Яворивский: арест Тимошенко заставил всех говорить об Украине

Яворивский: арест Тимошенко заставил всех говорить об Украине

Фактологические пазлы, из которых состоит целостная политическая картинка – 2011-го – одинаковы. А вот толкование их формы и содержания в различных полит лагерях, понятное дело, кардинально отлично. Сегодня «Обозреватель» подводит политические итоги года с бютовцем Владимиром Яворивским. Мы задали парламентарию четыре вопроса. Аналогичные вопросы были нами адресованы и регионалу Владимиру Олийныку (его ответы – будут опубликованы в ближайшее время). Главный вывод? Что для власти – прорыв, то для оппозиции провал. Что для представителей правящей коалиции ВР – гордость, то для парламентского меньшинства позор. Этот ряд можно продолжать и продолжать. Но всё, как известно, познается в сравнении. Так что, сравнив ответы двух нардепов, можно найти истину, как всегда затерявшуюся где-то посередине…

Вопросы «Обозревателя»:

Что (и почему) является, на ваш взгляд, событием №1 политической жизни страны в уходящем году? Как вы оцениваете деятельность в 2011-м Верховной Рады в целом, и свою, как законодателя, в частности? Совокупность, каких факторов привела к тому, что конфликт нынче проходит не по горизонтальной (оппозиция – власть), а по вертикальной (власть - общество) оси? Ваш прогноз на 2012-й. Назовите ключевые политические тренды, которые будут определять ход событий?

Видео дня

Ответы народного депутата Владимира Яворивского (фракция «БЮТ-Батьківщина»).

1. Ранее в жизни Украины были события, которые приносили мировую славу. Например, Майдан, кто бы, что о нем не говорил. В 2011-м, уходящем году, событием, которое славы не принесло, однако заставило говорить об Украине весь мир, является арест Юлии Тимошенко. Это событие, которое стало определенным водоразделом.

Именно это событие показало Украину, как государство, которое сворачивает демократические ценности. Как государство, фактически утратившее судебную систему, превратив ее в марионетку, которая выполняет заказы (причем, предельно быстро). Судья Киреев, судья Ситайло доказали это. В итоге, рядовой украинский обыватель понял (в том числе, анализируя социальную политику), что ожидать добра от этой власти не следует. Движения вперед нет, реформы не происходят – происходит бездарная имитация реформ.

Почти вся Европа сегодня поняла, что в Украине происходят очень болезненные процессы. Европа обеспокоена этим. Позитив состоит в том, что (мне кажется, буквально в осенние месяцы) Европа, наконец, поняла геополитическое значение Украины и осознала, что отход нашей страны от Европы – это укрепление России. А этого Европа, ни в коем случае, не хочет.

Убежден, если бы Юлия Тимошенко, Юрий Луценко, были бы на свободе, все документы с ЕС были бы парафированы. Тяжело, болезненно, но были бы. Почему тяжело и болезненно? Потому что Янукович сидит на двух стульях – то туда голову повернет, то туда. Но в любом случае, если бы Юлия Тимошенко была бы на воле, европейцы много чего простили бы. Даже отсутствие реформ. Так что, ключевое, знаковое событие 2011 года – это арест Юлии Тимошенко, Юрия Луценко и удержание их под стражей.

2. Я очень мягко, деликатно опровергну ваши слова. Вы называете тот орган, который якобы функционирует, Верховной Радой. Я вас, как журналиста, понимаю, но я могу себе позволить оценочные суждения. Так вот, у меня язык не поворачивается назвать этот орган Верховной Радой. Само слово «Рада», имеет определенную протяжность еще с предыдущих веков. Со времен казачества (и до казачества) вече избирало и князей, и воевод и т.п. В этом году, я считаю, Верховной Рады, как таковой, не было. Был механический орган, который накручивали. Накручивали либо за день до пленарного заседания, либо с 9 до 10 утра заводили Чечетова, который впоследствии махал рукой. Махал, возможно, сам не думая, поскольку поддавался дистанционному управлению.

А я ведь очень хорошо помню, как принимались решения в 90-м, 91-м, 92-м, 93-м годах. Это была дискуссия. Я знаю, что можно было, например, подняться на трибуну и переубедить зал в своей правоте. Это все было! Сегодня, поверьте моему опыту, это невозможно. Сегодня – это тупое, безнадежное существование в Верховной Раде. Да, можно выступить, что-то сказать, но ты никого не переубедишь. Потому что, еще раз подчеркну, это механические люди, которые нажимают кнопку. При этом я ведь знаю, что они говорят в кулуарах – о себе, других. Это – совершенно другие люди. Не те, которые являются одной рукой с 240-мя пальцами, нажимающими одинаковые кнопки.

Верховная Рада, увы, давно перестала быть дискуссионным органом. Если бы раньше этого не было, я сказал бы, да, у нас нет соответствующих традиций и т.п. Но это ведь было! I, II созывы были. Секретари обкомов, райкомов партий сидели и можно было подняться на трибуну, и аргументировано довести свою правоту, набрать соответствующее количество голосов для поддержки.

Сегодня это абсолютно невозможно. Это стена. Глухая стена. Вы же помните, как утверждались эти даты… Ну, знаете, не утвердить дату Олексы Гирныка с тем, чтобы отметить его юбилей. Посмертно – Героя Украины… Или, Петра Григоренко. Прогрессивный мужчина, который не имел большой идеологической нагрузки, просто был правозащитником и т.п. Это все очень досадно. Я думаю, это все должно закончиться после выборов.

Что касается моей деятельности. Я выступал, готовил законопроекты. Кажется, я после Кармазина (Юрий Кармазин – депутат от НУ-НС – Авт.) второй по количеству выступлений. Однако, к огромному сожалению, вынужден признать, что эти выступления не привели к результату. Выступления тогда эффективны, когда кого-то убеждают в сессионном зале. Я не смог убедить этих людей... Также не прошли многие мои законопроекты. О Десятинной церкви (чтобы там ничего не строить). Не прошел мой проект Постановления о моратории на продажу земли до 2013 года. В итоге, этот законопроект перехватил Ефремов, и они проголосовали. Только потому, что его внес Ефремов, а не Владимир Яворивский. Так что, увы, я очень часто работал, так сказать, вхолостую.

3. Это – колоссальная опасность, поскольку в нормальной политической ситуации, в нормальной демократической стране, бесспорно, дискуссия, конкуренция, в первую очередь должны происходить по горизонтали – между оппозицией и властью. И победой общества и государства является ситуация, когда эта дискуссия приносит результат. Когда побеждает тот, кто приносит наиболее весомые аргументы, чьи идеи имеют наибольшую перспективу и т.п. Так должно быть, и так есть во всем развитом, цивилизованном мире.

У нас, к огромному сожалению, (а может быть, к счастью, подчеркиваю это) стрела политического развития Украины, действительно переместилась по вертикали - между обществом и властью. Я думаю, что это хорошо, ведь наша нынешняя власть имеет очень специфический язык и очень специфичное понимание… Например, европейцы, довольно остро и решительно говорят о том, что суды не должны быть политизированы. Однако наша власть все равно не понимает, хотя и обещала, что услышит каждого. Оказывается, она не только не слышит каждого, она даже не слышит практически всех европейских лидеров.

Убежден, что февраль – март будут революционными месяцами в Украине. Терпение остановилось на последнем рубеже. И то, остановилось в связи с тем, что Новый год, затем Рождество, кутя, потом старый Новый год... Эта пауза, ясное дело, даст обществу немножко пригаснуть, расслабиться за рюмкой и т.п. Но я еще раз подчеркиваю, что февраль – март будут революционными месяцами. Это станет лишним доказательством того, что власть бездарная, неспособная проводить политические реформы. Сегодня каждая бабушка в селе знает, что в то время как ей едва хватает денег на кусочек хлеба, в «Межигорье» установлены золотые унитазы, краны, вертолетные площадки и тому подобное. Эта информация охватила всю страну.

Говорю это не просто, моделируя. Я просто в последнее время очень часто ездил по Украине. Был на Винниччине, Луганщине, Донеччине, Львовщине. И там, и там, и там, и там происходит объединение Украины, в результате колоссального разочарования во власти. Они столько всего наобещали, столько, простите на слове, наврали, что сегодня люди четко видят их неспособность управлять страной. Сделали будто бы налоговую реформу. Что мы увидели? А то, что реформа эта завершилась предпринимательским Майданом. Сделали, как будто, судебную реформу. В итоге, как вы видите, Украина потеряла судебную систему. Поменяли даже Онопенко (экс-глава Верховного суда – Авт.), хотя он и не был таким уж великим оппозиционером.

Пенсионная реформа? Пенсии либо остались такими как были, и их «доедает» инфляция, либо уменьшились (у военных, милиционеров, чернобыльцев, афганцев). Эта реформа также завершилась бунтами. То есть, ни одна реформа не проведена глубоко, квалифицировано.

Вспоминаю поляков. Начало 90-х. Представитель правительства Бальцерович (организатор и идейный вдохновитель польских экономических реформ – Авт.) прекрасно знал, что он – самоубийца. Он знал, что «сожжет» себя, поскольку реформы не могут стать популярными сразу же на второй день. Однако Больцерович ввел Польшу на «шоковую терапию». Год поляки стонали. Ездили к нам, в Украину за шнурками, гвоздями, молотками. Однако уже через год, Польша начала подниматься и, дай Боже, чтобы мы хотя бы наполовину имели то социальное спокойствие, те темпы развития, которые на сегодняшний день имеет Польша. Я недавно проехал машиной почти всю Польшу. Я знал ее и раньше, ведь жил в Львове, ездил туда иногда. Так вот, сегодня могу уверенно сказать, что это совершенно другая страна. Вы уже не увидите ни одной такой хаты, как у нас в селах (под шифером, рубероидом).

А что мы? 20 лет то и делаем, что балагурим о реформах. Это касается всех премьеров, не только нынешнего. Но сегодня они хвастают перед Европой, мол, посмотрите, какие мы молодцы, реформы проводим и т.д. Оказалось, что все это туман. Никто не знает, что и как делать. Премьер призывает брать лопаты, копать огороды, сажать картошку. Словом, откуда мы вышли, туда и вернулись…

4. Мы начинали нашу беседу с главного событийного украинского момента – ареста Юлии Тимошенко. Этим же моментом я и завершу. Думаю, самое главное – это то, что Юлия Тимошенко выйдет на свободу. Европейский суд по правам человека, ознакомившись с делом, действует предельно оперативно. Реактивно высланы вопросы к украинскому правительству. Причем, вопросы убийственные. Вопросов - тьма тьмущая, отвечать на которые правительству придется.

Допускаю, что под влиянием Европейского суда они вынуждены, будут ее выпустить где-то, под лето. Возможен и другой вариант. Какой? Я уверен, что будет восстание. В какой форме? Я сторонник забастовки. Общенациональная стачка, если она охватит всю Украину, вынудит власть уйти в отставку или выехать куда-то из страны. Такую версию развития событий я тоже не исключаю. Все может быть. Но то, что Юля выйдет, я не сомневаюсь. Они сделали такую глупость, ввязавшись в эту провокацию! Необходимо было вступать в открытую политическую борьбу.

Выход Юлии Тимошенко поменяет всю расстановку на политической карте Украины. Так что на выборы оппозиция пойдет с лидером. Лидером очень сильным! Перескажу вам слова министра иностранных дел Швеции. Он сказал следующее: «Она выйдет из тюрьмы по красной ковровой дорожке, и, не заходя домой, пойдет на телевиденье, начнет свою президентскую кампанию и выиграет ее».

Да, сегодня оппозиция без лидера. Однако, по-моему, никогда еще сегменты оппозиции не были так близки друг к другу. Не исключено, что оппозиция на выборах в такой версии победит. Тогда Украина может действительно войти в нормальный, европейский курс.

Но это не значит, что уже на второй-третий день все станет на свои места, поскольку проблем очень и очень много. Однако сегодня очевидно, что люди «наелись» лжи, вранья, обещаний. Сегодня с людьми нужно говорить серьезно, спокойно, пояснять каждый свой шаг. То есть, должна быть открытость в диалоге с обществом. А самое главное – реальная борьба с коррупцией и реформы. Так что новый премьер, который будет избран оппозицией, будет самоубийцей в политическом смысле. Кто это будет? Сегодня говорить об этом рано. Поживем – увидим. Однако в победе оппозиции, я нисколечко не сомневаюсь.