Портрет коллектора: страшный, еще страшнее

4.2т

При слове "коллектор" у многих возникают определенные ассоциации. Здоровенный амбал с бейсбольной битой или паяльной лампой, который готов на все, лишь бы выбить из нерадивого плательщика долг. На самом же деле большинство коллекторов – самые обычные люди. Разница лишь в том, что они занимаются не слишком приятным, но при этом – вполне законным делом.

Откуда берутся коллекторы? Ведь ни в одном вузе такой профессии не учат. Поэтому в коллекторские компании сейчас идет три категории людей. Первая – бывшие сотрудники силовых структур, которые не прошли переаттестацию или были по каким-то причинам уволены из органов. Им, как говорится, сюда дорога – у многих из них характерная внешность, они обучены разным приемам давления, в том числе, психологического.

Вторая категория – бывшие сотрудники исполнительной службы, у которых тоже есть опыт взыскания долгов. Наконец, третья категория – это юристы, которые работали в проблемных банках, и сейчас остались без работы. В отличие от силовиков, у них опыта "прессинга" должников нет, поэтому большинство коллекторских компаний проводят специальные тренинги для обучения своего персонала. И ошибается тот, кто считает, что на таких тренингах их учат угрожать должникам или избивать их. Наоборот: их работу пытаются максимально легитимизировать. Как с юридической, так и с морально-этической точки зрения.

Что я имею в виду? После таких тренингов работник коллекторской службы чувствует себя воином добра, который добивается торжества справедливости. Ведь, если говорить прямо и откровенно, должник действительно неправ. Взял деньги и не возвращает. Значит, те, кто пытается добиться погашения задолженности – действуют абсолютно законно, морально и справедливо. При этом такое же моральное право по какой-то причине не отдавать долг другой стороны – должника, - в расчет не принимается. Наоборот, его максимально демонизируют. Ведь для того, чтобы коллектор работал хорошо и безотказно, он должен на сто процентов быть уверенным, что заемщик – это негодяй, которого нужно наказать по всей строгости.

В результате формируются "мобильные группы" от 3 до 6 человек, хорошо обученных и подготовленных психологически людей. Конечно, с такой задачей – убедить должника вернуть деньги, может справиться и один человек, и, как правило, так оно и происходит – "солирует" только один из всей группы. Но массовость нужна как дополнительный фактор психологического давления. Если приходит не один человек, а пятеро, любой испугается.

Задача таких мобильных групп проста: любыми путями убедить человека приехать в офис коллекторской компании, чтобы начать переговоры. Прямо на месте должнику сулят самые привлекательные варианты. Либо погасить долг частично, либо провести реструктуризацию, либо расплатиться с помощью нескольких месяцев аренды квартиры. Подобных "заманух" много, главное, чтобы человек зашевелился и пошел на контакт с кредиторами.

Правда, по приезде в офис часто выясняется, что таких сказочных условий не предусмотрено, и должник просто "не так понял". Но дело сделано, и назад дороги нет: как только человек начал диалог с коллекторской фирмой, больше они от него не отстанут. Это не банк, который можно было водить за нос годами. С коллектором разговор короткий: либо договариваться и платить, либо готовиться к очень неприятным последствиям. Например, к мелким пакостям вроде залитого клеем замка или отрезанных электрических проводов. Правда, особой изобретательности в действиях таких коллекторов нет. Могут прислать своего человека под видом электрика или сотрудника Киевэнерго, чтобы он испортил счетчик. Или пытаются выписать из квартиры людей, предъявляя документы на право собственности. Иногда звонят на предприятия, где человек работал. Могут запугивать соседей, родителей, родственников. В самых крайних случаях, особенно, когда речь идет о ликвидных активах, могут нанимать "титушек". Те приезжают, захватывают объект, как это было пару месяцев назад в доме в Броварах.

Причем к таким активным действиям коллекторы перешли только полтора-два года назад. Раньше только по телефону звонили, причем и должнику, и соседям, и родственникам. И, поскольку методы коллекторов ужесточились, и где-то даже перешли черту дозволенного, должник сам должен быть заинтересован в том, чтобы договориться с кредиторами. А вот люди, у которых нет денег, и им не о чем договариваться, придется несладко.

Так что не исключено, что многим должникам, которые перестали обслуживать свои кредиты с 2008-2009 годов, сейчас придется напрячься. Все эти годы их не трогали, но сейчас времена изменились, и можно в любой момент ждать звонка – по телефону или в дверь.

С одной стороны, определенная легитимизация действий коллекторских компаний есть. Есть должник, который не хочет платить, и нужно его заставить. С другой стороны, и позиция должника, у которого наверняка есть семья, дети, может, престарелые родители, имеет право на существование. И только при сохранении этого баланса, учете интересов обеих сторон можно говорить о том, что украинский рынок коллекторских услуг работает легитимно и цивилизованно.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги