Серенькое порно

6.5т

Параллельно с Берлинским кинофестивалем 11 февраля состоялась украинская премьера долгожданных "Пятидесяти оттенков серого". "Долгожданных" - не то слово. Такой истерии не было со времен "Сумерек". Более того, и на "Сумерках"-то не было. Получили ли фанаты то, что хотели, - вопрос спорный. Зато нефанаты точно порадовались.

А порадовались потому, что смотреть фильм без широченной улыбки решительно невозможно.

Итак, студентка факультета английской литературы Анастейша Стил (Дакота Джонсон), застенчивая и романтичная барышня, грезящая о благородных мистерах Дарси, отправляется на интервью с молодым сексапильным миллиардером Кристианом Греем (Джейми Дорнан), от которого девушки Сиэтла и всех штатов Америки писают, что называется, кипяточком. Только Анастейша, летающая в совершенно иных мечтах, ни слухом ни духом. Интервью она согласилась взять по просьбе заболевшей подруги, развязной и бесцеремонной студентки журфака Кейт. Собственно, Анастейше всего-то нужно было зачитать с листочка вопросы и записать ответы на диктофон.

И так бы оно и было, если бы смущение и растерянность девушки не очаровали самоуверенного красавца, подпольного любителя БДСМ…

(Кто вдруг не понял про серый цвет в названии: она – серая мышь, а он – Грей, что в переводе "серый").

Британская писательница Э.Л. Джеймс (настоящее имя Эрика Митчелл), замужняя 51-летняя дама с двумя детьми, написала роман-мечту всех без исключения девушек планеты, роман, обреченный на повальный тотальный психоз (трилогию, как известно, так что это еще не конец). Героиня – самая обычная, самая серая миловидная мышь, с которой ассоциирует себя каждая первая (за очень редким исключением). Даже самая умная, самая рациональная и циничная девушка в глубине души (пусть даже на такой глубине, что и самой-то себе не признается) мечтает (или мечтала на каком-то этапе своей посредственной жизни), что мужчина-картинка, мужчина, которого хотят все, богатый, влиятельный, знаменитый, секс-символ с обложки журнала внезапно, совсем неожиданно, совершенно вдруг увидит ее, такую всю немодельную, незаметную, и влюбится по самые помидоры.

Но Митчелл – не настолько дура, чтобы на этом закончить историю. Нужна была пикантность, "конфликт", скелет в шкафу идеального мэна. Чем и стала страсть к садо-мазо, добавившая в типичную романтическую лав-стори мнимую жесткость и припудренную засахаренную порнографичность. "Порно для домохозяек" или "мамино порно" - так литературные критики сходу нарекли творение Митчелл. Таким образом, книга охватила практически всю женскую аудиторию (за исключением упертых интеллектуалок): домашних клуш, для которых чтение стало чем-то "чертовски смелым" и "незаконным", что сделало их якобы круче и эмансипированнее в собственных глазах; и девочек-подростков, для которых роман стал лже-реализацией всех потаенных желаний.

Кстати, книга "Пятьдесят оттенков серого" родилась из фанфика "Сумерек", где в первоначальном варианте не было никакой Анастейши и никакого Кристиана, а были "наши любимые" Белла Свон и Эдвард Каллен. Собственно, даже после переписывания и изменения имен все равно получился приплод Стефани Майер, только чуток взрослее и с бондажом "для бедных".

Кастинг в экранизацию вызвал не меньшую истерию, чем сам роман. Ходили слухи об Эмме Уотсон и Миле Кунис. В итоге роль Анастейши досталась ничем не примечательной Дакоте Джонсон, известной лишь тем, что она – дочь Мелани Гриффит и Дона Джонсона. Но нужно отдать создателям должное: более серой мыши на голливудском олимпе не найти.

Роль миллиардера предложили Чарли Ханнэму, звезде "Тихоокеанского рубежа" и сериала "Сыны анархии", но парень, дорожа репутацией и не желая становиться вторым Робертом Паттинсоном, тактично отказался. Всплыло имя Джейми Дорнана, еще менее известной фигуры, чем Дакота (у него нет звездных родителей). Утверждение актера на роль вызвало недоумение: он казался предельно скучным и пресным. Но ситуацию прояснил британский мини-сериал "Крах" с Джиллиан Андерсон, где Дорнан сыграл серийного маньяка, убивающего красивых молодых женщин методом медленного удушения, то есть по многу часов держа их на волоске от смерти, то сжимая, то расслабляя повязку на шее.

В результате зритель получил самую скучную пару в истории романтического кино: нескладную Анастейшу и рафинадного Кристиана. Дакота оголила тело, но едва ли оголила хоть какой-то актерский талант, не научившись даже естественно прикусывать губу. Дорнан почему-то предстал с каким-то нелепым курчавым чубом и… совершенно пустыми глазками (борода в "Крахе" придавала его сладкому личику пресловутую брутальность, а гладкая выбритость напрочь оголила слащавость). Неуклюжесть партнерши (которая неуклюже сыграла неуклюжую героиню) столкнулась с андроидностью партнера (который вообще ничего не сыграл и никого не захотел). Все эти резкие фразы, призванные выказать якобы грубую животную натуру Грея ("Була б ти моєю, ти би тиждень сидіти не могла", "Я не кохаюся, я трахаюся, жорстко", "Хочу тебе трахнути так, щоби земля здригнулася"), Дорнан произносит как терминатор. Собственно, у него даже есть реплика, аналогичная "Hasta la vista, baby", - "Чао, бэйби", которую он произносит точь-в-точь как Т-800 (у Шварца и то было больше эмоций).

Фанаты остались недовольны: сцена с тампоном не вошла в фильм. Какая досада. Оно и понятно: продюсеры, делающие ставку на аудиторию "Сумерек", трансформировали "порно для домохозяек" в "эротику для домохозяек", так что постановщице Сэм Тейлор-Джонсон пришлось смягчать углы (буквально), романтизировать БДСМ. И это, надо сказать, у нее вышло не настолько чудовищно, как ожидалось. Пусть не возбудило, но и не ввергло в истерику, как клип "Earned It".

Видно, как режиссер усиленно старалась. Ну очень старалась (на счету Сэм Тейлор-Джонсон, напомним, отличный неакадемичный байопик "Стать Джоном Ленноном"). И это притом, что согласно контракту полный творческий контроль находился в руках Эрики Митчелл, которая вставала на дыбы, как только Сэм намеревалась изменить малейшую деталь. Так что с учетом "армейских условий" постановщице явно удалось не слить картину в полный абзац. Хотя и очевидно, что на площадке ей было смешно.

Веселого в фильме действительно много. От Дорнана за роялем до нелепого смешка Дакоты, от юбочек и рюшечек Анастейши до убийственно дурацкого финала. "Пятьдесят оттенков серого" - приятный для женского пола самообман, в котором простушка меняет натуру мужчины-бога. А его напускная скандальность – это будто произнести в детском саду слово "фистинг", вроде есть от чего покраснеть, но краснеть некому…

А ведь на прошлогоднее 14 февраля выходила "Нимфоманка", эх...

Смотрите порно! Цените лучшее!

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель" на Facebook, следите за обновлениями!

Наши блоги

Последние новости

Загрузка...