УкрРус

Шелковый путь и шелковый Путин: почему Россия уступит господство Китаю

Древний Шелковый путь обретает новую жизнь. Китай постепенно расширяет свое влияние на территории бывшего Советского Союза: Центральная Азия может стать центром новой "большой игры" между Пекином, Москвой и, возможно, Ираном, Турцией и западными странами. При этом Россия, похоже, уступит Китаю экономическое господство в регионе.

Об этом пишет inoСМИ со ссылкой на The Financial Times.

По мере того, как с выводом войск из Афганистана снижается заинтересованность Запада в регионе, а способность России инвестировать сокращается из-за собственной экономической рецессии, "большая игра" может оказаться односторонней. За последние два десятилетия Китай незаметно превратился в лидирующую экономическую державу в регионе; сейчас многие правительства стран Центральной Азии с воодушевлением рассматривают перспективу китайских инвестиций как свой последний шанс предотвратить ухудшение общей экономической ситуации, угрожающее их политической стабильности.

По данным МВФ, торговля между Китаем и пятью постсоветскими государствами Центральной Азии — Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном — выросла с $1,8 млрд в 2000 году до $50 млрд в 2013-м, прежде чем немного упасть на фоне снижения цен на сырьевые товары. Это означает, что в последние годы Китаю удалось обогнать Россию и стать крупнейшим торговым партнером в регионе.

"Если посмотреть на инвестиционные нужды в регионе, участие Китая оказывается чрезвычайно важным, если не сказать больше, — утверждает Агрис Прейманис, специализирующийся на Центральной Азии экономист Европейского банка реконструкции и развития, самого крупного западного инвестора в регионе. — Они проявляют все большую активность во всех секторах, и вы просто не можете представить себе, чтобы западный или российский капитал занял их место".

В Казахстане китайские компании владеют 20—25% добычи нефти в стране — примерно в той же пропорции, что и отечественная нефтяная компания. В Туркменистане, являющемся четвертым в мире по запасам природного газа, Китай сменил российский "Газпром", став основным покупателем туркменского газа — в прошлом году ему достался 61% экспорта. Этот сдвиг произошел во многом благодаря открытому в 2009 году газопроводу Центральная Азия-Китай, который обеспечивает богатые энергетикой экономики крупнейшим экспортным маршрутом, не контролируемым Москвой. В более бедных странах региона Китай также приобрел экономическое влияние. Китайские компании вложили средства в нефтеперерабатывающие и цементные заводы в Киргизии и Таджикистане, а также в строительство дорог и туннелей по всему региону.

Закрытый Китай

Данные о масштабах китайских инвестиций отрывочны, они в равной мере осуществляются на двустороннем уровне между китайскими государственными банками, такими, как Китайский банк развития или Эксимбанк Китая, и центральноазиатскими правительствами или государственными компаниями.

Но здесь будет достаточно одного примера: заместитель министра финансов Таджикистана заявлял, что в течение следующих трех лет Пекин собирается инвестировать в Таджикистан $6 млрд, что эквивалентно двум третям годового ВВП страны.

Ввиду этого экономического господства зачастую кажется, что именно Китай, а не Россия в настоящее время является наиболее важным покровителем правительств Центральной Азии. После того, как в августе Казахстан отправил свою валюту в свободное плавание, спровоцировав немедленную девальвацию на более чем одну пятую ее стоимости, его первой задачей было успокоить Пекин.

"Куда направился президент Казахстана со своим первым визитом после принятия этого решения? Куда в первую очередь повлекла его заинтересованность в том, чтобы не потерять обещанные инвестиции? В Китай", — говорит Кайрат Келимбетов, управляющий центрального банка.

Когда летом этого года иссякали резервы центрального банка Таджикистана, беднейшей страны региона, было подписано соглашение о свопе с Народным банком Китая стоимостью в 3,2 млрд юаней ($500 млн).

Компромисс с Москвой

Хотя многие видят в новом Шелковом пути не столько конкретный план, сколько формализацию присутствия Китая в регионе, поднятая вокруг него шумиха заставила насторожиться тех, кто рассматривает Центральную Азию как часть российской "сферы влияния". Чжао Хуашэн, директор Центра исследований России и Центральной Азии в Университете Фудань, говорит, что, когда было объявлено о стратегии Шелкового пути, российские чиновники восприняли это как вызов проекту Москвы по региональной интеграции — Евразийскому экономическому союзу.

"Китай предоставил подробные объяснения, — говорит он. — Китай предусматривает параллельную разработку проектов в процессе кооперации".

В прошлом Россия блокировала попытки расширения, предпринимаемые другой региональной группой во главе с Китаем — Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС), в которую входят все государства Центральной Азии за исключением Туркменистана.

Тем не менее, когда Си в мае посетил Москву, две страны подписали декларацию о сотрудничестве между ЕАЭС и проектом Шелкового пути. Аналитики говорят, что по негласному соглашению между Москвой и Пекином Россия, похоже, уступит Китаю экономическое господство в Центральной Азии, но сохранит свой вес в военной сфере и в вопросах безопасности.

Как ранее сообщал "Обозреватель", россияне обнищали до уровня 2005 года.

Наши блоги