Как я боролась с раком: история преодоления

15.9тЧитати українською

Два года назад журналисту Нине Резниченко поставили страшный диагноз: рак молочной железы с метастазами в лимфоузлах. Сегодня она чувствует себя здоровой и полной сил. Чтобы развенчать стереотип "онкология – это приговор", Нина решила рассказать "Обозревателю" , что представляет собой лечение и почему не нужно его бояться.

Далее – от первого лица.

Написав два больших интервью с маммологами на тему рака молочной железы, в которых я призывала женщин ежегодно проходить обследование груди, сама я между тем на обследование не спешила. Пока однажды утром не проснулась с тянущей болью в груди. Шли дни, а боль не проходила, и спустя пару недель я нащупала уплотнение. Дело было в декабре, я отгуляла Новый год и пошла сдаваться врачам.

Специалист по УЗИ в районной больнице долго осматривал меня и поставил диагноз: в груди несколько кист, причин для беспокойства он не видит, но лучше для самоуспокоения сделать биопсию.

С таким заключением я поехала к маммологу в диагностический центр. Там мне повезло: последний месяц перед уходом на пенсию работал опытнейший врач. Он сказал: "Я вижу здесь совсем не то, что вам написали", - и отправил переделывать УЗИ к доверенному диагносту. Спустя несколько часов у меня уже был совсем другой результат на руках: образование с неровными контурами, вокруг него система кровеносных сосудов.

Врач выписал мне направление на маммографию в Национальный институт рака (НИР), и единственное, что мне удалось из него вытянуть, – "сложный случай". Так началась моя история.

Обследование

В НИРе лечат большей частью иногородних, но и киевлянам не отказывают. Поликлиника работает с 9 до 15, и люди начинают съезжаться к семи утра. Просидев пару часов в очереди к маммологу, я получила талончик на маммографию. Система в то время была такая: если на маммографии ничего не находят, вы платите благотворительный взнос, а если обнаруживают что-то подозрительное, денег не берут. С меня не взяли.

Потом была пункциональная биопсия (под контролем УЗИ из образования берут шприцем немножко ткани – неприятно, но ничего страшного) и пара дней томительного ожидания.

13 января я получила результат биопсии – карцинома. Удивления и недоверия не было – был шок осознания. Внезапно образовалась пропасть между вчера и сегодня. В эту черную дыру ужаса засасывало мое будущее.

Весь вечер мы с мужем рыдали и переосмысливали свою жизнь. Последующую неделю я плохо помню. Муж в это время активно изучал информацию и успокаивал меня, что ситуация под контролем.

Совместно мы приняли решение не скрывать болезнь от окружающих. И тут мне повезло второй раз: у бывшей одноклассницы оказалась знакомая в НИРе, направившая меня к ведущему хирургу отделения маммологии, доктору наук. Познакомившись с ней, я сразу почувствовала доверие и облегчение.

Больничные неожиданности

Условия в маммологии оказались более чем спартанскими. В отделении на 9 палат –всего одна туалетная кабинка. В палате на шесть человек с огромными окнами в старых деревянных рамах было ужасно холодно.

Вопреки стереотипам, на все отделение оказалась лишь одна курильщица.

Как выяснилось, раком молочной железы болеют и мужчины. В нашем отделении их было трое, запомнился один – оперный певец лет 35. Он был с мамой, которая так за него волновалась, что все ее принимали за больную и пытались успокоить.

27 января, в день Ангела, меня прооперировали. Когда я проснулась, из подмышки торчала трубка с дренажной банкой на конце. От мамы и мужа я узнала, что мне сделали квадрантэктомию – удалили четверть груди и 10 лимфоузлов. Опухоль отправили на иммуногистохимию (ИГХ).

Спустя неделю дренажную банку сняли и меня отпустили домой, на десятый день сняли шов, после этого еще пару недель приходилось ездить на перевязки из дома.

Момент истины: диагноз

Примерно через неделю после операции были готовы результаты иммуногистохимии.

При РМЖ показательными являются такие параметры: чувствительность к эстрогену, прогестерону, HER2new, а также маркер Ki-67. Все четыре параметра обязательно должны быть указаны в результатах анализа, каждый из них исключительно важен для выбора тактики дальнейшего лечения.

У меня оказалась относительно благоприятная по прогнозам гормонозависимая опухоль, стадия 2Б. Назначили 4 курса химиотерапии и затем облучение. Также прописали (сначала на два года, позже продлили до пяти) уколы препарата, отключающего яичники, и таблетки, блокирующие рецепторы эстрогена. Стоимость лечения оказалась посильной для моей семьи.

Читайте: Больная раком груди отказалась от лечения ради беременности и родила здоровую девочку

Химия и облучение

11 февраля мне предстояла первая капельница. Лечащий врач (помощник хирурга) сказал, что все переносят химию по-разному, так что настраиваться на плохое самочувствие не стоит. Пока в вены текла красная жидкость, все было нормально, и я воспряла духом. Оказавшись дома, почувствовала зверский аппетит, а после еды началось...

Дичайшая тошнота обрушилась на меня, словно я серьезно отравилась и умираю. Периодически я впадала в сон, но пробуждение не приносило облегчения. Первое, что я сделала на следующий день, - позвонила врачу и закатила истерику, почему он не предупредил, что надо есть жидкую пищу маленькими порциями. Впоследствии оказалось, что как ни питайся, первые четыре дня просто надо пережить. Ко всему привыкаешь. Капельницы назначили с промежутком в 21 день.

В больницу я ложилась с косой по пояс. Потеря волос, бровей и ресниц оказалась очень неприятным моментом, и несколько месяцев пришлось ходить в платках, банданах, кепках и париках.

Все время лечения я работала удаленно из дома. Это было тяжело, но не давало расслабиться и сосредоточиться на беспокоящих переживаниях. В этот же период я оформляла инвалидность. При РМЖ дают на год вторую группу, затем на год третью, и если все нормально, после этого инвалидность снимают.

Три месяца химиотерапии прошли довольно быстро, и начался следующий этап – облучение. Мне назначили 20 сеансов. После первого раза я испытывала сильную слабость и сонливость, но в целом лучи перенесла неплохо.

Реабилитация и поддержка

Как только потеплело, я провела на дачу интернет и переехала в лес. Пересмотрела питание в пользу салатов и фруктов-ягод. Со мной были муж, мама и коты, на голове появился пушок, и будущее уже не казалось беспросветным.

Во время лечения я нашла в интернете сообщество "Онкобудни", где делятся опытом люди с диагнозом. Этот ресурс показал мне примеры таких отчаянных и героических сражений с болезнью, что унывать показалось преступлением. Другой очень полезный тематический ресурс – Онкопортал - проводит бесплатные Школы пациента, куда приглашают ведущих украинских врачей, диетологов, реабилитологов. На этих мероприятиях всегда бывает развлекательная программа и фуршет, и выздоравливающие с удовольствием общаются между собой.

Со временем познакомившиеся на Онкобуднях и Школах пациента женщины стали устраивать встречи групп самопомощи. Воодушевленные нашим энтузиазмом, онкопсихологи "Лисода" организовали для нас бесплатные групповые занятия, и несколько месяцев мы с подругами, не будучи пациентками этой клиники, прорабатывали свои страхи, учились справляться с депрессией и новыми жизненными вызовами под руководством профессионалов.

Еще мы с девочками создали в Фейсбуке группу Phoenix World, закрытую для шарлатанов и людей не в теме. Дело в том, что когда ты заболеваешь, самые разные люди начинают что-то тебе советовать. "Не соглашайся на химию и облучение - это тебя убьет", "Это дешевое средство скрывают, чтобы фармацевтические компании не обанкротились", "Давно известно - онкология лечится только содой", "Тут написано, что это вещество тестировалось только на мышах, но показало потрясающий результат, почитай на всякий случай"... Подобные советы мне давали даже самые умные и образованные знакомые. И я знаю немало людей, которые в состоянии стресса воспользовались подобными советами. Некоторые из них потеряли драгоценное время и упустили шанс излечиться.

Говорят, что пережитая онкология учит любить жизнь, выделять главное, ценить настоящее. Это всё правда. Я стараюсь делать только то, что хочу. Наконец покрестилась и обвенчалась с мужем.

Завела собаку. Научилась водить автомобиль. Осуществила свою мечту и съездила на родину Сократа, в Грецию.

У меня теперь много планов, осуществлением которых я занимаюсь, не откладывая на потом. И у меня появилось много замечательных подруг. Если кому-то из ваших знакомых случится заболеть, не отговаривайте от лечения, а расскажите о Фениксах – пусть присоединяются к нам. Вместе мы сила!

Ранее "Обозреватель" сообщал, что рак яичников можно опознать по десяти настораживающим симптомам.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель МедОбоз" на Facebook, следите за обновлениями!

Наши блоги

Последние новости

Загрузка...