УкрРус

Время грантоедов: Деева засветилась в "схеме" Минздрава

обновлено 16 марта в 11:25 Читати українською

В распоряжение "Обозревателя" попала копия соглашения между ПРООН и Минздравом по осуществлению международных закупок за средства бюджета в 2016-м году.

Даже поверхностный (без различных юридических  тонкостей) анализ текста данного соглашения показывает, что он очень невыгоден государству и ставит под угрозу жизни пациентов. А ПРООН, не неся каких-либо обязательств и ответственности, получает значительную сумму  комиссионных за неторопливую работу своих клерков.

Итак, более детально по тексту контракта. Предметом этого соглашения является не закупка препаратов (такая формулировка требовала бы ответственности поставщика за качество поставляемых препаратов и имущественной ответственности за использование средств перечисленного им аванса), а предоставление услуг по организации и проведению процедуры закупки – т.е. документальное сопровождение закупочной процедуры, проще говоря, работа нескольких клерков по объявлению тендеров и заключению нескольких десятков договоров на пару сотен закупочных позиций. И делать это ПРООНовские клерки будут очень неспешно. По соглашению на проведение закупочных процедур (проще говоря, бумажную работу по их сопровождению)  им дается целых полгода (180 дней), а на организацию поставки препаратов целый год. И время считается не с момента заключения договора, а с момента получения всех 2 млрд грн из украинского бюджета.

При этом Минздрав согласился, что ПРООН не отвечает за качество поставляемых препаратов и не несет каких-либо штрафных санкций, покрытия убытков или выплаты компенсаций в случае плохого качества, некомплектности, порчи и других несоответствий в поставляемых препаратах (пункт 20 Дополнения 1 к Договору).

Даже хуже. ПРООН вообще не несет какой-либо финансовой ответственности за любые нарушения соглашения – отдельным пунктом указано, что при разбирательствах Арбитраж не имеет право присуждать штрафные санкции или компенсацию убытков (Ст. 11 договора).

При этом вся эта деятельность ПРООН полностью выведена из-под юрисдикции украинских контролирующих органов (Ст. 6 соглашения предусматривает, что проверку использования средств может проводить только внутренний аудит ПРООН по своим внутренним процедурам) и украинских судов (Ст.11 указывает, что решение споров проводится в международном арбитраже).

Также и общественность не может получить никакой информации по проводимым закупкам. Ст. 10 устанавливает режим строгой конфиденциальности. Практически никакая информация о ходе выполнения соглашения, как и  сам текст соглашения, не могут быть опубликованы без поименного согласия ПРООН. Не удивительно, что даже народные депутаты не могут пока получить текст соглашения для анализа.

Теперь о вознаграждении за выполняемую работу. По данному соглашению за неспешную работу десятка клерков (вряд ли нужно больше людей, чтобы неспешно, за целых полгода, провести процедуры по закупке нескольких сотен наименований препаратов и медицинских изделий), не неся никакой материальной ответственности за выполнение соглашения, а также качество поставляемых лекарств и своевременность их поставки, ПРООН получает от Минздрава 6,5% от общего финансирования, 132,2 млн грн из которых 5% (более 102 млн грн) только за работу клерков (как красиво сказано в соглашении "оказание услуг по обеспечению общего управления"). Вот так выгодно. Работа десятка клерков за полгода обойдется украинскому бюджету в более чем 102 млн гривен. Ну не супердоходный ли бизнес?..

На самом деле это огромные деньги для украинской медицины. Исходя из общего объема финансирования, заложенного в бюджете 2017 на медицину ­– в 1,3 тыс. грн на человека в год на эти деньги можно пролечить 78,5 тыс. украинцев. Вот так, десяток клерков съедает сумму, равную затратам бюджета на лечение более 78 тыс. человек.

Вот такое невыгодное соглашение подписал Минздрав(персонально Ульяна Супрун) с ПРООН. И не просто подписал, а переподписывал 3 раза, направляя все больше и больше средств именно этой организации. При подписании соглашения сумма составляла 1,24 млрд грн, затем сумму увеличили до 1,45 млрд грн и в заключении довели сумму до 2,034 млрд грн (более половины из всех средств, направляемых на три международные организации: помимо ПРООН, две другие организации получили, - Краун Эйджентс- 1,07 млрд грн, а ЮНИСЕФ только 843,3 млн грн), увеличив тем самым и доходы ПРООН с 80,6 до 132,2 млн грн. И это несмотря на то, что комиссионные вознаграждения, оплачиваемые другим международным организациям, значительно ниже, чем у ПРООН. Так ЮНИСЕФ за свои услуги по поставке препаратов получит от Минздрава только 4,5% (и это с учетом логистических расходов), при этом ЮНИСЕФ не оказывает консультационные услуги, а реально проводит поставку, работает с производителями, осуществляет контроль качества, имеет свои логистические мощности и специализированные подразделения. Ведь увеличение объемов закупки через ЮНИСЕФ могло сэкономить значительные средства? Или передать больше средств на КраунЭйджентс,соглашение с которым намного более жесткое, содержит и требования к качеству поставляемой продукции, и штрафные санкции и содержит обязательство провести все торги не за 180, а только за 90 дней?

Так почему Минздрав выбирает в качестве своего основного контрагента именно ПРООН?

И почему, понимая уже существующие сложности с обеспечением лекарствами в больницах и такую длительность задержки с поставками – только на проведение закупочных процедур дали срок в 180 дней, а на выполнение всего договора дали целый год. Что это значит? А это значит, что поставки по данным договорам за счет бюджета 2016 года будут проходить во второй половине 2017 года и продлятся до конца ноября, а закупаемые препараты заканчиваются в украинских больницах уже в апреле-марте, или даже уже закончились.

И понимая, что закупочные процедуры полностью закрыты от общественного контроля.

Почему, несмотря на это пациентские организации, особенно самые активные, такие как ЛЖВ или БФ "Пациенты Украины", не поднимают волну протестов, а наоборот, активно поддерживают международные закупки в целом, и особенно активно закупки, осуществляемые через ПРООН? Практически являясь их пиар-агентствами? Рекламируя их успехи, получая доступ к эксклюзивным  данным раньше других,и, даже БФ "Пациенты Украины" организовали пиар-акцию по сбору подписей под обращением к Президенту в защиту международных закупок…

В своем исследовании мы попытаемся дать ответы на эти два вопроса, а также и на другие вопросы, которые встанут по мере продвижения нашего расследования.

Итак, ответим на первый вопрос:

Почему БФ "Пациенты Украины" так хвалят проект закупки через международные организации?

Ответ мы найдем на сайте ПРООН в проектном документе по проекту "Надання послуг з організації та проведення процедур закупівель Міністерству охорони здоров’яУкраїни", срок реализации  2015-2019 года. В нем мы с удивлением обнаружим, что БФ "Пациенты Украины" (исполнительный директор которого Ольга Стефанишина всегда подчеркивает, что ни она, ни ее организация не имеет прямого отношения к международным организациям, получающим бюджетные деньги от Минздрава) являются вместе с Минздравом прямыми бенефициарами данного проекта: "Роль Головного бенефіціара з метою забезпечення реалізації користі Проекту з точки бенефіціарів за Проектом (тих, хто в кінцевому рахунку виграє від реалізації Проекту). Цю роль виконуватимуть призначені представники Мінздрава України та НУО "Пацієнти України"…

И дальше больше, именно их представители входят в совет проекта,  который: "нестиме відповідальність за прийняття, на основі консенсусу, рекомендацій щодо управління Проектом. Зокрема, Рада Проекту нестиме відповідальність за розгляд і затвердження документів і змін до них, річних планів роботи, щоквартальних і річних звітів за Проектом…"

В общем, представители БФ "Пациенты Украины" напрямую интегрированы в этот проект, являются его бенефициарами и принимают прямое участие в его управлении. Вот так! А вы говорите "независимые пациентские организации"…

Теперь ответим на другой вопрос:

Почему ПРООН выбрало в качестве партнера пиар-организацию?

Почему ПРООН выбрало в качестве своего партнера из всего спектра пациентских организаций в Украине (а их только в Общественном совете Минздрава более 170, и среди них есть такие, которые уже многие годы активно работают, реально защищая интересы пациентов) недавно появившуюся, не защищающую права конкретных пациентов, имеющую штат в несколько сотрудников и в реальности являющуюся обычным пиар-агентством организацию?

И почему ПРООН так активно сотрудничает именно с БФ "Пациенты Украины" и в других проектах, сделав их практически "любимой" организацией медицинского профиля?

Как ни странно, ответ на этот вопрос поможет дать скандал, на первый взгляд совсем не связанный с описываемыми событиями, между Минздравом и медицинской "тусовкой".

Вы, конечно, помните скандальное назначение молоденького заместителя главы МВД Анастасии Деевой, которую, после публикации в соцсетях ее пикантных фотографий, стали называть "девушка с макарониной".

Хотя скандал на самом деле был из-за того, что всплыли прямые факты фальсификации в ее биографии и странно большого для ее молодого возраста трудового стажа.

Но нам интересно не это. В ходе всенародного обсуждения ситуации выяснилось, что Деева она по мужу, и имеет замечательную свекровь Наталью Подлесную – психолога и известную ведущую на канале 1+1.

И вот тут открывается "ящик Пандоры", позволяющий пролить свет на все поднятые нами вопросы.

Ведь замечательный руководитель БФ "Пациенты Украины" Ольга Стефанишина ранее была Ольгой Деевой, а Наталья Подлесная также была ее свекровью.

Вот, кстати, и скрины документов,подтверждающих, что Стефанишина (тогда еще Деева) работала в ЛЖВ:

А вот пост Стефанишиной, в котором она признается в любви и дружбе своей бывшей свекрови:

Но не это главное, а главное то, что сама Наталья Подлесная до своей переквалификации в известную телеведущую сама была руководителем пациентской СПИДовской организации – БФ "Коалиция ВИЧ-сервисных организации" и работала не сама, а со своими подружками Натальей Лукьяновой и Аленой Дэвис:

При этом с Натальей Лукьяновой ее связывает давняя и очень тесная дружба:

Также давняя дружба и совместная работа связывает с Натальей Лукьяновой и Стефанишину (Дееву):

Так вот, в настоящее время Наталья Лукьянова - координатор медицинского направления в ПРООН.

Вот ссылка на ее визит в качестве представителя Программы развития ООН (ПРООН) в Украине в Одессу, где она помогала Стефанишиной и БФ "Пациенты Украины" получать грант от Международного фонда "Возрождение" на реализацию проекта по мониторингу остатков препаратов в больницах.

Активно сотрудничает Наталья Лукьянова в своем новом качестве (уже не коллеги по реализации проектов технической помощи, а представителя финансирующей организации) и с сетью ЛЖВ:

Наталья Лукьянова так активно и эффективно занимается координацией проектов в медицинской сфере и так выгодна своим работодателям из ПРООН, что они закрывают глаза на явный конфликт интересов в деятельности этой особы, ведь одновременно с работой в ПРООН по предоставлению финансирования на проекты технической помощи, Наталья Лукьянова сама возглавляет свою собственную общественную организацию – Міжнародна громадська організація "Соціальні ініціативи з охорони праці та здоров'я", в которой является главой правления:

В любой другой стране такой конфликт интересов давно послужил бы, как минимум, поводом для  служебного расследования и увольнения Лукьяновой "с волчьим билетом" и без перспективы заниматься профессиональной деятельностью в дальнейшем. Но, видимо, в Украине стандарты работы международных организаций намного ниже, или же Лукьянова является таким ценным работником для своего руководства… Не знаем.

Кстати, я думаю теперь понятно, почему Стефанишина и ее бывший шеф по сети ЛЖВ и БФ "Пациентам Укрианы" Дмитрий Шерембей так часто светятся на экранах "плюсов" и почему журналисты этого канала так некритично относятся к выдаваемой ими информации? Конечно, имея такую близкую подружку и бывшую свекровь, как Наталья Подлесная, путь "в телевизор" открыт…

Думаем, теперь понятно, почему БФ "Пациенты Украины" так благосклонно относятся к деятельности ПРООН и предпочитают не замечать прямых "косяков" их работы по закупке препаратов, и становится понятно, почему именно БФ "Пациенты Украины" стали любимой организацией медицинского профиля в ПРООН Украина.

Кстати, думаем, понятным стало и почему только что принятая на должность Анастасия Деева (супруга брата бывшего мужа Ольги. - Авт.) сразу сказала, что в МВД она будет заниматься координацией технической помощи. Об этом она заявила во время открытия первого центра безопасности граждан в Лимане Донецкой области 23 ноября. "Моя роль заключается в том, чтобы привлечь международную поддержку, гарантировать прозрачность проектной деятельности и двигать реформы вперед таким образом. Моя дальнейшая работа будет заключаться в том, чтобы привлекать международных доноров, партнеров, устанавливать прозрачные и правильные процедуры реализации проектов, которые будут понятны как для европейского, международного сообщества, так и для каждого конкретного гражданина", – сказала тогда Деева.

Переведем на обычный язык – основным направлением ее работы в МВД, судя по всему, является контроль за "распиливанием" грантов в этой структуре.

Я думаю, с учетом ее родственных связей становится понятным реальное направление ее деятельности.

Кстати, в этом ей активно помогает и другая давняя подруга ее свекрови – Алена Дэвис:

Я думаю, мы обстоятельно и фактажно ответили на первый вопрос о связи ПРООН и БФ "Пациенты Украины".

Но как объяснить такую лояльность к ПРООН Минздрава и команды Ульяны Супрун, а также поддержку всех действий этой команды со стороны "Пациентов Украины" и их партнеров – Центр противодействия коррупции и сети ЛЖВ?

Не стоит искать эти связи и основы этой симпатии "за океаном" в общем американском происхождении ПРООН и Супрун.

Мы нашли эти связи намного ближе, и опять же в семействе Натальи Подлесной.

Знакомьтесь, родной брат Натальи Подлесной – Максим Цыганок.

Он не только член этой большой семьи, он еще и активный член ГО "Захист патріотів" Ульяны Супрун.

Влиятельный "пингвин" – член команды Минздрава.  При этом в "пингвиньей команде" он занимается ни много ни мало – кадровыми вопросами и отвечает за привлечение сотрудников (понятно, что неофициально, как и многие другие "советники").

Вот такой семейный уровень интеграции команды Минздрава, пациентских организаций и сотрудников ПРООН был выявлен нашим небольшим исследованием – см. Схему связи между организациями и людьми, осваивающим техническую помощь  и средства Минздрава на закупку препаратов.

Надеюсь, мы ответили на вопрос, почему Минздрав заключил с ПРООН такой лояльный договор, почему пациентские организации молчат о проблемах с поставками препаратов через международные организации, и почему мы в ближайшее время не узнаем правдивой информации о реальной эффективности привлечения международников к минздравовским закупкам. По крайней мере, из уст наших самых медийно-активных борцов с коррупцией и "защитников" прав пациентов.

Как сообщал "Обозреватель", по указу Владимира Гройсмана, Министерство здравоохранения должно избавиться от людей, которые мешают проводить реформы. 

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель LifeStyle" на Facebook, следите за обновлениями!

Место:
Наши блоги