Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
LadyCity

/Жизнь столицы

Памятник героям Крут

1.4т

Вместо исторической правды мы опять рискуем получить конъюнктурный пантеон для правительственных нужд.

Как нам стало известно, в стенах Секретариата Президента готовится указ о сооружении к январю двух памятников, посвященных юным украинским героям, расстрелянным большевиками под станцией Круты. Один из постаментов предполагается установить на Аскольдовой могиле, где их похоронили в марте 1918 года, другой - непосредственно под Крутами. К сожалению, этот бой и все, что с ним связано, оброс таким количеством идеологических вымыслов, что хотелось бы расставить кое-какие акценты.

Лукьяновка, могила крутян

В марте 1918 года на Аскольдовой могиле действительно были похоронены 29 тел студентов и гимназистов, погибших под Крутами. В 1934 году советское правительство издало постановление о ликвидации там кладбища и создании ландшафтного парка. Желавшие перезахоронить близких в другом месте получали от государства денежную компенсацию. Невостребованные могилы ликвидировались, гробы и останки сжигались. Некоторые патриотически настроенные киевляне тайком забирали останки крутян и вновь предавали их земле. К сожалению, до наших дней сохранилась лишь одна могила, в которой погребены двое наиболее известных юношей: Владимир Наумович и Владимир Шульгин. Оба - из знаменитых украинских родов, родственники крупных политических деятелей того времени. Перезахоронил их отчим Владимира Наумовича Александр Иванов на Лукьяновском кладбище. Перед смертью оба героя крепко обнялись, и так их расстреляли. В марте 1918-го, когда провели эксгумацию братской могилы, молодые люди были обнаружены в той же позе - крепко обнятыми. Сначала останки погребли на Аскольдовой могиле, а затем перезахоронили на Лукьяновке, поставили скромный чугунный крест, там он и поныне стоит. Александр Иванов перенес на Лукьяновское кладбище и прах командира Студенческой сотни Омельченко.

Единственная дошедшая до нас могила героев Крут находится в таком же плачевном состоянии, как и все Лукьяновское кладбище. Периодически энтузиасты, тесно сотрудничающие с администрацией кладбища, обращаются к городскому руководству за помощью. 14 885 гривен нужны на приведение в порядок могилы и на сооружение памятника, эскиз которого давно готов. Последний раз такое письмо было отправлено на имя Александра Александровича Омельченко (однофамильца сотника!) 2 февраля 2005 года. Но мэр отказал в выделении требуемой суммы. Отказ за подписью начальника главного финуправления В. М. Падалки (тоже ведь, между прочим, однофамилец одного из участников боя под Крутами) довольно оригинально мотивирован. Оказывается, если бы Шульгин и Наумович были участниками Великой Отечественной войны, Героями Советского Союза, полными кавалерами орденов Славы, Героями Социалистического Труда и т. д. и т. п., то они имели бы право на надгробие от государства. Что же касается героев, погибших за независимость Украины, то таковых... просто забыли внести в Закон Украины «О захоронении и похоронном деле». Поэтому они могут быть отнесены лишь к категориям «жертв войны и политических репрессий». А это уже - в ведении Государственной межведомственной комиссии Кабинета министров Украины, которой, кажется, уже нет. Интересно только, как же это национально озабоченные депутаты, коих у нас в ВР всех созывов великое множество, не включили в статью о захоронении и перезахоронении за счет государства национальных героев Украины?

Кто создал миф

В общем, первым делом нужен постамент именно на Лукьяновке. Аскольдова могила и станция Круты подождут. Там и так есть памятники.

Кроме того, следовало бы еще открыть мемориальную доску на здании нынешнего военного института связи (старинных казармах кантонистов). Именно здесь в декабре 1917 года была открыта 1-я Украинская военная школа им. Б. Хмельницкого, а в январе 1918-го располагалась 1-я сотня Студенческого куреня. Отсюда юноши выступили на фронт против большевиков и сюда же оставшиеся в живых вернулись после боя под Крутами.

Как нам стало известно, в готовящемся указе Президента Ющенко об увековечении памяти героев Крут нет ни слова ни о монументе на Лукьяновке, ни о мемориальной доске на здании института. Ради чего же тогда заводить весь сыр-бор?

Не разрешены и принципиальные исторические вопросы - о численности участников боя под Крутами и количестве погибших. С легкой руки великого украинского историка и не менее великого мифотворца, главы Центральной Рады Михаила Грушевского, начиная с марта 1918-го стал гулять миф о 300 участниках боя - украинских спартанцах, которые все погибли под ударами оккупантов. Но это - неправда.

Как свидетельствуют мемуары и документы, в бою участвовали 420 человек: 250 офицеров и юнкеров 1-й Украинской военной школы, 118 студентов и гимназистов из 1-й сотни Студенческого куреня, около 50 местных вольных казаков - офицеров и добровольцев. 29 января 1918 года погибло лишь несколько человек, все остальные, унося тела товарищей, отступили к эшелонам и уехали в Киев. И лишь один взвод из студенческой сотни в составе 34 человек по собственной оплошности попал в плен. Шестеро из них были ранены, один оказался сыном машиниста, мобилизованного большевиками. Всех посадили в поезд и отправили в Харьков (впоследствии они будут освобождены из плена). 27 оставшихся на станции пленников большевики расстреляли - в отместку за почти 300 павших товарищей (многие из них были во время боя абсолютно пьяны и погибли в общем-то по собственной глупости). Среди расстрелянных были Омельченко, Наумович и Шульгин.

Чуть позже поймали и привели на станцию еще двух молоденьких офицеров, служивших в студенческой сотне. Их судьба намного печальнее...

Свидетельства красного комиссара

Комиссар Московского красногвардейского отряда С. И. Моисеев довольно ярко описал бой под Крутами в своих мемуарах: «Если бы у врага сохранилась решимость к борьбе, то в степи перед Крутами на месте красногвардейских отрядов осталось бы кровавое месиво. Но, к счастью для нас, юнкерский заслон, оставленный в окопах, был полностью деморализован нашим штурмом. Юнкера прекратили огонь и, высыпав серой массой из окопов, что было духу бросились к станции...

Но догнать юнкеров не смогли и увидели лишь последние вагоны поезда, скрывшиеся за поворотом. Захватив Круты, красногвардейцы стали тщательно осматривать станцию и поселок... Не прошло и десяти минут, как бойцы уже привели двух офицеров. Угольная пыль и грязная солома никак не гармонировали с их холеными лицами и шинелями из дорогого сукна. Белогвардейцы были перепуганы и заискивали перед конвоирами...»

Естественно, Моисеев трактует события в свою пользу. Ведь юнкера стали отступать не из-за отсутствия боевого духа. Их осталось всего горстка, а большевиков было три с половиной тысячи. Не упоминает комиссар и о 27 расстрелянных, а также о дальнейшей судьбе «холеных» офицеров. На сегодняшний день известно лишь одно имя - 18-летний прапорщик Павел Кольченко. Он бежал с гимназической скамьи на фронт, заслужил там Георгиевские кресты и офицерский чин, а в 1917-м вновь вернулся в гимназию. Носил не офицерскую, а солдатскую, из грубого сукна шинель. Ее клочки нашли на останках. Тело юноши свидетельствовало, что его зверски замучили.

Думается, если бы под Крутами большевики нашли еще хоть одно тело студента или гимназиста, они бы наверняка не забыли об этом упомянуть.

Что касается выживших участников боя под Крутами, то большинство из них в 1918-1921 годах продолжили борьбу за независимость Украины. На сегодняшний день известны имена 22 из 29 героев, расстрелянных большевиками под Крутами, и судьбы более 100 участников боя. На Лукьяновке можно было бы установить небольшой памятник расстрелянным крутянам. А на Аскольдовой могиле соорудить мемориал и увековечить на мраморных досках имена участников боя под Крутами и всех героев, павших в 1917-1921 годах за Украинскую Народную Республику. Надеемся, что Кабмин и горадминистрация изыщут-таки на это дело деньги.

Наши блоги