Увеличение груди: инфлюэнсеры поделились своим опытом

Инфлюэнсеры поделились опытом увеличения груди

Украинский бренд белья Fox lingerie и медицинский центр R+ запустили совместный спецпроект об осознанном отношении к своему телу

Героини спецпроекта — успешные, красивые и счастливые девушки, в жизни которых была маммопластика по медицинским или эстетическим показаниям: Лера Корж, Анна Антоненко и Лера Квасневская.

Аня Антоненко

Аня Антоненко, инфлюенсер, счастливый человек, модель

О принятии решения

Я выиграла операцию у врача, к которому очень хотела попасть на маммопластику, в конкурсе в Instagram. Да, именно так. Я долго готовилась и вынашивала эту мысль, лет с 18-ти. В 22 у меня обнаружили фиброаденомы, за которыми можно было следить, но я решилась на операцию. Во время очередного осмотра у маммолога решила проконсультироваться и о пластике груди. Сейчас понимаю, насколько важна в тот период была для меня поддержка близких, которые не отговаривали меня, а принимали.

Жизнь после

Уже после маммопластики я родила ребенка, кормила его грудью и чувствовала себя прекрасно. Именно этот шаг подтолкнул меня больше работать над собой, а не просто ждать чуда. Я открыла в себе женственность, чувственность, уверенность — все то, чего мне так не хватало в себе еще с юных лет.

Повторили бы сейчас?

Однозначно, да. У меня не получилось принять свое тело таким, какое оно было, и я нашла другие способы и возможности. Если бы не конкурс и удача, я бы все равно нашла способ сделать это.

Осознанное отношение к своему телу – это:

В первую очередь чувствовать сигналы своего тела, заботиться о нем — спорт, питание, духовное развитие. Всегда следить за качеством продуктов, косметики для тела, ведь важна каждая деталь.

Лера Корж

Лера Корж, соосновательница школы здорового тела @avq_fitness и avq_clothes

О принятии решения сделать маммопластику

Это был психологический аспект: я вроде выросла, но не чувствовала себя взрослой и женственной. Мысли о пластике никогда меня особо не посещали, пока моя клиентка не рассказала о своем опыте и не поделилась нюансами. Вскоре я была записана на консультацию и последующую операцию к хирургу, который ко всему был другом семьи. Изначально у меня даже не было всей суммы, поэтому около 5 месяцев я копила деньги. А еще я ничего не узнавала об операции.

Восстановление не было сложным, но когда сняли бандаж, я увидела, что грудь опустилась несимметрично. Все из-за того, что обычно женские мышцы в толщину около 2 мм, а у меня были 2 см, из-за постоянных занятий спортом, и одна мышца зажала левую грудь. Поэтому через 2 месяца мне сделали повторную операцию, но уже под местной анестезией, а не под общим наркозом. Не желаю никому пережить такое, и если бы я знала, как это, не пошла бы на этот шаг никогда.

После второй операции грудь уже была на одном уровне, но посередине появилась еле заметная ямочка, мне сказали, что она выровняется. На протяжении двух лет ямочка только увеличивалась, и уже другой хирург во время консультации, сообщил, что мне вырезали нижнюю капсулу вместе с моей жировой тканью.

Чтобы было понятнее, уточню: силиконовый имплант имеет своеобразные маячки, по которым проверяется симметричность его размещения. И если все сделано правильно, они не будут заметны. Но так как у меня была вырезана жировая прослойка, которая должна была прикрыть имплант, эти маяки виднелись из-под кожи. В добавок к этому мне не подрезали верхнюю капсулу и у меня начала съезжать мышца. Дискомфорта не было, но визуально заметно.

В феврале 2019 года мне опять сделали операцию — вроде бы нормально, но снова видна дорожка точек от ареолы до конца груди. Мне ввели препарат, который борется с рубцеванием, но никто не сказал насколько он может быть опасным для организма. Оказалось, он полностью убивает иммунитет в зоне укола, а помимо рубцов может разъедать ткани. За 3 недели мне сделали 3 таких укола и началось самое страшное: низ груди начал синеть, как синяк, потом как гематома. Врач сказал, что это нормально и скоро все пройдет. Я больше не могла смотреть в зеркало, мне было страшно.

Теперь история любви. Мой молодой человек настоял на походе к другому врачу. Во время УЗИ стало понятно, что синим оказался имплант — его было сильно видно, потому что моя кожа стала как пергамент, она была толщиной в 1 мм и в любой момент могла просто прорваться. У меня было 3 дня, чтобы решить, достаю я импланты или нет.

Меня впервые трясло перед операцией, потому что я понимала как проходит восстановление после увеличения груди, но не когда импланты извлекают. Для меня психологически это было просто ужасно, я переживала не только за здоровье, но и за эстетику. На нервной почве я потеряла в весе — с 54 до 44 кг. Все мои мышцы обвисли. Первый месяц я вообще не смотрела на себя в зеркало. Сейчас все хорошо, но место пораженной кожи осталось, и она будет восстанавливаться год, а через полгода мне будут менять шов. К счастью, мне не нужно будет пересаживать жир.

Жизнь после пластической операции

Этот опыт мне нужно было прожить. Если бы я не сделала себе грудь, я бы все время думала, что хочу ее. Думала бы, что с грудью моя жизнь изменится, а на самом деле ничего не меняется. Магии нет. Честно говоря, после операции я так ни разу и не носила открытые декольте. Но когда мне вынули импланты, я наконец-то полюбила свое тело. Настолько сильно, что начала носить открытые вещи. И совершенно точно не хочу ставить импланты снова. Сейчас я абсолютно здоровый человек.

Первый раз мое решение было неосознанным, я была молодая, без сформированной личности. Мне казалось, что все проблемы во внешности. На данный момент я знаю свои классные стороны и минусы. Я много работала с психологом, начала жить в моменте, стала более семейной, перестала выставлять все напоказ. Сейчас я в гармонии. Меня ничего не беспокоит, особенно внешность.

Осознанное отношение к своему телу это:

Я не пойду на эстетику, если это повредит здоровью. Ощущение того, что я здорова — самое важное.

Лера Квасневская

Лера Квасневская, писательница, автор курса "Мышцы текста" и основательница текстового бюро TELL THEM.

Начало истории

Все просто: я была худым "пацаном-переростком", сутулой и с маленькой грудью. Потом забеременела и так получилось что кормила и беременела я 3,5 года подряд. Из-за этого грудь деформировалась. Я страдала от того, что мое тело мне не принадлежит. Поняла, что все социальные гештальты я закрыла, и осталась с телом, на которое не хотелось смотреть. Я родила двоих детей, у меня есть карьера мечты. А еще у меня была сильная асимметрия груди и по факту ее сложно было назвать грудью, обвисшая кожа да и все.

Я столкнулась со своим врачом по работе, плюс знакомая сделала операцию у этого же хирурга. Мне казалось, что я полностью готова к изменениям. Единственное, о чем я не прочла, это о периоде реабилитации после операции. Январь я выбрала, потому что хотела сделать себе подарок на Новый год. Вообще не было страшно вплоть до 17 января, а вот утром я поняла что общего наркоза у меня в жизни еще не было и страшнее из-за него. Еще и фильм "Наркоз" посмотрела и думала, что буду все чувствовать.

Жизнь до и после

Мысли, что жизнь изменится у меня не было, она изменилась еще до операции.

Моим папам, у меня их два, было тяжело принять моё решение. Но у меня была поддержка мужа, после операции я 2 недели жила отдельно, а он с детьми. Я вела дневник в Instagram и хотела поделиться своим опытом, сказать, что это очень тяжело. У всех по-разному, конечно, но вообще это тяжело.

Есть стойкое ощущение в обществе, что после этой процедуры, ты автоматически принадлежишь к определенной группе женщин. Как только говоришь, что сделала себе грудь, отношение сразу меняется. Я поэтому и рассказала всю свою историю. Сейчас, я очень рада, что сделала пластику. Это сильно повлияло на мою жизнь. В сексуальном плане до пластики мне было некомфортно, я не могла носить боди, выключала свет в спальне с мужем. А на людях мне было все равно, им нет дела до моего тела.

Осознанное отношение к своему телу – это:

Прислушиваться к нему всегда.

Украинапластическая хирургия