УкрРус

Последствия санкций Порошенко: курс на уничтожение

Читати українською

Новость о том, что Президент Украины Петр Порошенко ввел в действие решение СНБО "О применении персональных специальных экономических ограничительных мер (санкций)" вызвала большой интерес общества и журналистов. СМИ наперебой обсуждали, кто пополнил списки, а кто в них остался. Мы постараемся разобраться, что же реально грозит новым и старым знакомым, которых украинское государство фактически признает своими врагами.

Свой — чужой

Итак, обновленный список попавших под ограничения лиц и организаций теперь насчитывает 882 человека и 261 компанию. Из них впервые в "списках Порошенко" 335 физлиц и 167 юрлиц. Санкционные ограничения применены к российским телеканалам, авиакомпаниям, благотворительным организациям с сомнительной репутацией, промышленным предприятиям, добывающим компаниям и их бенефициарам.

Большая часть этих лиц осуществляют свою деятельность и проживает за пределами территорий, контролируемых Украиной. Для тех, кто ведет свою деятельность в оккупированном Крыму или на территориях так называемых "ДНР/ЛНР", украинские санкции станут скорее очередным "китайским предупреждением". Для российских компаний и предпринимателей, отношения с которыми и так фактически заморожены, урон от наших санкций будет скорее имиджевым, чем экономическим — главную скрипку тут играют европейские и североамериканские санкционные списки.

Совсем по-другому обстоят дела с теми, кто ведет дела и проживает в Украине. Среди таких, например, собственники скандально известной IT-компании Lucky Labs Роман и Рустам Гильфановы, Сергей Токарев, Иван Норенко также попали под персональные ограничения.

Напомним, что ранее Lucky Labs уже сталкивалась с недоверием украинских властей: осенью-2015 их офис обыскивали налоговики, а в апреле-2016 – представители СБУ. Силовики подозревали компанию в организации незаконных онлайн-казино с последующим использованием вырученных средств для финансирования террористов на Донбассе. Введение санкций против собственников Lucky Labs выглядит логичным следующим шагом украинских властей, призванным остановить их деятельность в Украине.

Против указанных выше лиц теперь действуют сразу одиннадцать пунктов серьезных ограничений, среди которых: блокировка активов; ограничение торговых операций; предотвращение вывода капиталов за пределы Украины; приостановление исполнения экономических и финансовых обязательств; полный запрет совершения сделок с ценными бумагами (с эмитентами из санкционного списка); запрет выдачи разрешений и лицензий Национального банка Украины на осуществление инвестиций в иностранное государство; запрет передачи технологий, прав на объекты интеллектуальной собственности; отказ в предоставлении виз и въезда в Украину.

"Все эти ограничения, которые в результате санкций получают компании, – значительно затрудняют их деятельность. Ведь невозможность использовать в достаточном объеме финансовый и банковский инструментарий не способствует бизнесу", – уверен президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Бизнес без перспектив

Действенность санкций можно увидеть на примере Дмитрия Фирташа и его "Крымского титана", которые в списке не новички.

"После аннексии Крыма это предприятие долгое время продолжало работать, как ни в чем не бывало, – рассказывает экономический эксперт Сергей Марченко. – Фирташ умудрялся поставлять туда сырье из Украины, несмотря на многие запреты и блокаду полуострова. Но как только были введены санкции, "Крымский титан" снизил обороты до минимума. Именно поэтому олигарх практически без борьбы вернул государству взятые ранее в аренду стратегические предприятия – Иршанский ГОК и Вольногорский ГМК, которые были главными поставщиками для "Крымского титана". Смысл арендовать комбинаты попросту пропал. Эти события привели к тому, что Фирташ стал терять статус титанового монополиста в Украине, а на первые роли вышла государственная "Объединенная горно-химическая компания".

Новичкам списка в Украине придется ничуть не легче. "Особенно компаниям, ориентированным на западные рынки, например, сырьевым или IT, – говорит аналитик. – Скажем, на бизнес-проекте Lucky Labs можно в Украине практически поставить крест. Разве что они продолжат ограниченную деятельность и будут реализовывать свои разработки и софт через посредников. Но для IТ-рынка – это нереальная ситуация. Впору им сменить название на Unlucky".

И это не принимая во внимание дополнительных внутренних проблем компании, которые спровоцирует ухудшение репутации. Не стоит забывать, что основной IT-ресурс — талантливые разработчики — очень востребован на рынке и с легкостью оставит тонущий корабль, не желая иметь дело с подсанкционным работодателем.

Чем дальше, тем жестче

В украинской экспертной среде сейчас отмечают, что отечественные санкции пока отстают по своей этапности от международных.

"Международные санкции по отношению к России уже находятся на так называемом 4-м уровне, где применяются санкции против целых секторов российской экономики. Украина пока подошла к 3-му уровню, где фигурируют персональные санкции против отдельных российских компаний", – пояснил глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

Это значит, что попавшим в санкционные списки компаниям в будущем не "светят" никакие послабления. По словам Новака, "украинские санкции должны быть еще более всеобъемлющими, и надо ожидать дальнейшего их ужесточения".

Согласна с Новаком и политолог Богдана Бабич, отметившая, что "среди украинцев растет общественный запрос на дальнейшее введение санкций против одиозных олигархов и бизнесменов".

"Президент и так опаздывает с санкциями. И их дальнейшее расширение продиктовано давлением общества", – уточнила Бабич.

В то же время Украина и украинцы уже сейчас ждут, чем закончится история с персонами и компаниями, попавшими в санкционный список. И теперь многое зависит от того, как дальше поведут себя силовые структуры.

Наши блоги