Взрыхлили почву. Для производителей сельхозтехники. Ч.1

Взрыхлили почву. Для производителей сельхозтехники. Ч.1

После законодательных семян для агроиндустрии страны – принят закон о кадастре, о рынке земли рассмотрят на нынешней сессии – правительство взялось за всеукраинскую технико-технологическую вспашку. Прошедшее на днях выездное заседание Кабмина на базе ведущего НИИ Минагропрода показало: ставка делается на отечественных производителей сельхозтехники. Для чего им, фермерам и коллективным хозяйствам государством будут созданы стимулы – от льгот по закупке оборудования и технологий до получения кредитов и погашения процентов по ним.

Видео дня

То, о чем мечтали аграрии, на чем настаивали отечественные машиностроители АПК в течение многих лет, уже приобрело силу проекта госдокумента из 14 пунктов, публично озвученного первым вице-премьер-министром – министром экономического развития и торговли Андреем Клюевым по итогам заседания.

Место встречи для правительственных чиновников – с участием Андрея Клюева, главы Минагропрода Николая Присяжнюка, руководителя Госагентства по управлению государственными корпоративными правами и имуществом Дмитрия Колесникова, глав облгосадминистраций и начальников областных управлений АПК, ректоров агровузов и академий, директоров НИИ и, наконец, руководителей предприятий сельхозмашиностроения – изменить было нельзя. Научно-техническим флагманов Минагропрода сегодня является УкрНИИПЫТ им. Л. Погорелого.

Именно на его базе в «Дослідницькому», что на Киевщине, происходит прогнозирование и испытание техники и технологий для аграрных производителей. НИИ, если коротко, определяет техническую политику в сфере сельхозпроизводства. Экспертиза и испытание выпускаемой в Украине техники для аграриев ложится на плечи головного института и его четырех филиалов, в которых работает около 400 сотрудников, в том числе 14 докторов наук и 19 кандидатов. Это НИИ является, образно говоря, техническими глазами и ушами, а главное – «мозгом-прогнозистом» сельхозмашиностроения. Результаты исследований специалистов этого института определяют формирование госреестра сельхозтехники и оборудования.

На сей раз на подворье института высадился и журналистский десант. Были представлены практически все ведущие СМИ страны. Любопытную масс-медийную братию весьма заинтересовали выставленные напоказ и поблескивающие краской комбайны, тракторы, посевные машины, технические средства для переработки и хранения сельхозпродукции. Около 50 видов новой отечественной и зарубежной техники должны были, очевидно, обрадовать, удивить и … убедить правительственных мужей в необходимости «засева» этим чудом инженерной мысли отечественных ланов.

Не обошлось, как водится в таких случаях, без хлеба и соли. Приняв с благодарностью «щиросердний жест» хозяев, Андрей Клюев энергичным шагом направился к выставочным стендам и образцам техники. За ним образовалась плотная кавалькада приближенных чиновников. Журналисты оказались оттесненными на края шествующей колонны. Улучив момент, внедрился в команду «высоких сопровождающих лиц». Бодигарды, неодобрительно зыркнув на меня и сомкнув кольцо для дальнейшего проникновения, расслабились только после продемонстрированного мирного оружия журналиста – диктофона. С этим инструментом «аля-Мельниченко» удалось записать немало любопытного.

«Недиванные» записи бесед по-своему отражают государственную политику в сельхозсфере, философию правительственных подходов и ожиданий производителей техники для села.

«Если говорить об отечественном производителе, то мы имеем три-четыре завода, которые держатся на энтузиазме и выживают не благодаря, а вопреки», - просвещал по ходу дела первого вице-премьера директор НИИ им. Л. Погорелова Владимир Кравчук. (Всего в сфере машиностроения для АПК занято 128 предприятий). «Так надо делать так, чтобы не держались, а работали. И хорошо работали. Эффективно», - парировал Клюев.

Остановившись у одного из стендов Владимир Иванович, начал издалека: «Если под каждую культуру дать свою технологию … , - по детальным объяснениям директора таких оказалось пять, - взять старый набор машин, то понадобится 34 вида техники. И при этом мы не делаем рентабельным производство нашего растениеводства. Три года назад по заданию министерства мы провели эксперимент и оказалось, что можно обойтись 12 машинами. Но эти машины должны быть унифицированы, надежно выполнять технологические процессы и другие интеллектуализированные операции. В Европе их называют машинами третьего поколения».

При этих словах Владимир Иванович подвел к украинскому комбайну «Славутич» для сборки зерновых. И долго начал говорить о том, что не хватает компьютерно-электронного оборудования. В качестве иллюстрации напирал на GPS. Клюев, извинившись, заметил: «Но GPS можно поставить. Это сущие пустяки. Какие проблемы?». Кравчук перевел разговор на новую «поисковую систему». «А на этом комбайне система – определяющая урожай. Урожайность на одном и том же поле может быть разной»… Андрей Петрович, перебивая, повел свою нить разговора: «А вы знаете, что мы запустили систему с нашим космическим агентством. Это спутник зондирования Земли. Он уже на орбите. И сельское хозяйство со следующего года будет иметь всю полноту информации. Вы захотите узнать, - обращается он к Кравчуку, - что посеяно, к примеру, в Харьковской области и какой будет урожай? Закажете эту информацию и получите в режиме реального времени. При необходимости можно будет получить и дополнительные сведения – как убирают, где убирают. А вы говорите,GPS».

При презентации машины для отбора проб в разговор включился Присяжнюк: «Машина взяла пробу и электронная расшифровка показывает, сколько нужно внести тех или иных удобрений».

Эстафету подхватил Кравчук: «Мы сегодня не имеем для аграриев сенсорного оборудования с компьютером для дифференцированного внесения удобрений».

Вспомнилась сцена из фильма «Москва слезам не верит» и просьба к киногерою Гоше: «Переведи».

Клюева прорывает: «Но мы заинтересованы, чтобы у нас развивалось собственное производство – высокотехнологичное, высокоточное, высокоэффективное для сельского хозяйства. Мы обеспечим всем необходимым. Но мы должны четко понимать: кого и за что финансирует государство. Мы заинтересованы, чтобы наш фермер покупал сельхозтехнику у нашего отечественного товаропроизводителя. Это наши налоги, наши рабочие места. А сельхозтехника – это, между прочим, не только машиностроение. Это – металл, химия и т. д. Это точки роста нашей экономики. Мы заинтересованы в том, чтобы машиностроители производили качественную технику для села, а фермеры ее покупали. И мы, как государство, будем стимулировать такую покупку».

Директор НИИ, между тем, не упускает возможности показать «высокоинтеллектуальную» сельхозмашину. «Давайте посмотрим одну, - приглашает Владимир Иванович Андрея Петровича. – За ней полгода надо стоять в очереди. Делают ее Япония и Германия. Она дает экономию до тридцати процентов удобрений при подкормке. Две подкормки на тысячу га окупают эту установку». – «Сколько надо комплектов для Украины?» - «По подсчетам Аграрной академии - пятьдесят».

В диалог вступает министр Присяжнюк: «Ее эффективность дает возможность в пределах 95% определять урожайность и влиять на нее».

Клюев прерывает собеседников: «Так сколько надо?» - «Три миллиона – пять штук,- вслух считает Кравчук. –По шестьсот тысяч каждая. Итого – 30 млн. грн.» - «Готовьте документы для закупки»,- выдает четкое, как приказ, резюме первый вице-премьер.

В этом ответе, похоже, правительственная философия переходного периода. Там, где можем, будем производить сами, а где нет, но урожайность при этом, а значит, и валовой сбор зерна существенно увеличатся, - там пока покупать.

Значительную часть бесед Клюева составило общение с производственниками. Их он «пытал» планами по увеличению локализации – импортного замещения техники, комплектующих для сельхозпроизводства.

Забегая наперед замечу, и Колесников, и Присяжнюк, и выступающие на совещании говорили об экспансии импортных комбайнов, тракторов и другой техники в Украину. За семь последних лет импорт вырос в 17 раз. И правительству это известно. Потому Клюеву важно было знать мнение производственников. К одному из гендиректоров он обратился с таким вопросом: «Как вы видите схему локализации в течение, скажем, трех лет? В течение каждого года на 15-20% - это реально? Чтобы было выгодно и тем, кто вкладывает деньги, и самому государству».

Производственников, впрочем, больше интересовали дела насущные. Конкретно: обеспечить госзаказ на выпуск своих тракторов или комбайнов. На неудобные вопросы – а купит ли их фермер? – многие откровенно признавались: по цене пока накладно.

И в этом тоже камень преткновения. Наши сельхозпроизводители вчистую проигрывают конкуренцию. Но это сегодня. Когда государство долгие годы практически самоустранялось по сути от влияния на рыночные процессы в сфере производства сельхозтехники.. При серийном же производстве техника значительно упадет в цене. При качественной модернизации производства – новые станки, технологии и оборудование – станет привлекательной для фермеров.

«Приценившись» к одному из комбайнов, первый вице-премьер и глава Минагропрода пришли к консенсусу: через пять лет надо выйти на уровень 1400-1500 комбайнов, а цену, по сегодняшним меркам, не поднимать выше миллиона гривен.

На вопрос Клюева – «срок окупаемости производства?» - главный конструктор базовой техники заметил: «Надо 600 млн. грн. для запуска серийного производства. На первом этапе хватит 350 млн. грн. А возврат в бюджет за пятилетку составит 1,7 млрд. грн.».

Полторы тысячи комбайнов – это еще, как оказалось, восемь тысяч рабочих мест. Через пять лет 40% урожая будет собираться этими комбайнами. А потери при сборе зерновых сегодняшней техникой составляют, по оценкам экспертов, около 4 млн. т зерна. Вот такая простая иллюстрация того, что такое комбайн для державы.

Неудивительно, что слова Клюева уже на совещании - «Мы должны стимулировать производителя украинского, а не китайского и не французского» - получили абсолютную поддержку производственников.

Схема этой поддержки пунктирно выглядит так: государство гарантирует через Минагропрод объемы закупаемой сельхозтехники в 2012 г.Но только отечественного производства! Объемы кредитов и проценты погашения по ним должны быть подсчитаны. Это уже задача перед соответствующими министерствами и ведомствами. «А подсчитаны таким образом, - подчеркнул первый вице-премьер. -Есть госзаказ, есть подписанные фьючерсные контракты между фермерами, машиностроителями и министерством, определены суммы кредитов, которые возьмут сельхозтоваропроизводители. Они будут платить машиностроителям. А государство – компенсировать проценты по кредитам».

После выступлений участников заседания в правительственном плане по поддержке развития сельского машиностроения было обозначено 14 неотложных направлений. Каких и в чем их принципиальное новшество – об этом поговорим в следующей части.