиции. IT-специалисту удалось вырваться и добраться до редакции. Тут он рассказал, где именно все и произошло, но помочь Славе он не мог — их растащили в разные стороны и зверски били. И Славик пропал.

Журналисты "Вестей" сами попытались подъехать к тому месту и отыскать Славу — была надежда, что он ранен и можно его вытащить и отвезти на машине в больницу. Однако в это время в справочной скорой помощи удалось узнать, что Славу подобрала скорая и увезла в БСМП. "По телефону ничего не скажем, приезжайте", — ответили в больнице.

В приемном отделении уже выяснилось, что наш журналист поступил с огнестрельным ранением в грудь. Медицинские сотрудники сочувственно смотрели , а потом отводили глаза. "Он в очень тяжелом состоянии", — говорили они. Несколько часов томительного ожидания в приемном отделении, куда постоянно кареты подвозили раненых с Майдана. И тут — как гром с неба: "Ничем не можем порадовать, молитесь, его больше нет. Он потерял слишком много крови — пробиты легкое, артерия под позвоночником".

У Славы остались жена и четырехлетний сынок Максимка...

Слава Веремий работал во многих изданиях Киева — "Газета по-киевски", "Газета нашего района", "Обозреватель", "Сегодня", еще и на радио. Поэтому у него много друзей из числа столичных журналистов, экспертов. Они поделиться своими воспоминаниями о Славике.

Михаил Костюк, замглавы КГГА:

Я поражен убийством Вячеслава. Я его знал лично, мы с ним часто общались. Это замечательный человек, профессионал в своем деле. Это недопустимо. Ситуация сложная, но ведь нужно всегда оставаться людьми. Как же так можно поступать? Это беда. Это большое горе. Мы сегодня пытаемся помочь семье. И выражаем глубочайшие соболезнования...

Виктория Аронова, журналист:

"Лишним будет говорить, что я плачу, когда пишу о нем, да? Конечно, потому что новость о его смерти пришла только утром и поверить в то, что это правда, невозможно. Не-воз-мож-но. Конечно, потому что смерть любого знакомого человека — уже трагедия. Но еще и потому, что это ведь Славик. Сла-вик! Простой, добродушный, бесхитростный... Почему он???

Мы вместе работали в "Газете по-киевски" — по иронии судьбы я пришла туда в разгар Оранжевой революции. Я писала о звездах, он тогда был корреспондентом городских новостей: бегал, куда пошлют, с утра до вечера, писал обо всех открытых в городе люках и жэках. Он в своем роскошном черном пальто. Запомнилось оно мне: красивый голубоглазый мальчик с сединой на висках в красивом пальто. Такие красивые мальчики обычно знают себе цену. А он не знал. Правда, ни грамма не было в нем ни зазнайства, ни лукавства, ни хитрости, ни жадности, ни подлости, ни тех черт в характере, из-за которых можно было бы сказать: "Себе на уме". Простой, чистый, искренний. Дружелюбный. Теплый, открытый.

"Слушай, а что там вот та звезда? — мог спросить он меня. — Да ты что, правда что ли? Вот это да! Слушай, ну везуха тебе — со звездами работаешь! Не то, что я..."

Но я знаю, что не променял бы он свои жэки на моих звезд. Потому что любил свою работу. Именно свою. Потому что жило в нем вот это: "Если не я — то кто?"

А я за день до этого кошмара вдруг подумала: "Надо бы Славику в "Фейсбук" написать — что он там?" Не успела — начался этот ад, а наутро его не стало..."

Богдан Аганин, эксперт по перевозкам:

Разговаривая с Веремием в понедельник по телефону, договорились встретиться на днях... Когда он был в больнице, проведывая его, принес небольшую бутылку коньяка. Пили из одной чашки, так как другой тары не было. "По-мужски", — сказал тогда Слава. Решили все не пить, чтобы уже встретиться по выздоровлению и нормально отметить, когда здоровье позволит. И погиб он по-мужски, в бою

Кассия Пачевская, журналист:

"Я пришла в редакцию "Газеты по-киевски" еще не оперившимся журналистом и только училась правильно писать статьи. Славик был редактором в нашей практически девичьей журналистской команде. Он был очень отзывчивым, скромным и добрым человеком. На него всегда можно было положиться, касалось то профессиональной сферы или же личной. У нас был очень дружный коллектив, вместе работали и отдыхали. Мы были настоящей семьей! Славик, ты всегда будешь жить в наших сердцах!".

Как помочь семье Вячеслава Веремия

Вот номер карты "ПриватБанка" вдовы Вячеслава, Светланы Кирилаш:

Получатель: ПАО КБ ПриватБанк

Код получателя (ОКПО, ЕГРПОУ): 14360570

Код банка получателя (МФО): 305299

Счет получателя: 29244825509100

Назначение платежа: благотворительный взнос

для Кирилаш Светланы Юрьевны,

№ карты 5168 7572 5015 4889, ИНН 3042614681