Болезни и лечение

Дорогие лекарства и их аналоги: что нужно знать пациенту об их отличиях

19.4т

Чем ниже падает курс национальной валюты, тем лучше украинцы узнают о том, как сэкономить на лекарствах.

Мы уже рассказывали о том, что существуют оригинальные лекарства и их копии. Сегодняшняя статья познакомит наших читателей с тем, в чем же заключается принципиальная разница между оригинальными препаратами и их копиями, а также какие из аналогов будут более эффективными и близкими по составу и конечному эффекту по отношению к оригиналу.

Генерик или оригинальный препарат – почувствуйте разницу

В чем разница между оригинальным лекарственным средством и генериком? Говоря просто, то генерик (еще встречаются названия "аналог" и "копия") так же, как и оригинал, является лекарственным средством, но в то же время это – воспроизведение оригинального лекарственного средства.

Начнем с короткого рассказа о том, как лекарство, и каков его путь попадания на аптечные прилавки.

Далеко не каждая фармацевтическая компания может себе позволить изобретение новых лекарств, так как удовольствие это не из дешевых. От начала исследований до выхода на рынок нового препарата вкладывается от 5 до 10 миллиардов долларов, и длится этот процесс от 8 до 12 лет.

В изобретение вкладывается масса сил, времени и финансовых средств, поэтому на первое время компания, за которой запатентован данный препарат, получает так называемую "патентную защиту", срок которой – от 5 до 10 лет, а иногда и больше.

Патентная защита позволяет фармкомпании продавать новый препарат в монопольном порядке.

Полный срок действия патентной защиты – около 20 лет. Однако, поскольку патент получают задолго до его одобрения всеми нужными регуляторами рынка и конечного выпуска на рынок, то он сокращается таким образом до указанных 5-10 лет.

Это значит, что у компании, потратившей массу сил, времени и средств, есть только одно десятилетие для того, чтобы отбить все вложения и получить прибыль. Поэтому они ставят максимально высокую цену, стараясь "наверстать" все вложенное.

После того, как срок патентной защиты заканчивается, любая другая фармацевтическая компания может взять определенный препарат, и, изучив его состав, сделать с него копию (генерик).

Срок патентной защиты – что это?

Итак, после того, как срок патентной защиты на лекарство закончился, любая другая фармацевтическая компания может произвести лекарственное средство с таким же точно составом – как основным действующим веществом, так и вспомогательными веществами. На практике чаще всего за основу берется основное действующее вещество, а вспомогательные компоненты меняются на усмотрение специалистов компании.

В то же время, чтобы такая копия препарата была признана регуляторными органами действительно копией, им придется соответствовать определенным показателям и требованиям.

Вот, например, компания Pfizer изобрела препарат на основе действующего вещества аторвастатина – известное лекарство Lipitor, которое снижает риски возникновения инфарктов и инсультов.

За то время, когда он пользовался патентной защитой, а это период с 1996-го по 2012-й годы, компания заработала на нем не много ни мало 125 миллиардов долларов.

Однако с того момента, как в конце ноября 2011-го года срок защиты патента закончился, и массово стали выпускаться на рынок его копии, доход компании от продаж Lipitor значительно снизился и теперь курс лечения пациента копией данного препарата сроком на месяц обойдется всего лишь в 2 доллара.

Однако здесь мы подходим к самому интересному – моменту, о котором нечасто говорят и который известен лишь узким специалистам. Речь идет о биоэквивалентности лекарственного средства.

Биоэквивалентность и с чем ее едят

Большую часть мирового фармацевтического рынка составляют именно генерики, поскольку именно копии препарата сделали лечение доступным с финансовой точки зрения для основной массы населения нашей планеты – разница в цене может достигать десятков раз.

Однако для того, чтобы генерик был зарегистрирован в качестве такового, к нему предъявляются некоторые важные требования.

В первую очередь, от него требуется быть фармацевтически эквивалентным. Это значит, что, грубо говоря, в таблетке находится такое же точно основное действующее вещество и в той же дозировке и лекарственной форме (таблетка, жидкость, капсула), в которых выпускалось оригинальное лекарственное средство.

Второй важный момент: лекарственный препарат должен быть терапевтически эквивалентным.

Для того, чтобы препарат был признан терапевтически эквивалентным, после его введения (внутрь перорально или в виде инъекции) в той же дозе и тем же путем, что и оригинал, он должен оказывать тот же эффект, а также быть таким же безопасным.

Для подтверждения второго пункта нужно провести:

- сравнительное фармакокинетическое исследование, или исследование на биоэквивалентность;

- сравнительное фармакодинамическое исследование;

- сравнительное клиническое исследование;

- исследование эквивалентности in vitro (biowaiver (биовейвер), или оценивание биоэквивалентности аналога лекарственного средства без проведения исследования in vivo).

Как видим, есть различные процедуры проверки. Идеальный вариант – исследование биоэквивалентности, это самый надежный и проверенный способ, но и самый сложный, и, соответственно, дорогой. Поэтому украинские производители лекарств, как правило, проводят оценку по процедуре biowaiver, так как это позволительно с точки зрения нашего законодательства. В особенности часто этой процедурой злоупотребляют, когда это касается твердых форм (таблетки, капсулы), характеризующиеся также оральным применением и немедленным высвобождением.

Как следствие, при исследованиях получается, что с лекарством все хорошо, а применение в реальной жизни, на практике показывает, что аналог не всегда достаточно эффективен и безопасен, не полностью соответствует оригиналу.

В Украине на сегодняшний день каждый год регистрируют до 15 новых генериков, предварительно проводя исследования на биоэквивалентность. Это совсем немного, если сравнить с тем, что по процедуре biowaiver регистрируют ежегодно до 100 препаратов.

В развитых странах с жесткой регуляторной системой, (к которой вроде бы стремится и Украина), основная часть производителей лекарств стараются проводить исследования именно на биоэквивалентность. Причина в том, что только прошедшие исследование на биоэквивалентность препараты могут быть допущены к программе реимбурсации.

Поскольку в Украине сегодня также активно внедряется программа реимбурсации, тема проверок аналогов становится как нельзя более актуальной. Однако пока требование биоэквивалентности не является обязательным для участия в этой программе, которая у нас называется "Доступные лекарства", и аптеки могут продавать пациентам аналоги, независимо от того, какое именно исследование они проходили при регистрации.

Чем же хороша проверка на биоэквивалентность? Дело в том, что такое исследование – это практически проведение клинических испытаний, при котором привлекается несколько десятков добровольцев, которые соглашаются на то, чтобы на них изучили фармакокинетический профиль лекарственного средства, куда входит:

- максимальная концентрация вещества в крови;

- время, которое проходит с момента введения препарата до наступления максимально концентрации ее в крови;

- другие показатели.

Как видим, хотя все лекарства-генерики, которые регистрируются в нашей стране – терапевтически эквивалентны, - однако уровень доказательности у них кардинально отличается.

Насколько все плохо с эффективностью генериков в Украине?

Статистика не всегда врет. И, судя по тому, насколько низкой является эффективность лекарств, продающихся в украинских аптеках, становятся понятны причины этого печального явления.

В случае, если все процессы проверок фармацевтических производителей и их исследований на биоэквивалентность проводятся идеально, только 70% из них проходят эту проверку успешно. В таком случае, каков же процент действительно эффективных препаратов при нашей реальности, когда лишь каждое десятое лекарство проходит такую проверку?

Всего в Украине зарегистрировано около 10 тысяч лекарств (из числа готовых форм, а не фармсубстанций). Несложно высчитать, что основная их часть будет иметь проблемную биоэквивалентность, а также соответствующую реальную терапевтическую эквивалентность.

Различия при проверке биоэквивалентности могут проявляться в виде:

- различий состава и структуры вспомогательных компонентов для производства лекарства;

- различий состава и структуры основных действующих веществ препарата;

- различий технологических особенностей при производстве ЛС.

Законодательство обычно требует, чтобы компания-производитель оригинального препарата указывала в своем патенте, какой из вариантов синтеза основного действующего вещества лучше всего. Также следует указывать лучший вариант производства лекарственного средства.

На деле же за те годы, что компания имеет монополию на производство, она также совершенствует свои производственные процессы. Как следствие, впоследствии компании, которые хотят произвести аналог, сталкиваются с большими проблемами, пытаясь его повторить. Потому такой большой проблемой является создать препарат, идентичный оригинальному.

Как узнать качество генерика?

В связи с вышесказанным, возникает вопрос - можно ли выяснить, насколько близок или далек генерик к оригиналу. Насколько он эквивалентен?

В США для такой проверки существует так называемая Оранжевая книга - Orange Book, которую ежегодно обновляет и публикует регуляторный орган в области контроля качества продуктов и лекарств этой страны – знаменитая FDA. Здесь вы можете с ней ознакомиться: Orange Book . В Украине такой механизм отсутствует. Если врач или пациент захочет узнать такие подробности, как подтверждение биоэквивалентности, то ему придется писать письменный запрос на адрес производителя или представителя компании, также могут помочь специализированные справочные издания.

Видимо, именно из-за того, что при регистрации генерика в Украине необязательно проводить проверку на биоэквивалентность, у нас можно зарегистрировать почти любой аналог. Поэтому не кажется странным, что в нашей стране зарегистрировано аж 59 лекарств, где основное действующее вещество - бисопролол, а в США – их лишь 16.

А теперь ответьте сами себе на вопрос – нужно ли Украине иметь без малого 60 бисопрололов, по которым нет точных данных об их эффективности и безопасности, так как их производители не пожелали проходить проверку на биоэквивалентность? Возможно, дело тут в цене – такое исследование стоит 1-2 миллиона грн. Но может быть вопрос и не в дешевизне вопроса, а в том, что представители компаний боятся, что их препарат может не пройти такую проверку?

Будем надеяться, что государство Украина захочет защитить своих пациентов, введя обязательную проверку препаратов-генериков на биоэквивалентность. При этом те, кто пройдет такое исследование, получат гарантированную долю рынка, которая будет к тому же защищена от засилья низкокачественных, но дешевых препаратов.

С другой стороны, низкий уровень дохода наших граждан может и не выдержать такого давления на кошелек, как плата за гарантированно эффективный препарат.

Что думают о биоэквивалентности в цивилизованных странах

Лекарства, произведенные в богатых и развитых странах, чаще обладают высокой степенью терапевтической эквивалентности (биоэквиваленты). В них считают соответствие биоэквивалентности обязательным условием для выхода на их рынок. Они вполне могут адекватно заменить брендовые оригинальные лекарственные средства.

Украинские предприятия производят лекарства, обладающие доказанной биоэквивалентностью лишь в том случае, если планируют их выпускать на рынки стран с жесткой регуляторной системой, чаще всего в страны ЕС.

В таких странах, особенно часто – в США довольно часто наблюдаются скандалы, когда выясняется, что, например, тот или иной препарат, произведенный, скажем, в Индии, не прошел проверку на биоэквивалентность. В таком случае виновных ждут крупные, миллионные штрафы, а препарат изымается из оборота.

У нас же эту тему стараются не трогать, ведь это будет означать потери барышей фармкомпаний.

В то же время Украине все чаще приходится стыдиться, когда об этой особенности работы фармацевтического рынка узнают, например, на регулярных встречах регуляторов стран-членов PIC/S – организацию, которая объединяет лишь регуляторные органы стран с жесткой регуляторной системой. Напомню, что в 2011 году нашу Гослекслужбу приняли в PIC/S одновременно с FDA (США). Однако это не мешает регистрировать в нашей стране практически любой генерик, не особо заботясь об уровне его терапевтической эквивалентности. Более того, регистрация в Украине стала для многих стран легким путем сказать – вот, наш препарат зарегистрирован в стране с "жесткой регуляторной системой". И это становится очередным позорным клеймом на репутации украинского фармрынка, но никак не доказательством высоких требований к эффективности и безопасности лекарств, регистрируемых в нашей стране.

Как видим, доказанная биоэквивалентность – удел богатых и уважающих себя и своих граждан стран. И пока мы не разбогатели настолько, чтобы быть готовыми доплачивать за гарантию качества, безопасности и эффективности потребляемых лекарственных средств, нам приходится довольствоваться генериками с неизвестной и недоказанной эффективностью, уповая на то, что в этот раз повезет и нам достанется не самая приблизительная копия оригинального препарата.

Читайте все новости по теме "Здоровье" на Обозревателе.

Блоги медицины

Новости медицины