Шоу Кияни

/ Психология

Сильная женщина делает мужчину слабым

1.8т

В основе поведения феминистки и подкаблучника лежат гормональные дисбалансы

«Сильная женщина» - довольно странное словосочетание. Мы привыкли или нас приучили к тому, что представительницы слабого пола и должны быть таковыми: нуждающимися в руководстве, защите, опеке…

Накануне сугубо советского праздника всех особей женского пола «Обозреватель» решил прояснить ряд вопросов: что теряет и что приобретает сильная женщина? Следует ли возлагать на алтарь карьеры семью и материнство? Почему гражданский брак стал популярнее официальной регистрации? Кто такие феминистки и подкаблучники?

На эти вопросы в пресс-центре «Обозревателя» отвечали: практикующий психолог по вопросам семьи и брака Нелли Верховская и руководитель Департамента психологической реабилитации, психотерапевт Сабина Садыхова.

«Обозреватель»: Что потеряла и что приобрела женщина, став на один уровень с мужчиной?

Н.В.: Она приобрела, прежде всего, самостоятельность и независимость.

С.С.: Когда речь шла о пресловутой эмансипации, что хотела женщина? Завоевать уважение к себе, добиться равенства в трудовой жизни, в общественной жизни, в семейной жизни. И по-моему, мы, женщины, немножко перестарались.

Сегодня нарушен баланс, и не в лучшую сторону.

Что мы потеряли? Мы много потеряли. Если мы вспомним, какие качества женщин восхищали художников, поэтов – эти качества во многом потеряны. Но украинские женщины – это сильные женщины, и у них есть шанс все это восстановить. Давайте не будем забывать об идентификации себя как женщин. Это самое главное.

Н.В.: Вы упомянули о художниках и поэтах. Это прекрасно, но не все люди относятся к творческим профессиям. Есть представители совсем других направлений, жизненных стереотипов. Тот образ воздушной, утонченной женщины, который доминировал в прошлые века, сейчас не всеми воспринят, он сейчас не всем нужен, и не каждой женщине в нем комфортно.

На мой взгляд, речь идет, прежде всего, о человеке, о том, насколько он является самим собой, насколько он проявляет себя как личность. А уже на втором месте – половая принадлежность.

«Обозреватель»: Вам не кажется, что женщины становятся сильными, потому что мужчины становятся слабыми?

С.С.: Отчасти вы правы. Но мужчины становятся слабее, потому что женщины зачастую не дают им такой возможности. Им не предоставляют ситуаций, когда у них повышается уровень тестостерона и дофамина. Уровень этих гормонов повышается, когда мужчина решает вопросы, когда он завоевывает, когда он защищает, когда он служит.

Н.В.: В моем понимании, понятия «слабый мужчина» и «слабая женщина» находятся исключительно в интимной сфере. В социальной сфере мы, прежде всего, люди. Разве специалист является женщиной или мужчиной? Он, прежде всего, специалист, человек. Наша половая принадлежность – это дома, в соответствующей обстановке, в репродуктивной сфере, в любви. А так мы – люди, насколько мы можем себя проявить, насколько над нами не властвуют стереотипы, насколько мы можем раскрывать свое «я».

«Обозреватель»: Почему женщина начинает доминировать в семье и почему мужчина становится подкаблучником?

Н.В.: Самоутверждаться на жене – это проявление высшей слабости. Если мужчина по-настоящему сильный, он будет заботиться о своей женщине, он даст ей почувствовать себя королевой, сделает все, чтобы она была счастлива. В этом и есть настоящая сила мужчины.

Возможно, мужчина счастлив именно тем, что он идет за своей женщиной. Какое право мы имеем говорить, что это плохо? Это его личное дело. Если человек счастлив в том, что он делает, то можно только поздравить его и спросить совета, как у него это получилось.

С.С.: А если женщина при таком мужчине несчастна?

Н.В.: Это уже ее личное дело. Что она делает с этим мужчиной, если она несчастна? Если женщине некомфортно с подкаблучником, вопрос к этой женщине: что ты тут делаешь? Уходи, если тебе это не нравится.

Для человека, прежде всего, важно быть счастливым и быть самим собой, независимо от стереотипов, мнения других людей и традиций.

С.С.: Вы правы – у каждого свой выбор и каждый сам определяет границы собственного счастья. Но от перекладывания ответственности на женщину она становится женщиной, о которой не заботятся. Женщина всегда хочет, чтобы о ней заботились. Она хочет чувствовать на себе проявления этой заботы.

Когда мы говорим о том, что мужчина стал подкаблучником, для меня как для врача сразу понятно: у этого мужчины гормональный уровень разбалансирован, у него серотонин поднялся, а уровень тестостерона и дофамина понизился. И он будет аморфно возлегать на диване и пить пиво – потому что все уже свершила жена, все куплено, поглажено, постирано, приготовлено и все заранее уже решено.

«Обозреватель»: Статистика утверждает: чем более образована женщина, тем позже она выходит замуж и тем меньше детей имеет. Стоит ли образование и карьера того, чтобы ставить на карту семью и материнство?

Н.В.: На мой взгляд, все зависит от личных предпочтений данного человека. Если ему хочется иметь семью и детей – пожалуйста, вперед, делайте именно это. Если вам хочется образования – вперед в образование.

Очень важно почувствовать свою позицию и абстрагироваться от мнения людей, даже самых доброжелательных. Только свои личные предпочтения. Все остальное – традиции и рамки, которые не обязательно подойдут вам.

С.С.: Да, я согласна. Нужно делать то, что нужно конкретно вам. Не нужно подражать, не нужно брать за основу примеры из журналов, кинофильмов.

Но я бы все-таки призвала к нахождению равновесия между образованием и детьми. Это можно прекрасно сочетать. Только личность может воспитывать личность. Если женщина будет несчастна в стопроцентной роли матери, то это плохо отразится на ребенке. Поэтому обязательно нужно использовать возможность и образования, и развития своей личности, и воспитания детей.

«Обозреватель»: Сегодня особую популярность приобрел гражданский брак. Не кажется ли вам, что это является одним из способов для мужчины уйти от ответственности за семью?

Н.В.: Может быть, жизнь в гражданском браке – это выбор женщины. Может быть, это для нее способ куда-то уйти. Может, люди и не пытаются никуда уйти, а просто им нравится находиться вместе.

С.С.: Когда женщина, встретив мужчину, соглашается на гражданский брак – она пассивно соглашается хоть на такую роль. Но поверьте мне, ей гораздо приятнее быть в статусе жены.

Телеканал «Интер»: Что вы думаете по поводу такой агрессивной модели женщины, как феминизм?

С.С.: Мы не будем говорить о том, что феминизм – болезнь, но некоей коррекции – нейрогормональной, психологической – такой женщине самой хочется. Просто она переиграла в эту мужскую роль. Большинство женщин, чувствуя, что они становятся «махровыми феминистками», просят помощи у психотерапевтов и психологов.

Во главе такого поведения обязательно лежат гормональные дисбалансы. Это ненормально.

На фоне стресса мы склонны неправильно воспринимать ситуацию. Чаще всего именно это приводит к скандалам, разводам и к непониманию между мужчиной и женщиной. А мы разные. Мы абсолютно разные – и физиологически, и нейропсихически.

Везде нужна гармония, везде нужно правильное распределение, не надо перевесов. Феминизм – это плохо, но женщина-жертва – это тоже нехорошо. Поверьте, женщина в позиции нежности, женственности, самодостаточности, чувства собственного достоинства гораздо больше может приобрести, чем в позиции агрессии.

Н.В.: На мой взгляд, феминизм – это реакция, прежде всего, на невоспитанность мужчин. Мне кажется, именно в нашей стране феминизм был бы полезен, потому что очень часто даже сейчас остаются какие-то совершенно дикие стереотипы поведения.

И даже если такое воинственное отстаивание женских позиций где-то смешно, возможно, именно для нашей страны это было бы полезно, чтобы немножко утихомирить какие-то оставшиеся стереотипы по поводу ведомости женщин, прежде всего, в профессиональной сфере.

Если бы у нас не было феминизма, у нас до сих пор не было бы голосования женщин, у нас не было прав вождения для женщин, у нас не было бы гражданских позиций женщин.

Если феминизм – реакция на недоразвитость в чем-либо, то, на мой взгляд, это хорошо.

Вопрос из зала: Должны ли женщины играть более активную роль в политике?

С.С.: Ни в коем случае не должно существовать гендерного разделения в политике. Мы добивались уважения к себе и равенства в общественной жизни, права выбирать и быть избранной. В обществе ведь присутствуют и женщины, и мужчины. Так почему политика должна быть однобокой – только с участием мужчин?

Женщины обязательно должны принимать участие в политике.

Н.В.: Исторически у нас был матриархат, так что женщина в политике – это самое оно. Никаких гендерных цензов быть не должно.

Радио «Эра»: Лично вы считаете 8 Марта праздником?

С.С.: Я вас расстрою – для меня это не праздник. Для меня, например, было неприятно, когда я ехала сюда, что именно сегодня меня не подрезали.

Н.В.: Это праздник по выбору людей. Если есть такой повод, как 8 Марта, ему можно порадоваться. Но я против директивных указаний к праздникам. Главное – хотите ли вы лично радоваться или нет.

Читайте новости по итогам пресс-конференции:

Женщин, которыми бы восхищались, сейчас почти нет - психолог

Женщина не дает мужчине быть сильным – психолог

У «подкаблучников» пониженный уровень тестостерона – эксперт

Психолог: феминизм – реакция на невоспитанность мужчин

Мужчина счастлив, следуя за женщиной – психолог

Смотрите видеосюжеты:

Кто такой подкаблучник?

Феминизм - это болезнь

Гражданский брак: взгляд психолога

"Сильная женщина" - это неправильно

Не пропусти молнию! Подписывайся на нас в Telegram

Блоги / мнения

ads pixel