УкрРус

Есть способ вызвать финансовый хаос в РФ – российский экономист

32.5тЧитати українською

Вот уже несколько лет российская экономика функционирует в неблагоприятной среде санкций и дешевой нефти. И все же апокалиптические для РФ прогнозы, которые в свое время озвучивались повсеместно, не сбылись.

О последствиях стагнации, реальном ущербе из-за санкций, технологическом отставании и проектах газопроводов в обход Украины "Обозреватель" побеседовал с российским экономистом, экс-сотрудником Администрации президента РФ и оппозиционным политическим деятелем Дмитрием Некрасовым.

- Специалисты Высшей школы экономики зафиксировали стагнацию экономики в России. Какова вероятность того, что в краткосрочной перспективе она сменится рецессией?

- Экономика России в среднесрочной перспективе будет пребывать в стагнации и застое. Могут быть колебания на 1-2% ВВП в ту или иную сторону, но в текущей ситуации радикальных перемен не ожидаю. Сокращение экономики, вызванное снижением нефтяных цен и санкциями, уже произошло. Без изменения нефтяных цен, внешних перемен не вижу предпосылок для какого-то резкого падения. Но в то же время не вижу предпосылок и для роста. То есть мы находимся на такой, скажем так, точке равновесия.

- Эта тенденция – на долгие годы?

- Чем более долгосрочный прогноз, тем он менее точный. Всегда могут появиться какие-то "черные лебеди", неожиданные факторы. Но если ориентироваться на текущую ситуацию, то серьезных драйверов, которые могли бы изменить ситуацию в лучшую сторону, не видно.

Инвестиций мало, точнее мало хороших инвестиций – например иностранных, а не государственных. Какие-то структурные реформы тоже не намечаются. Но и предпосылок для существенного падения пока нет. По большому счету, бюджет консолидировался, дефицит сокращается. Государство адаптировалось к новому уровню цен на нефть. В 2014 году был огромный отток капитала, но в 2016-м он стабилен. То есть, несмотря на санкции, западные контрагенты перестали отзывать свои деньги.

- Насколько я помню, отток капитала из России наоборот резко вырос.

- Смотря с чем сравнивать. В 2014 году отток капитала составлял $150 млрд. В 2016 – $20 млрд. Показатели за первый квартал этого года действительно показывают рост оттока по сравнению с очень небольшим показателем 2016 года. Но давайте посмотрим на средние показатели, хотя бы за последние 10 лет. Текущие показатели не превышают средние показатели. Правда, я не ожидал такого оттока капитала сейчас, но тем не менее его объем не отклоняется от средних значений, которые были в некризисные годы.

- Вы сказали, что российская экономика адаптировалась к нынешним ценам на нефть. Сейчас они ведут себя волатильно, но генеральная тенденция направлена на снижение. Тут играют роль и переход к зеленой энергетике, и энергополитика Дональда Трампа, и много других факторов. Учитывая такую тенденцию, что ожидает экономику России, если она не перестроится?

- Понятно, что ничего хорошего ее не может ждать. Но я не берусь предсказывать цены на нефть на долгий период. Да, есть общий тренд на замещение нефти, но, с другой стороны, переход, к примеру, от парусного флота к паровому и от парового к дизельному происходил не так быстро. Мы начинаем постепенно переходить от автомобилей на бензине к электромобилям, но как скоро хотя бы 10% машин на дорогах будут электромобилями? Не думаю, что раньше, чем через 15-20 лет.

Если Запад, допустим, введет эмбарго и перестанет покупать российскую нефть, будут последствия совсем другого уровня. В ином случае Россия продолжит продавать нефть. В среднем себестоимость добычи в РФ не превышает $15 за баррель, а реально она меньше. На отдельных месторождениях она может составлять вообще $3-4 за баррель. До такого уровня цены на нефть не упадут, потому что сланцевая нефть добывается в лучшем случае за $40-50. Плюс управлять издержками нефтяной отрасли в России можно, проводя девальвацию. Каждая девальвация приводит к тому, что в долларах издержки нефтяных компаний на добычу нефти снижаются. Соответственно, если отбросить политические истории, не вижу никаких предпосылок к тому, чтобы Россия прекратила экспортировать нефть. Она останется главным источником дохода.

- Есть много мнений по поводу того, насколько сильное влияние оказали и оказывают санкции на экономику России. В ООН говорили о $55 млрд. Насколько эта сумма критична для экономики России? Насколько сильный ущерб все же был нанесен?

- Все зависит от того, о каком временном периоде мы говорим. Безусловно, санкции наносят ущерб экономике России, причем серьезный. Большей частью он связан с тем, что в страну не заходят умные инвестиции, не происходят трансферы технологий. Из-за этого не вкладывается в страну и часть местных денег, уезжая за границу. Уезжает и качественный человеческий капитал. Все это крайне негативно сказывается на экономике России, но это очень долгосрочный элемент влияния. Грубо говоря, все это приведет к тому, что через 10-15-20 лет Россия будет на десятки процентов менее богатой страной, чем могла бы быть.

Что касается краткосрочного эффекта санкций, то фактически весь он был исчерпан в 2014-2015 годах. Говоря метафорично, есть однозначно больной человек. Но есть два совершенно разных вопроса: может ли больной пробежать стометровку и сколько лет еще он проживет? Стометровку российская экономика пробежать не сможет, но прожить в таком состоянии сможет очень долго. То есть санкции подрывают будущее России, но не имеют катастрофического эффекта в настоящем.

- Катастрофический эффект в настоящем могли бы оказать отключение от SWIFT и энергетическое эмбарго?

- В теории – да. Но отключение от SWIFT – это очень краткосрочный фактор. Это создаст сильнейший хаос, но мы видели, как к нему адаптировался Иран. Россия тоже к нему адаптируется через какое-то время. SWIFT – это оружие, которое осмысленно применять в критической ситуации, потому что в момент отключения произойдет полная дезорганизация всех импортных операций, и на некоторое время возникнет дефицит большого количества импортируемых товарных позиций.

- Помнится мне, что Россия работала над альтернативами SWIFT…

- Это все ерунда, полный бред. Альтернативы SWIFT в данном случае не существует. Что делал Иран? Вначале наблюдался товарный голод по целому ряду импортируемых товаров. Когда была очень острая ситуация, они были вынуждены возить товарное золото через границу самолетами, чтобы закупать пшеницу. Им было очень тяжело, потом постепенно они создали офшорные компании, которые меняли нефть, например, на телевизоры. Они проводили безденежные расчеты, создали целую инфраструктуру под это. Эта инфраструктура была чуть дороже, и это повысило цены импортных товаров процентов на 5. Но в долгосрочной перспективе Иран адаптировался.

Россия гораздо более интегрирована в мировую экономику, чем Иран. Поэтому в случае отключения от SWIFT возможен молниеносный эффект: паника, набеги в магазины, дефицит ряда групп товаров, разрушение логистических импортных цепочек. Это будет очень болезненно в течение нескольких месяцев, а потом произойдет адаптация. В любом случае пока не вижу политической воли для отключения от SWIFT. Хотя, конечно, это возможное оружие.

Что касается энергетического эмбарго, то в текущей ситуации это вообще физически невозможно. Значительная часть Восточной и Центральной Европы в силу логистики тотально завязана и на российскую нефть, и на российский газ. Для того, чтобы отказаться от них, необходимо несколько лет последовательных инвестиций в создание инфраструктуры. Это десятки, может, сотни миллиардов долларов.

- 15 мая Путин подписал Стратегию экономической безопасности России до 2030 года. Санкции – во главе списка угроз. То есть Москва готовится к многолетнему существованию в условиях санкций и пытается создать некий щит?

- Конечно. В целом курс на экономическую автаркию взят уже давно. В условиях нынешних санкций Россия может существовать очень долго. И в России понимают, что санкции – это надолго. Все программы среднесрочного экономического развития, например на 3-5 лет вперед, строятся с учетом санкций. Во всех элементах планирования санкции заложены как неизменный фактор.

- В департаменте прогнозирования Центробанка считают, что удешевление рубля может привести к усилению технологического отставания России. Это ведь самый серьезный долгосрочный риск для России? Может произойти некое сжатие экономического потенциала или что-то в этом роде.

Во-первых, дешевый рубль, конечно, не способствует технологическому обновлению. Если национальная валюта дешевеет, то сложно закупать импортное оборудование. Но что касается технологического отставания, глобально ничего не изменилось. Мы как отставали, так отстаем. Как-будто мы догоняли.

По поводу последствий, мне нравится пример Австралии. Эта страна, по большому счету, ничего, кроме сырья, не экспортирует, но при этом вполне нормально себя чувствует. Я не верю в способность России сохранить в долгосрочной перспективе большое количество технологических потенциалов. Это отставание неизбежно и без санкций – они его просто ускоряют. Скорее всего, все элементы сложности будут редуцироваться, и экономика будет все больше приближаться к австралийской модели: чисто сырьевой экспорт, может, еще сельское хозяйство.

- Тема, которая очень волнует Украину, – начало строительства "Турецкого потока". Многие аналитики считают, что он в итоге может оказаться невостребованным и прогореть. Согласны?

- Может. Но тем не менее изначально инфраструктуру построили под "Южный поток". $5 млрд "зарыли" на российском берегу. После этого не построить что-то было бы странно, да? Очевидно, что такое количество трубопроводов, особенно с учетом того, что Европа, скорее всего, будет сокращать закупки российского газа, заполнено не будет. Однако для Украины это все равно очень плохая история. "Газпром", видимо, потеряет там деньги. Но то, что скоро газотранспортная система Украины не будет использоваться для транзита российского газа в Европу, – это, вероятнее всего, уже факт.

- Может, все же не достроят? Все-таки отношения с Анкарой нестабильны.

- Поругаются – помирятся. Понимаете, Турция последовательно проводит политику построения газового хаба. И в этом смысле она является прямым конкурентом Украины. У Анкары есть долгосрочная стратегия на этот счет. Краткосрочные ссоры с Москвой этого не изменят. Так что, думаю, "Турецкий поток" достроят. Как он потом будет загружаться – уже другой вопрос. Турция создает себе очень большое пространство для маневра. Она сможет, допустим, у России покупать очень дешевый газ, потому что у нее будет выбор между РФ и Ираном. Насколько "Турецкий поток" эффективен, целесообразен для России? Не очень. Но для Украины это крайне негативный фактор.

- То есть это чисто политический проект?

- Да. Фактически и "Северный поток", и даже "Сила Сибири" в Китай – скорее политические, чем экономические проекты. С экономической точки зрения они не очень обоснованы. Если бы между нашими странами были нормальные отношения, то оптимальным вариантом была бы модернизация украинской ГТС. Но имеем то, что имеем.

Вторую часть интервью с Дмитрием Некрасовым читайте на днях на "Обозревателе".

Как сообщал "Обозреватель", Европейский Союз принял решение о будущем санкций против РФ. 

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель" на Facebook, следите за обновлениями!

Наши блоги