Почему врачи убивают себя: доктор назвала факты суицида - последние новости здоровья | Обозреватель Здоровье 24 января
Примите участие
в розыгрыше
Xiaomi Redmi 5 PlusУчаствовать
CityВидео
ORTO lineORTO lineORTO lineORTO line

Почему врачи убивают себя: доктор назвала факты суицида

5.9тЧитать новость на украинском

Семейный врач из США Памела Вайбл задалась целью узнать, почему врачи совершают самоубийства и почему это часто замалчивается.

По ее словам, которые цитирует Doximity.com, отклик был огромным: на созданную ею горячую линию звонили и писали врачи со всех уголков страны.

"На сегодняшний день я побеседовала с сотнями докторов, предпринявших попытку самоубийства, опубликовала книгу их предсмертных записок, посетила множество похорон, взяла интервью у сотен выживших врачей, членов их семей и друзей. Я провела практически все свободное время прошедших пяти лет в личном поиске ответа на вопрос "почему?" Чувство вины, травля, изнеможение – основные факторы. Ниже перечислены некоторые факты, которые я узнала, собирая свой список и разговаривая со многими людьми", - отмечает она.

Факты

Высокий уровень врачебных самоубийств отмечается с 1858 года. Даже спустя более 150 лет, причины этих самоубийств остаются неисследованным.

Врачебные самоубийства – это кризис системы здравоохранения. Миллион американцев теряет ежегодно своих врачей по причине их суицида.

Многие врачи потеряли коллегу из-за суицида. Некоторые за время своей практики потеряли больше восьми человек.

"Мы теряем больше мужчин, чем женщин. На каждую женщину-врача в моем подсчете самоубийств приходится семь мужчин", - отмечает она.

Способы самоубийства варьируются в зависимости от региона и пола. Женщины чаще выбирают передозировку лекарствами, а мужчины – огнестрельное оружие. Огнестрельные ранения преобладают на западе. Прыжки из окна популярны в Нью-Йорке. В Индии доктора чаще выбирают повешение.

Мужчины-анестезиологи в группе самого высокого риска. Мои наблюдения также показали, что большинство этих докторов совершают суицид при помощи передозировки лекарствами. Многих из них находили мертвыми в больничных комнатах отдыха, где они, как предполагалось, отдыхали между операциями.

Многие доктора совершают суицид в больницах. Они прыгают из окон больницы или с ее крыши. Они стреляют в себя или закалывают себя на больничных парковках. Их находят повесившимися в больничных часовнях. Врачи часто предпочитают умереть в месте, где они эмоционально выкладывались и страдали.

"Счастливые" врачи также совершают самоубийства. Многие врачи, погибшие в результате суицида, с виду казались счастливейшими, хорошо приспособленными к жизни людьми. Только что вернувшиеся из Диснейленда, только что купившие билеты в семейный круиз, только что показывавшие класс команде после успешной операции – вот лишь несколько примеров из моего списка – и несколько часов спустя они стреляют себе в голову. Врачи – мастера маскировки. Даже любящие веселье доктора, которые шутят и заставляют пациентов улыбаться, могут каждый день страдать в тишине.

Члены семей врачей, ушедших из жизни, совершив суицид - также в группе высокого риска по самоубийствам. Иногда даже тем же способом. Год спустя после того как страдавшая от депрессии Кейтлин Элкинс, успешная студентка-медик третьего курса, выбрала суицид при помощи вдыхания гелия, ее мать Ронда ушла из жизни тем же способом.

"На похоронах матери ее муж сказал мне: "Медицинское образование убило половину моей семьи", - добавляет Памела Вайбл.

Врачи-самоубийцы редко становятся убийцами. "В моем списке самоубийств только два процента (15 случаев) также включали в себя убийства. Семь из этих убийств были совершены врачами-мужчинами, которые убили свою супругу/девушку (все они работали в здравоохранении: 4 медсестры, одна студентка-медик, фармацевт и стоматолог) перед тем, как совершили самоубийство", - рассказывает она.

Трое мужчин-врачей убили своих несовершеннолетних детей, прежде чем покончить с жизнью. Еще один задушил свою взрослую дочь-инвалида перед своим самоубийством. Менее 1 процента всех врачебных самоубийств включали в себя убийство своих детей.

Из трех случаев, включавших убийства несовершеннолетних детей, все самоубийцы имели проблемы в отношениях с матерью. Один также убил свою мать.

Смерти пациентов ранят докторов. Сильно. Даже когда не было врачебной ошибки, врачи могут так никогда себе и не простить потерю пациента. Суицид здесь – крайняя степень самобичевания. В некоторых случаях смерть пациента становилась ключевым фактором, толкнувшим их за грань.

Судебные разбирательства могут быть разрушительными. Людям свойственно ошибаться. Когда доктора совершают ошибки, они подвергаются общественному осуждению в суде, на телевидении и в прессе (которая будет вечно жить онлайн). Многие продолжают страдать, вредя кому-то еще – ненамеренно – до конца жизни.

Проблемы с учебой разбивают мечты студентов-медиков. Несдача медицинских экзаменов и проблемы с получением послевузовского назначения на выбранную специальность ведут к суицидам. Врачи бывают расстроены, если им не удается получить место в ординатуре. Перед своим самоубийством Роберт Чу, не прошедший в ординатуру, написал письмо медицинским чиновникам и правительственным лидерам, обличая систему, которая, по его мнению, разрушает карьеру.

Конвейерная медицина убивает врачей. Блестящие, сопереживающие люди не могут лечить пациентов за 15-минутные интервалы. Наказываемые администрацией за "неэффективность" или "низкую продуктивность", доктора могут прийти к суициду. Давление страховых компаний и государственных наказов разрушает этих талантливых людей, которые всего лишь хотят помогать пациентам. Многие врачи говорят о нечеловеческих условиях работы в своих предсмертных записках.

Травля, выгорание и недостаток сна повышают риск суицида. Медицинская практика изматывающая, с тяжелыми условиями, такими как работа нон-стоп в течение 24 часов и больше, что недопустимо в других профессиях. Врачи жалуются на галлюцинации, угрожающие жизни припадки, депрессию и мысли о суициде из-за нарушений сна. Уставшие врачи становятся ответственными за причиненный пациентам вред. Некоторые доктора убивают себя из страха навредить пациенту в результате сильного недосыпания.

Осуждение врачей увеличивает число суицидов. Такие слова как "выгорание" часто используются медицинскими организациями для осуждения докторов за их эмоциональные расстройства, в то же время отвлекая внимание от небезопасных условий их работы. Когда врачей наказывают потерей места в ординатуре или лишением врачебных привилегий за возможные проблемы с психическим здоровьем, это усиливает их депрессию и разочарование.

Врачи, которые нуждаются в помощи, не находят ее из-за страха, что лечение психических проблем может стать неконфиденциальным. Тогда они покидают город, платят наличными, используют вымышленные имена, чтобы скрыться от государственного медицинского руководства, больниц и страховых компаний, опасаясь лишения лицензии, врачебных привилегий и медицинской страховки. Даже если конфиденциальное лечение доступно, врачи-ординаторы имеют слишком мало времени на это, работая от 80 до 100 часов в неделю.

У некоторых врачей на работе развивается посттравматическое расстройство. "Это особенно касается работы в службе скорой помощи, как показывает мое исследование. Однажды они просто ломаются, как один врач скорой помощи, связавшийся со мной после попытки совершить суицид: "Однажды моя жена спросила меня, как мы работаем в скорой помощи, ведь нам приходится быть там и в худшие для нас дни, и в лучшие. Мой худший день стал практически моим последним. Забавно, но я был как никогда счастлив в своей личной жизни. Мое желание покончить с собой было на 100 процентов связано с работой".

"Врач осмотрел девочку с гриппом в отделении скорой помощи, а затем отпустил ее. Она вернулась в отделение скорой помощи 30 минут спустя с расстройством дыхания и в итоге умерла. Его работа была под угрозой судебного разбирательства", - рассказывает медик историю одного из докторов.

"Когда я пришел домой рано утром, мне было просто грустно. Я оплакивал девочку и ее семью. Я сам плакал, пока не заснул и проснулся по-прежнему печальным. Есть такое выражение в скорой помощи, когда мы становимся свидетелем травмы и смерти кого-то совсем юного: "Частица моей души умерла", - цитирует врача она.

"Мы почти никогда не пытаемся обсуждать это, и в итоге получаем измученного врача скорой помощи, который продолжает работать", - добавляет Памела.

Психолог говорит, что дело не в последнем случае с девочкой. Это была "травма в череде других травм". Он принял пригоршню таблеток, но ему удалось выжить, и он благодарен за это. Еще он написал: "Работа в скорой помощи в одночасье изменила меня. До определенного момента я любил выходить на работу каждый день. Я думаю, я был хорошим врачом, который заботился о своих пациентах. Сейчас же я впадаю в панику лишь при мысли о выходе на работу".

Нет времени на собственную боль. Как и у всех, у врачей есть личные проблемы. "Мы разводимся, участвуем в разбирательствах об опеке, сталкиваемся с неверностью, болезнями детей, смертями в наших семьях. И при этом работаем от 60 до 80 и более часов в неделю, погруженные в боль наших пациентов, часто не имея времени на свою. Я всегда удивляюсь, как часто люди, не связанные с медициной говорят мне, что шокированы тем, что у врачей те же душевные и личные проблемы, как и у всех", - отмечает Памела.

Некоторые люди в медицине считают, что обществу не нужно знать, что самоубийства врачей – это настоящая проблема, так как боль доктора кажется людям постыдной и может пугать пациентов.

"Несколько лет назад я была удостоена чести быть приглашенной на специальное мероприятие, организованное Американской Медицинской Ассоциацией. Они были заинтересованы накануне конференции TEDMED, чтобы я выступила с рассказом о суицидах врачей. Но незадолго до мероприятия мое приглашение было отозвано. "Людям "некомфортно" обсуждать эту тему", - так ответили мне", - делится врач.

По словам Памелы, собрав так много историй за последние пять лет, она убеждена, что игнорирование самоубийств врачей ведет лишь к увеличению их числа.

"Суицид можно предотвратить, но мы должны покончить с секретностью и принять тот факт, что профессия врача может быть очень тяжелой эмоционально. В настоящее время, медицинским организациям необходимо открыто признать проблему и внести изменения в систему поддержки психического здоровья врачей и студентов-медиков. Целители также нуждаются в исцелении", - подытоживает Вайбл (перевод Анастасии Филипповой).

По словам украинского врача-инфекциониста Ольги Голубовской, об этом материале необходимо вспомнить, когда "вы будете поддаваться на культивируемую в нашем обществе ненависть к врачам от всяких нынешних авантюристов".

С ней солидарен и врач-педиатр Сергей Бутрий. "Иногда (и довольно часто) родители с радостью и гордостью сообщают мне, что их ребенок решил стать врачом. Когда речь о дошкольнике - я тоже нахожу это умилительным, но когда речь о подростке, и его намерения серьезны - я всегда напоминаю, что врачи неизменно занимают лидирующие строчки в топах профессий, провоцирующих суицид. Мало других профессий, которые имеют столь же высокие показатели попыток суицида, и столь же огромную долю "удачного" (завершенного) суицида. Я хочу чтобы этот факт был им известен заранее, и принимался в расчет", - добавляет он.

Как ранее сообщал "МедОбоз", исследователи выделяют пять признаков эмоционального выгорания.

Читайте все новости по теме "Жить здорово" на OBOZREVATEL.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Блоги медицины