МоваЯзык
Кияни Видео

/ Новости медицины

О кабинетных потасовках и будущем украинских врачей: Квиташвили рассказал правду о новом Минздраве

137.5т
Читать материал на украинском

Еще недавно у украинцев со словами "реформа медицины" возникала только одна ассоциация – Ульяна Супрун, со всеми вытекающими нареканиями на неурядицы медицины в стране. Недавно же на ее место пришла Зоряна Скалецкая, назначение которой посеяло зерно надежды на то, что вскоре случится чудо: закипит работа, неясности станут прозрачными и "ух, как все заживем". Но нет, новый министр у руля уже полтора месяца, а воодушевленные граждане не наблюдают практически ничего, кроме кулуарной возни, склок и скандалов.

О том, что происходит внутри министерства, как ведется работа в здравоохранительном ведомстве, о планах рассказал MedOboz бывший министр здравоохранения Украины Александр Квиташвили.

- Складывается впечатление, что после прихода нового министра в Минздраве ведутся только войны-междусобойчики. Что же там происходит на самом деле?

- И правда, все выглядит так, будто кроме "мышиной возни" в министерстве больше ничего и не происходит. Команда предшественников приняла приход команды Зоряны Скалецкой в штыки, и даже аудиторская проверка была воспринята как нечто сверхъестественное, хотя на самом деле это совершенно нормальная практика во всех сферах.

Как кипит работа у этих ребят, пока не видно, потому как на поверхности больше все-таки разборки старой команды с новой. Я считаю, что всерьез обращать внимание на это и переживать не стоит, поскольку неоднократно было заявлено и Скалецкой, и в Комитете по вопросам здравоохранения, что никаких разворотов, изменений, ухудшений по продвижению реформы не будет, ведь все заинтересованы в построении современной системы здравоохранения в Украине.

Конфликт интересов, конечно же, неприятен. Однако я не считаю, что обновление или изменение команды как-то влияет на продвижение реформы. Это нормальная практика, когда приходит новый управленец и набирает команду людей, с которыми можно эффективно работать. Естественно, что с появлением нового лидера есть те, кому его манера работы не нравится, но ведь у них всегда есть возможность уйти.

Несмотря на все "страсти", новая команда ведет активную работу по налаживанию функционирования министерства. А разногласия и конфликты на продуктивности их работы никак не отражаются.

- Прежде чем задать вопрос о планах команды нового министра, хотелось бы услышать вашу оценку работы команды Ульяны Супрун.

- В первую очередь хотелось бы отметить, что нет такого понятия, как "реформа Супрун". Сейчас очень часто это слышу, потому хотелось бы внести ясность. Так же, как нет понятия "реформа Квиташвили" и т.д. Реформа украинского здравоохранения в целом и в частности, то есть то, что делалось последние пять лет, было расписано еще в 2014 году и принято за основу развития в 2015. Мы все двигались в этом направлении, в том числе и Ульяна Супрун.

В реформах системы здравоохранения преемственность – это очень важная вещь. Поэтому нужно продолжать то, что было начато предшественниками. Любые поправки и изменения очень вредят процессу в целом. И предыдущий руководитель Минздрава с этой задачей справилась, местами – "на отлично".

Так, ее команда сделала очень много из ранее прописанной стратегии. В качестве главного положительного момента я бы выделил реформу первичного звена, в которой, в частности, была расписана система финансирования. Они это сделали, несмотря на разногласия и конфликты между Минздравом и комитетом, которые очень мешали работе.

Второй положительный момент – при Супрун была создана Национальная служба здоровья. Это новый единый плательщик, который является неким "министерством финансов" для системы здравоохранения (Минздрав сам по себе не должен "касаться" к деньгам и покупать какие-либо вещи, его основная функция – строить политику системы здравоохранения и следить за ее качеством).

Также стоит отметить поддержку и увеличение объема программы "Доступные лекарства" и закупку медикаментов через международные организации. Пусть работа в данном направлении "зависла" на одном уровне (детальнее - позже), однако это намного лучше тех схем, которые работали раньше.

Есть также и множество моментов, с которыми команда Супрун так и не смогла справиться по неизвестным мне причинам. Например, то, что мы не можем сейчас быстро начать переход к финансированию системы здравоохранения на вторичном звене, поскольку у нас нет разработанных (по крайней мере я их не видел) расчетов по протоколам лечения. Также, я считаю, что не была доведена до конца работа по врачебному самоуправлению. Это тоже очень важный момент, поскольку включает в себя и лицензирование врачей, и их самоорганизацию. Реформа ведь концентрируется на двух группах – пациенты и врачи. И если врачи недовольны условиями своего труда и своим доходом, это напрямую отражается на пациентах и на качестве системы здравоохранения в целом.

Очень мало было сделано в системе медобразования.

Возможно, было бы сделано больше, если бы МОЗ заручился поддержкой комитета (во время и.о.Ульяны Супрун работа велась против Минздрава), но об этом остается только рассуждать.

Сейчас у новой команды ситуация гораздо лучше, поскольку есть единство и в исполнительной власти, и в законодательной. Потому этим надо воспользоваться, и то, что недоработала предыдущая команда, можно сейчас довести до ума или исправить.

- Чем планирует заниматься Зоряна Скалецкая в ближайшее время? Какие акценты расставлены?

- Хочу подчеркнуть, что первые полтора-два месяца – это самое тяжелое время для управленца, когда он только вникает в работу существующего министерства и вникает в то, что там происходит, усваивает огромные потоки информации. Потому для продуктивности работы команды Скалецкой необходимо какое-то время.

Однако уже разрабатывается видение курса движения для Минздрава. В ближайшей перспективе, и, насколько мне известно, на следующей неделе состоится презентация стратегии развития на предстоящие пять лет (предыдущая стратегия была разработана до 2020 года, то есть ее срок уже истекает).

У новой команды есть понимание необходимости внесения поправок на законодательном уровне, чтобы процесс пошел быстрее, в этом у них есть наработки.

Все и сразу охватить невозможно, тем более в сфере здравоохранения, потому, естественно, расставлены акценты и приоритеты. Я считаю (и мое мнение сходится с мнением нового министра), что в первую очередь, нужно провести работу с пакетом законопроектов: заняться изменением существующих законов, которые были испорчены ранее (какие-то параграфы были поправлены, какие-то убраны и т.д., что в результате привело к коллапсу в их содержании). Также нужно довести до конца работу по законодательным инициативам, которые уже были готовы и являются приемлемыми, в частности, тех, которые касаются самоуправления врачей, их защиты и гарантий.

Это, пожалуй, наиболее важный момент, который активно разрабатывается уже сейчас, и через неделю-две он будет представлен.

- Что будет с закупкой лекарств: останется ли нынешняя схема закупок через международные организации, либо Украина вернется к старой схеме?

- Система, понятное дело, будет только улучшаться, а не ухудшаться.

Нынешняя система закупок была принята в 2015 году как временная: на три года, за которые необходимо было ввести новые правильные механизмы госзакупок лекарств. При этом она должна была уже вывести эти закупки из-под эгиды МОЗа.

То есть за три года необходимо было выйти на производителей медикаментов и делать прямые закупки. Это нужно для того, чтобы в полной мере обеспечить Украину необходимым количеством препаратов и вакцин, что по нынешней схеме практически невозможно. Тем более, что цена при таких схемах будет намного меньше, поскольку не будет посредников. Этого шага предыдущей командой Минздрава сделано не было.

Пока же временный механизм (через международные организации) продлен еще на два года, затем нужно заниматься схемой выхода на прямые закупки.

- Что насчет реформы медицины вторичного звена – какие планы на следующий год и как это отразится на врачах?

- Это самая сложная задача, которая досталась новой команде Минздрава. Во-первых, имеет место географическая проблема - в основном качественные медицинские услуги высокого уровня сконцентрированы в больших городах, таких как Киев, Одесса, Харьков и т.д. В-вторых – никто никогда не просчитывал, сколько нужно коек, где, в каком количестве, зачем и т.д. Кроме того, есть очень много дублированных функций в разных маленьких городах. Например, городские, районные, областные больницы и т.д., при этом где-то есть большое количество (больше необходимого) коек, а где-то их очень мало.

Потому реформа вторичного звена – комплексная реформа, которая сгладит эти "неровности". Важная ее составляющая – это правильное финансирование каждого ее шага.

Принцип тут такой же, как и при реформировании первичного звена – деньги идут за пациентом. У пациента при этом есть свобода выбора клиники, а за него клиника получает деньги от НСЗ по предоставленному счету за оказанные услуги.

Разворачивать эту систему резко нельзя, должен быть переходный период, который гарантирует определенные моменты. Первый – больницы должны быть финансово устойчивы (ведь оплата услуг – постфактум, и чтобы оказать услугу, должна быть определенная база). Второе – введение страхования как механизма финансирования системы здравоохранения. Третье – предоставление свободы распоряжения своими финансами больницам, ведь сейчас у них нет легальной возможности официально зарабатывать деньги и соответственно их тратить. Это и есть автономизация больниц (ни в коем случае не приватизация) - одна из форм их самоуправления.

Реформа первичного звена, которая уже введена, являлась ключевым этапом к началу реформы вторичного, поскольку первичная медицина – некий распределитель пациентов для второго и третьего уровня оказания медицинских услуг.

Хорошо, что предыдущая команда Минздрава смогла провести реформу первички. Однако она упустила подготовку базы для реформы медицины вторичного звена. Хотя можно было бы делать эту работу параллельно.

В 2020 году реформировать вторичное звено уже просто необходимо, иначе мы не сможем сохранить те наработки, которые существуют. Отсутствие понимания дальнейшей реформы пугает и врачей, и пациентов, что нагнетает ситуацию.

В центре внимания будут оставаться врачи. Ведь важно обеспечить и нормальные условия их труда, и доход.

Я считаю, что заработок врача должен быть прямо пропорционален объему работы, которую он делает. То есть доктор, который, например, принимает десять пациентов в день, должен получать в десять раз больше врача, который принимает одного пациента. Чем больше и качественнее работает врач, тем больше получает.

- А с неотложкой что будет – когда изменения коснутся этой сферы?

- Для Зоряны Скалецкой этот вопрос на приоритетном уровне. У меня же отношение к этому такое: реформа неотложной медицины делается в самую последнюю очередь (я говорю не об оснащении и обеспечении, а конкретно о реформе). Это, как вишенка на торте, которая уместна, когда вся система нормально работает: хорошо работают больницы, есть географическое распределение и т.д. Сейчас же туда пока просто нужно вливать деньги.

Объясню, почему это последний шаг реформы. Сегодня очень часто скорая заменяет функции первичной медицины, то есть приезжает на вызов и делает то, что под силу семейному врачу: измеряет давление, дает препарат от головной боли или банально оказывает помощь пациенту при похмелье. Это неправильно. Чаще всего так происходит в селах, где нет амбулатории или поликлиники, местного терапевта или семейного доктора. Потому у пациентов не остается другого выхода, кроме как прибегнуть к услугам неотложки. Чтобы разгрузить скорые, направив только на те вызовы, где они действительно нужны, необходимо сперва наладить и первичную, и вторичную систему здравоохранения.

Кроме того, необходимо позаботиться о том, чтобы наладить реферальную систему. То есть распределительную: направлять пациентов именно туда, где они могут получить необходимую медицинскую помощь, ведь не каждая клиника, в которую доставила пациента скорая, способна оказать именно ту помощь, которая необходима. А для его перемещения нужны определенные условия, в частности реанимобили и т.д.

- Нацслужба здоровья – какова ее судьба?

- Эта служба должна работать, развиваться и увеличиваться – не существует ни одной прогрессивной системы здравоохранения, где нет единого плательщика. В Украине эту функцию выполняет НСЗ, потому ее никто ликвидировать не собирается.

Были разговоры по поводу страховой медицины. Мол, эта служба станет государственной страховой компанией. Мне кажется, что это было бы неправильно, ведь ее основная функция – закупка услуг, а не что-то другое.

- Есть ли у государства средства для финансирования перечисленных шагов реформирования?

- Я уже видел подготовленный бюджет, который будет выноситься на голосование в декабре. Думаю, что если к деньгам, которые прописаны на реформу, добавить еще миллиардов десять, будет намного лучше. Ведь мы заходим в сферу, где сделать точные расчеты невозможно. Имеющиеся подсчеты сделаны на основе старой статистики, например, количество операций по удалению аппендицита. Но мы никогда не знаем, сколько из них усложненные, а сколько нет, а тарифы-то на них ведь разные.

Предугадать правильный тариф, который нужно оплатить, очень трудно. Я бы рекомендовал через полгода пересмотреть и внести коррективы в эту статью бюджета. Пока обосновать заранее, почему нужно больше денег, невозможно.

Однако на сегодняшний день финансового ресурса хватает.

Как ранее сообщал OBOZREVATEL, Супрун анонсировала "шоковый" период в процессе введения украинской медреформы.

Ты еще не подписан на наш Telegram? Быстро жми!

1
Комментарии
33
25
Смешно
47
Интересно
20
Печально
10
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
Буряк Віктор
Буряк Віктор
Дуже дивно читати погляди цього колишнього міністра, який крім підрахунку хабарів лікарів, для нашої медицини не зробив більше нічого
Показать комментарий полностью

Блоги медицины