Примите участие
в розыгрыше
экшн-камеры Участвовать
Приз
ГлавнаяБлоги

/Рецензии

Металлические ноги и сломанные кости

444

В рамках внеконкурсной программы третьего Одесского кинофестиваля состоялась украинская премьера драмы Жака Одиара "Ржавчина и кость". Картина, напомним, участвовала в основном конкурсе Каннского смотра, получила положительные отзывы критиков, но уехала с Лазурного берега ни с чем.

Жак Одиар – 60-летний французский кинематографист, на счету которого две награды Каннского фестиваля, множество "Сезаров" и две премии Британской киноакадемии. Он начинал в конце 70-х как сценарист, работал над культовым "Профессионалом" с Бельмондо, а в начале 2000-х решил заняться режиссурой. На сегодняшний день Одиар поставил четыре полнометражные ленты: "Читай по губам", "Мое сердце биться перестало", "Пророк", "Ржавчина и кость". Из них наибольшей похвалы критиков (плюс номинации на "Оскар" за лучший фильм на иностранном языке) удостоился "Пророк", рассказывающий о 19-летнем заключенном Малике, который из мягкого и слабого юноши становится в тюрьме сперва правой рукой корсиканского авторитета, а затем – лидером и мстителем.

Кинематографический мир Жака Одиара – это криминал и любовь, уродство и красота, тесно переплетенные на канве мрачной, невычищенной, невылизанной действительности. В драме "Мое сердце биться перестало" режиссер рисует героя, который, зарабатывая на жизнь махинациями с недвижимостью и выбиванием долгов, пытается стать пианистом… В "Ржавчине и кости" его персонажи – вышибала из клуба, ломающий кости в подпольных боях без правил, и дрессировщица касаток, лишившаяся ног…

Место действия – Канны. Но у Одиара даже Канны лишены лоска. Безработный Али с маленьким сыном на руках едет в душном автобусе и собирает по пустым креслам остатки еды, чтобы накормить мальчика. За грязной шторкой и замызганным стеклом виднеется Лазурный берег. Али приезжает в дом к сестре, работающей кассиршей в супермаркете и ворующей просроченную еду, и ее мужу-водителю. Парень устраивается вышибалой в местный ночной клуб и однажды встречает Стефани (Марион Котийяр). Девушка, одетая в тугое черное мини-платье, выходит из клуба с разбитым носом. Али вызывается отвезти ее домой:

- Почему ты приехала сюда одна?

- Чтобы потанцевать.

- Чтобы просто потанцевать, не надевают такое платье…

- Какое такое?

- Нуу… такое…, как у шлюхи…

- Прошу прощения…

Проходит время. Али переходит из вышибал в охранники и ввязывается в нелегальный бизнес по установке скрытых камер для слежки за сотрудниками. А дрессировщица китов Стефани из-за несчастного случая теряет ноги… Теперь девушка, сгорбившаяся и съежившаяся в инвалидной коляске, с тусклыми немытыми прядями волос, в синяках под глазами, не так давно смотревшая сверху вниз на мужлана-вышибалу из клуба, набирает его номер…

- Здесь воняет, да?

- Немного спертый воздух.

- Это воняет от меня…

Солнечный свет падает на изможденное лицо и сальные волосы, из воды на берег… нет, не выходит Памела Андерсон в красном купальнике из "Спасателей Малибу", а парень выносит на спине красивую, но измученную девушку, лишенную обеих голеней…

Картина Одиара снята по мотивам рассказов Крейга Дэвидсона, вошедших в сборник "Ржавчина и кость". Но ни в одной из новелл писателя нет персонажей Али и Стефани, они с нуля придуманы режиссером. Причем словосочетание, вынесенное в заголовок, в контексте фильма стоит воспринимать не только буквально, как искусственные металлические ноги и сломанные кости, но и как тяжелое существование, от которого воняет ржавчиной и костью.

На пресс-конференции в Каннах Одиара спросили, как ему удалось так натуралистично изобразить Марион Котийяр без ног. "Мы взяли Марион, отрезали ей ноги, и они, как видите, прекрасно отросли", - пошутил режиссер. Правда, после добавил, что если бы не современные технологии, ему бы не удалось снять такой фильм.

Кажется, столь несчастной и изнуренной Котийяр предстает на экране впервые. Ее красота абсолютно скомкивается в сломленную трагедией женщину, лишенную способности нравиться и соблазнять.

Под стать оскароносной звезде играет малоизвестный бельгиец Маттиас Шонартс (Али), которому в Каннах сразу напророчили карьеру в Голливуде. Маттиас органично совмещает в себе потенциальную "грозу" боевиков и глубоко драматического актера.

Помимо хорошей игры фильм выделяет операторская работа. Некоторые кадры поражают своей красотой и фотографичностью. Другие чуть ли не до слез трогают (сцена, где Стефани сидит в инвалидной коляске перед аквариумом и общается с касаткой). Впечатляют откровенные постельные сцены, не скрывающие отсутствие ног и вместе с тем поставленные изящно, чувственно, сексуально.

Яркий солнечный свет заливает ржавый, окостеневший внутренний мир героев. На не самых радужных лицах и судьбах двух побитых жизнью, но не утративших воли людей играют желтые блики…

Смотрите все! Цените лучшее!

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Металлические ноги и сломанные кости

Наши блоги